УДК 37

СТАНОВЛЕНИЕ ФИНСКОЙ ШКОЛЫ: ВЛИЯНИЕ ИДЕЙ ГУМАНИЗМА И АМЕРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

Корчинская А.А.
Санкт-Петербургский государственный университет
магистрант программы «Межкультурное образование» Факультета Свободных Искусств и Наук

Ключевые слова: американская демократия, гуманизм, финская школа


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Корчинская А.А. Становление финской школы: влияние идей гуманизма и американской демократии // Психология, социология и педагогика. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2013/03/1937 (дата обращения: 28.05.2017).

В последнее время возрастает популярность исследования «финской школы», благодаря её блестящим успехам в исследованиях PISA. Термин «финская школа» будем употреблять как универсалию по отношению ко всему финскому школьному образованию. Что примечательно, финская школа считалась образцовой и гораздо раньше, ещё до нововведений, связанных с либерализацией образования. И что ещё более интересно: некоторые финны весьма скептически относятся к собственным «достижениям» в области образования школьников.

Многие исследователи школы сейчас «вцепятся» в перенимание финского опыта, однако, на мой взгляд, стоит с вниманием отнестись к тем проблемам, которые описывает старшее поколение финнов и учителя финских школ. Многие из них, подобно нашему старшему поколению, с ностальгией вспоминают о той строгой финской школе, которая давала хорошее образование и воспитание, что немаловажно. Сами же русские, приезжая в Финляндию (и молодёжь в том числе), с удивлением описывают беспечность нового поколения финнов.

Исследователи Финляндии в целом, часто упоминают тягу финнов к подражанию американскому опыту. Однако, ещё Мартти Ларни в своём произведении «Четвёртый позвонок, или мошенник поневоле» в 1957 году очень доступно и с юмором описал историю того, как юноша с университетским образованием из Финляндии, Йере Суомалайнен, возжелав стать гражданином мира (а именно гражданином Америки), очень наивно попадается на приманку американской демократии и становится Джерри Финном. Нет ли подводных камней и там, где на место строгой воспитательной системы приходит гуманная, демократическая и свободная (либеральная) школьная реальность?

Периодически российская общественность возмущается новостным сообщениям, рассказывающим о том, как вдруг в Финляндии у семьи отобрали детей за то, что ребёнок пожаловался на родителей. Возмущаются этому и учителя из России, работающие в Финляндии; они считают, что финская «демократизация» выходит за разумные рамки: ученики имеют ровно столько прав, чтобы сделать жизнь своих родителей ужасной. Родители не имеют права повышать голос на ребёнка в общественных местах – это его унижает. Заниматься воспитанием можно только дома. За попытку отшлёпать чадо на улице можно получить штраф или даже срок. Плохо это или хорошо решать не нам, финны живут так, как считают нужным, более того, они во многом сами решают, какие законы необходимо принять.

Русские учителя в Финляндии рассказывают о том, что ученик может отказаться от учёбы в школе, и тогда учителю приходится заниматься с ним индивидуально. Прогнать ученика из школы нельзя. В излишней бесцеремонности упрекают они и финских коллег, которые могут свободно перемещаться по кабинетам даже во время уроков у других учителей – это отвлекает детей, считают наши бывшие сограждане. Финских детей обвиняют в распущенности и вседозволенности, однако, опираясь на личный опыт пребывания в финской школе в качестве учителя – практиканта, замечу, что маленькие финны в отличие от наших детей способны в меру веселиться на переменах и усердно заниматься в классе над каким-либо проектом. В то же время дети из российских семей, недавно переехавшие в Финляндию, ведут себя крайне распущенно, что предположительно связано с «обрушившейся» на них свободой, с которой они не знают, что делать.

Финские ученики на перемене несутся с лыжами на горки, веселятся в коридорах в разноцветных носочках и тапочках, вечно сидят на ступеньках и даже на полу – мы воспринимаем это как отсутствие строгой дисциплины. Но ведь эти же ученики потом с полной ответственностью занимаются на уроках. Мы никогда не позволим детям такой роскоши, потому что мы уверены в том, что катающийся на лыжах упадёт, ткнёт кого-нибудь палкой, играющие в коридорах получат ушибы. Скорее всего, так и будет. К огромному сожалению, наши дети настолько зажаты в тиски дома, что вырываясь из семейной «тирании», они сносят на своём пути все попадающиеся преграды, включая «дружественные». Научиться пользоваться свободой нужно прежде, чем пытаться перенимать столь демократичный опыт общения с детьми.

Как же выглядит современная финская школа? С шести лет дети плавно в игровой форме начинают погружение в учебный процесс. Все дети равны: селекция в школе невозможна. Учитель не имеет права оглашать или обсуждать успехи учеников, более того, текущим результатам не придаётся значения: в девятом классе ученик получит такой аттестат, какой он заработал в течение всех лет обучения. Так формируется ответственность и самостоятельность ученика. Учатся финны пять дней в неделю, и отдыхают в субботу и воскресенье – финны заботятся о «Гигиене рабочего дня». Финны занимаются в светлых, визуально приятных классах, которые отличаются друг от друга настолько, насколько отличаются коллективы, хозяйствующие в них. Мебель устроена так, чтобы в любой момент можно было перегруппироваться и объединиться для проектной или индивидуальной работы. В стране нет школьных инспекторов – учитель сам себе хозяин и ему принято доверять. Считается, что в Финляндии, равно как и во всём американизированном мире, учитель – это друг, а ни в коем случае не наставник. Но встречается и мнение, что финны настолько безэмоционально относятся к школе, что учитель для них – работник сферы обслуживания, с которым возможны лишь деловые отношения. Главное то, что ученики уверены в том, что никто нарушит их право на свободу личности. Никто не имеет права нарушать право другого на получение образования. Поэтому, если ученик не хочет работать на уроке, он вправе сидеть и заниматься своими делами, не мешая другим. Финны обучаются компетенциям, имеющим реальную пользу в жизни. Во время итоговой аттестации можно пользоваться любыми источниками информации – умение, которому учат в финской школе – находить нужное.

Как становилось образование в Финляндии? Несмотря на свою автономность, Финляндия долгое время была ареной столкновения различных культур. «История Финляндии делится на три периода: период шведского правления (1200-1809); эпоха российского владычества (1809-1917); период независимости с 1917 г. и по настоящее время. Специфика этих исторических этапов нашла отражение и в развитии школьной системы». [3] Швеция привнесла в культуру Финляндии западные традиции, и их влияние не ослабевало до тех пор, пока в 1543 году Микаэль Агрикола (отец финской письменности) не положил начало развитию письменного финского языка. Только в 1858 году была основана первая средняя школа на финском языке.

В 14 веке в Турку появилась первая соборная школа. К 15 веку таких школ становится 20, однако, подавляющая часть населения не имеет возможности в них обучаться, из-за того, что преподавание велось на шведском и латинском языках. В школах преподавалось чтение, письмо, богословие и ремесла. Дающей наиболее полное образования оставалась школа Турку: её выпускники имели возможность учиться в Парижском университете.

«Реформация в Финляндии совпала со временем, когда новые школы стали создаваться даже в небольших городах. Соборные школы в Турку и Выборге послужили своего рода отправной точкой этого процесса. Революция и в сфере образования стала явной, когда в 1523 г. Густав Васа был избран королём Швеции. Он начал освобождать своё королевство от ограничений, навязанных извне, формировать национальное суверенное государство и сосредоточил всю власть в своих руках. Католическая церковь заметно утрачивала влияние в Скандинавии. Её экономическому и политическому положению был нанесён сокрушительный удар в 1527 г., когда доходы церквей и монастырей были конфискованы в пользу государства. Король закрепил за собой право проводить ревизии епископатов и их школ, создав тем самым предпосылки для последующей реформы школы. Позднее вышел указ о том, что духовенство обязано проповедовать слово Божье не по католической вере, а согласно лютеранству. Основной целью Густава Васы была политическая и экономическая независимость, поэтому он делал все, чтобы церковь и религия надлежащим образом служили этим целям». [3]

Микаэль Агрикола как просветитель становился в атмосфере епархиального центра Турку (духовенство которого представляло наиболее образованную часть населения Финляндии на заре Реформации). Тогда он принимал непосредственное участие в религиозно-церковных преобразованиях первых двух десятилетий финской Реформации, хотя, разумеется, нельзя оставить без внимания и его выдающийся вклад в становление финского литературного языка и культуры.

Не останавливаясь подробно на истории развития образования в Финляндии, следует всё же упомянуть, что в 1963 году в Финляндии была принята реформа образовательной системы, главной идеей которой стала «объединённая школа». Именно тогда были приняты положения о том, что в школах отныне будет уделяться внимание индивидуальным особенностям психологии ребёнка. Основополагающий принцип гласил: отныне в школе у всех детей будут равные возможности, вне зависимости от материального положения его семьи. В 1970 году в основу образования была возложена идея о формировании личности учащегося: самосовершенствование и развитие в условиях «научного гуманизма».

В середине 70-х годов снова возникают споры о реформе образования. Именно тогда на первый план выходит педагогика гуманизма, основанная на принципах Рудольфа Штайнера, Марии Монтессори и Селестена Френе. Данные концепции были поддержаны родителями, которые хотели, чтобы их дети обучались в альтернативных школах. Новые веянья приходили из Швеции, Италии, Франции, Британии и США. В 90-е годы подчёркивается важность философских и гуманистических знаний при подготовке учителя.

Финская школа 21 века становится «общественно ориентированной, школьная модель превратилась в индивидуализированную среду обучения, которая основывается на гуманизме с явно обозначенными чертами космополитизма, привнесенными как иностранными студентами, так и электронной связью Интернет». [3]

В статье финской учительницы с 36-тилетним стажем Anja Mäkelä «Свобода по-американски?» описаны тяжёлые для финнов послевоенные годы, когда к школе было принято относиться с трепетом и уважением, так как родители понимали, что их детям необходимо было вставать на ноги. В то время учителя пользовались глубоким уважениям. Учительница рассказывает, что новая школьная система внедрялась постепенно. Глобальным переменам способствовал принцип: «Все могут учиться всему!» Отметки в то время стали завышаться, дабы создать видимость успешности новой системы. Новая школа позиционировалась школой детей. Уже тогда учителю стала отводиться менее значимая роль. Anja Mäkelä вспоминает с ностальгией, как учила детей вежливости, теперь это лишь воспоминание, так как учитель более не имеет право даже намекнуть на то, что кто-то недостаточно воспитан. Дело кончается судом, если учитель ругает детей за дурное поведение.

В заключение хочется особо подчеркнуть следующее: Финляндия, перенимая американский опыт, достигла высших строчек авторитетных рейтингов, однако, люди, попадающие внутрь общества, формируемого финской школой (здесь я имею ввиду молодое поколение), весьма скептически относятся к результатам такого воспитания. Показателен даже Хельсинки утром после ночных молодёжных гулянок: подростки знают, что за ними будет убрано. Пока есть старшее поколение, которое во многом опекает своих юных баловней: Финляндия – государство всеобщего благополучия, что будет через пару десятков лет – вопрос. Об этом я рекомендую задуматься всем коллегам, которым столь же как и мне симпатична финская школа.

Мартти Ларни «Четвёртый позвонок, или мошенник поневоле»
«События романа развертываются в Соединенных Штатах Америки, где автор побывал в послевоенные годы. Однако Ларни не стремится к всестороннему показу американской действительности. «Четвертый позвонок, или Мошенник поневоле» — это едкая сатира на некоторые стороны американского «образа жизни»; писатель рисует нравы Америки наших дней, используя преимущественно прием гиперболы и карикатуры».


Библиографический список
  1. Martti Larni, Neljäs nikama, eli, veljari vastoin tahtoaani, Tammi Publishers, – Helsinki, 1957.
  2. Школа «постмелового» периода ”Stop in Finland” January-February 2013 #1/123
  3. http://www.profile-edu.ru/razvitie-obrazovaniya-v-finlyandii.html


Все статьи автора «Анастасия Корчинская»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: