ФЕДЯЕВА М.В., ВОЛЧКОВА Н.И. ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В СУБЪЕКТИВНОМ ОЩУЩЕНИИ ОДИНОЧЕСТВА У СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ


ФЕДЯЕВА М.В., ВОЛЧКОВА Н.И. ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ В СУБЪЕКТИВНОМ ОЩУЩЕНИИ ОДИНОЧЕСТВА У СТАРШИХ ПОДРОСТКОВ


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
// Психология, социология и педагогика. 2012. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2012/06/832 (дата обращения: 30.09.2017).

По мнению ученого Э. Фромма подростковый возраст – это время изменений, время формирования нового человека, где происходит установка ценностей, новых идей, становления характера [1]. В этот период подростку как никогда необходима помощь для того чтобы узнать и понять себя, а потом и других, преодолеть чувство одиночества. Подросткам присуще переживание одиночества в связи с кризисом смысла жизни, отсутствием взаимопонимания со сверстниками и родителями, неблагоприятными условиями жизни и развития. Изучением одиночества в подростковом возрасте занимались такие ученные как И. Кон, Д. Фельдштейн, А. Прихожан, С. Малышева, Ж. Пузанова и другие.

Одиночество – это социально-психологическое явление, эмоциональное состояние человека, вызывающее комплексное и острое чувство, которое выражает определенную форму самосознания, и показывающее раскол основной реальной сети отношений и связей внутреннего мира личности.

Негативные последствия одиночества в пубертатный период зачастую приводят к проявлению суицидальных тенденций в поведении подростков. Подобное поведение подростков рассматривается в психологии как расстройство З. Фрейдом,  К. Роджерсом,  Р. Вейсом, которое побуждает человека к энергичному поиску средств противостояния внутреннему расколу личности, действующее против основных ожиданий и надежд. Но, это лишь одна из сторон одиночества, которая приводит и сама оценивается как крайне нежелательное личностью и обществом. Одиночество характеризуется не только как психологическое явление показывающее раскол реальной сети отношений и связей внутреннего мира личности, но еще трактуется и как путь к развитию, самосовершенствованию Ж.П. Сартром, К. Мустакасом, Э. Пепло. В таком понимании одиночество носит позитивный потенциал. Позитивный потенциал одиночества несет в себе переход на новый уровень самосознания, развитие рефлексии, усиление потребности в самопознании, принятии и признании, общении и обособлении личности.

Субъективное переживание одиночества это переживание личности, обусловлено конкретными особенностями социальной ситуации развития и индивидуально –  возрастными особенностями человека. Возрастные особенности одиночества обусловлены логикой и динамикой развития личности и соотношением основных тенденций ее развития – социализация и индивидуализация, характер влияния на личность данного феномена может быть как положительным, так и отрицательным. Субъективное переживание одиночества как необходимый признак становления самосознания важно рассматривать, учитывая пол подростка. В гендерной психологии выраженность потребности в уединении, познании своего уникального внутреннего мира мальчиками и девочками трактуется так же неоднозначно, как и в общей психологии. Ведь в одиночестве человек может найти возможность совершенствования, то есть путь к себе и людям. И. Кон отмечает, что в подростковом возрасте меняется представление о содержании таких понятий как «одиночества» и «уединение». Они наполняют эти слова психологическим смыслом, приписывая им отрицательную или положительную ценность. При этом «гендер» – есть социокультурный конструкт пола, представляющий собой комплекс заданных признаков и характеристик мужского и женского поведения, стиля жизни, образа мыслей, норм, предпочтений и т.д. В отличие от биологического пола, представляющего собой набор генетически заданных анатомо-физиологических признаков человека, гендер строится в конкретном социокультурном контексте в определённый исторический период и, следовательно, различен во времени и пространстве. Гендер – продукт социализации, в то время как пол – результат эволюции [2].


Исследования гендерных особенностей субъективного ощущения одиночества особенно
актуальна в подростковом возрасте. Подросток, выстраивая собственную картину мира, свой новый образ «Я», не ограничивается пассивным усвоением гендерных норм и ролей, а стремится самостоятельно и активно осмысливать и формировать свою гендерную идентичность.


Современная жизнь ставит пред подростком задачи, которые требуют в будущем активного включения в социальные отношения, во взаимодействие с людьми и социальными институтами в экономической, политической и духовной сферах. Рассуждения ученных об одиночестве, которыми мы располагаем сегодня, безоговорочно подтверждают значимость понятия и изучения феномена одиночества подростков. Фактически отсутствуют примеры исследования гендерных особенностей субъективного переживания одиночества подростками. А ведь бурное физическое созревание, стремительные личностные преобразования и переживания возрастного кризиса откладывают свой отпечаток на характер взаимоотношения или с самим собой, как и с окружающим миром. Поэтому определения уровня субъективного ощущения одиночества подростков поможет в разработке конкретных психолого-педагогических мер по формированию их личностного потенциала.

Выборку нашего исследования, составили учащиеся в количестве составила 80 человек, критериями рандомизации, которой были определены: возраст (старшие подростки 14-15 лет), пол (40 девочек и 40 мальчиков), тип образовательного учреждения (гимназия). Условимся обозначать группы испытуемых следующим образом: группа 1 – подростки – мальчики и группа 2 – подростки – девочки.

На начальном этапе исследования с целью изучения гендерной идентичности у подростков нами применялась диагностическая методика тест опросник «Маскулинность и фемининность» автор С. Бэм. Результаты обследования показали, что испытуемые в группах 1(n1 - 40) и 2 (n2 – 40) по полученным результатам методики С. Бэм «Маскулинность – фемининность» в большинстве являются андрогинами, т.е у них проявляется гармоничное сочетание маскулинности и фемининности.

На следующем этапе нами применялася тест опросник диагностики субъективного ощущения одиночества Д.Рассела и М.Фергюсона. Результаты обозначены на Рисунке 1 .


Рисунок 1. Процентное соотношение уровней одиночества в группе 1(
n1 - 40) и в группе 2 (n2 – 40)

Из Рисунка 1 следует, что у 72% (29) испытуемых группы 1 и 63% (25) группы 2 преобладает низкий уровень субъективного ощущения одиночества. Возможно, подобные результаты можно связать с тем, что большинство подростков этих групп являются андрогинами. Достоверность этого предположения мы проверим посредством методов математической статистики. Выявленный низкий уровень одиночества у наших испытуемых говорит о том, что для них не свойственно переживать одиночество как состояние, оно не является для них преградой в межличностных отношениях. У таких подростков гармоничные социальные отношения, они легко заводят друзей и чувствуют себя прекрасно в их окружении.

Средний, т.е. адекватный уровень субъективного ощущения одиночества выявлен у 32 % (13) старших подростков девочек, и соответственно у 25% (10) старших подростков мальчиков. Данный уровень характеризуется автором методики как адекватный, так как раскрывает особенности переживания субъективного ощущения одиночества как естественное нормальное состояние. Такие подростки могут лишь временами испытывать чувство одиночество из-за недостатка внимания со стороны ближнего социального окружения.

У 3% (1) испытуемых группы 1 и 5% (2) группы 2 выявлена высокая степень субъективного ощущения одиночества. Возможно, для таких испытуемых свойственно острое переживание этого состояния. Часто испытуемые тяготятся одиночества, для них не выносимо быть одинокими. Испытывают не хватку общения со стороны окружающих. Имеют трудности в установлении контактов с людьми и поэтому их социальные связи весьма поверхностны. Но полученные результаты свидетельствуют о том, что в случае острого ощущения одиночества у подростков есть к кому обратится за помощью. Редкостью для них является отсутствие близкого человека, который сможет разделить с ним общие интересы и идеи. Выявленный высокий уровень субъективного ощущения одиночества старших подростков подтверждает тот факт что потеря взаимоотношений со сверстниками переживается очень сильно, а в частности подростками девочками. Девочки более эмоциональны, экспрессивны и поэтому нуждаются в потребности к установлению более доверительных и тесных взаимоотношений, чем мальчики. Для мальчиков же самораскрытие подавляется воспитанием, социальными стереотипами и всякое выражение эмоций считается признаком слабости и приводит к потере уважения со стороны сверстников того же пола. Главным для мальчиков является содержание совместной деятельности, а не индивидуальная симпатия к партнеру.

Для выявления тесноты взаимосвязи гендерной идентичности с уровнем субъективного ощущения одиночества мы применяли коэффициент ранговой корреляции Спирмена.

Анализ результатов корреляционнго анализа показал, что у группы 1 rэмп = -0,89, у группы 2 rэмп = 0,68 принимается альтернативная гипотеза (α≤0,01). Корреляция между такими гендерными признаками как маскулинность, фемининность и уровнем субъективного ощущения одиночества отличается от нуля. Таким образом, мы выявили значимую корреляционную связь между выраженностью мускулинности у старших подростков-мальчиков и высоким уровнем субъективного ощущения одиночества. В группе старших подростков-девочек установлена иная значимая корреляционная связь, которая обуславливает зависимость выраженности фемининности и высокого уровня субъективного ощущения одиночества.

Поскольку испытуемые в группах 1(n1 - 40) и 2 (n2 – 40) по полученным результатам методики С. Бэм «Маскулинность – фемининность» в большинстве являются андрогинами, т.е у них проявляется гармоничное сочетание маскулинности и фемининности. Поэтому мы можем интерпретировать низкий уровень субъективного ощущения одиночества у старших подростков через высокие показатели одновременно по шкалам маскулинности и фемининности наших испытуемых.

Итак, в проведенном исследовании выяснилось – у старших подростков-мальчиков такая гендерная особенность как маскулинность обусловливает высокий уровень субъективного ощущения одиночества.

Литература:

  1. Фромм Э. Бегство от свободы. – М.: Прогресс, 1990. – 269с.
  2. Булычев И.И. О гендеристики и ее ключевые понятия// теоретический журнал «CREDONEW».-№3.- 2005.- С. 26-51.




Все статьи автора «Наталья Волчкова»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: