УДК 314. 7 : 316. 444

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ И ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМ ЦЕННОСТЕЙ ИНДИВИДОВ

Светлов Александр Романович
Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко
аспирант

Аннотация
Статья посвящена проблематике взаимосвязи между ценностными структурами индивидов и характеристиками миграционных процессов. Делается вывод о двустороннем характере связи между миграцией и изменениями в системе ценностей индивидов. Отмечается необходимость целенаправленных комплексных исследований трех систем ценностей: мигрантов, системы происхождения и системы прибытия.

Ключевые слова: идентичность, иерархия потребностей, мигранты, миграция, системы ценностей, социальные механизмы, ценностные ориентации


MIGRATION PROCESSES AND THE TRANSFORMATION OF THE VALUE SYSTEMS OF INDIVIDUALS

Svetlov Alexander Romanovich.
Taras Shevchenko National University of Kyiv Ukraine
postgraduate

Abstract
The article is about the relationship between the value structures of individuals
and the characteristics of migration processes. It is concluded about the bilateral nature of the relationship between migration and changes in the value system of individuals. Author focuses his attention on the necessity of targeted
integrated studies of three systems of values: migrants, origin and arrival systems.

Keywords: hierarchy of needs, identity, migrants, migration, social mechanisms, values


Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Светлов А.Р. Миграционные процессы и трансформация систем ценностей индивидов // Психология, социология и педагогика. 2013. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2013/11/2583 (дата обращения: 07.06.2018).

Актуальность темы. В современном мире пространственное перемещение людей – явление распространенное. По оценкам экспертов каждый шестой житель нашей планеты меняет место своего проживания в пределах родной страны [1, р. 4]. Значительно меньшее количество людей прибегает к переездам из одной страны в другую, но и их количество постоянно растет. Если между 1965 и 1975 ежегодное увеличение количества международных мигрантов (1.16 процентов ежегодно ) не достигало уровня прироста населения мира (2.04 процента ежегодно), то в 80 -е годы ХХ века прирост населения мира стал уменьшаться, в то время как объемы международных миграционных процессов стабильно росли. В период с 1985 г. по 1990 г. население мира росло примерно на 1.7 процента ежегодно, а количество людей, включенных в международные миграционные процессы, увеличивалась ежегодно на 2.59 % [2, р. 5]. На сегодня внешние миграционные процессы охватывают сотни миллионов людей. По данным Международной организации миграции (МОМ) на 2010 год число международных мигрантов в мире достигло 214 – ти миллионов человек. [3, р. ХХІ]. Поэтому неудивительно, что миграцию современные ученые считают одним из важнейших факторов в формировании современных обществ.

В то же время, социологические исследования ценностей являются необходимым условием глубокого изучения основ общественной жизни и социальных процессов в обществе. Большинство социологов считает, что ценностно – нормативное регулирование общественных отношений – это основа функционирования всех социальных систем и образований – от групп и сообществ, к институтам и государствам. Не менее важны ценностные ориентации и для индивида. Поскольку в современном мире происходит много трансформационных процессов (в частности глобализация и глокализация), системы ценностных ориентаций индивидов не могут рассматриваться как нечто стабильное. Ведь и сами ценности перемещаются, возникают новые и исчезают старые. Для Украины, которая переживает период мощных социально – экономических трансформаций со времени приобретения независимости, это утверждение особенно верно, а значит и тема исследований систем ценностей особенно актуальна.

Сочетание этих двух тематик, миграционной и ценностной, важно по двум основным причинам. Во-первых, современные исследования миграции установили, что структура ценностей у мигрантов и не мигрантов имеет значительные отличия. Так что для полноценного теоретического осмысления процесса миграции необходимо учитывать и ценностный компонент, имеющий потенциал оказаться детерминирующим, ко всему процессу.
Во-вторых, если изменения в системах ценностей индивида происходят в течение жизни, достаточно медленно и часто незаметно, то в случае миграционного перемещения имеют место быстрые и резкие изменения, что дает возможность отследить процесс такой трансформации в целом и на примере одного поколения.

Научная проблема заключается в необходимости детального социологического рассмотрения взаимной роли процессов миграции и трансформации ценностных систем.

Цель исследования – установление характера связи между характеристиками миграционного процесса и изменениями в системе ценностей индивидов.

С точки зрения отдельной страны, иммиграция – это миграционный поток, который направляется из-за пределов страны на ее территорию, а эмиграция – антропоток с территории страны за ее пределы. Но с точки зрения глобальных миграционных процессов не существует разделения на эмиграцию и иммиграцию, поскольку это единые потоки межгосударственных перемещений одних и тех же людей. Поэтому, рассмотрение как иммиграции, так и эмиграции в теоретическом контексте невозможно оторвать от рассмотрения общих миграционных процессов и от рассмотрения сущностных характеристик миграции как сложного социального явления.

Миграция – это сложное, динамичное социальное явление, о природе которого продолжается многолетняя дискуссия [4]. На данный момент в социологии набирает популярность синтетический подход, при котором миграция рассматривается как социо-географическое перемещение, между разными социальными системами, которое приводит к изменениям этих систем.

Думаем, обязательным компонентом социо-географического перемещения людей является изменения идентичностей сторон участников. Мы поддерживаем позицию тех ученых, которые считают, что идентичность можно определить как переживание идентичности индивида, учитывая выбранную им ценностную систему мировоззренческого характера.

Стоит отметить, что, говоря о ценностях, мы имеем в виду классическое их понимания. По словарному определению, «ценность – духовное формообразование, которое проявляется через моральные и эстетические категории, теоретические системы, утопические образы, общественные идеалы и выступает критерием оценки действительности человеком» [5]. Ценность включает жизненноважные предметы, природные образования, продукты человеческой деятельности. С помощью ценностей систематизируется социальный опыт. Выделяют материальные и духовные ценности, которые являются достоянием человечества. Ценности – важный компонент культуры, системы социальной регуляции, который обеспечивает общую, стратегическую линию такой регуляции. При этом, социальные ценности могут пониматься как в широком смысле, то есть как значимость явлений и предметов реальной действительности с точки зрения соответствия или несоответствия их потребностям общества, социальных групп и личности, так и в узком – как моральные и эстетические требования, выработанные культурой и являющиеся продуктами общественного сознания.

Так же и ценностные ориентации могут рассматриваться как идеологические, политические, моральные, эстетические и другие оценки субъектом окружающей действительности и ориентации в ней, так и как способ дифференциации объектов индивидом по их значимости. Ценностные ориентации формируются в ходе усвоения социального опыта и обнаруживаются в целях, убеждениях, интересах, т. е. становятся важной составляющей идентичности человека.

Известный украинский социолог А. Ручка, рассматривая идентичность как сложное социокультурное образование, в котором имеются, взаимодействуют и различаются личностные, культурные и социальные компоненты, подчеркивает, что идентичность имеет многомерный характер. Поэтому в одних случаях мы имеем дело с преимущественно личностными, культурными или социальными идентичностями, а в других – с какими-то интегральными идентичностями, предусматривающие объединение всех указанных составляющих [6, с. 92-94].

Со временем или в зависимости от ситуации роль и значение отдельных составляющих идентичности, в частности иерархия ценностей, меняется, одни из них могут усиливаться, другие – наоборот, ослабевать. Тем самым изменяется и характер идентичности.

Однако, по мнению известного английского культуролога С. Холла, проблема идентичности связано не столько с вопросом, ” кто мы ” или ” откуда мы пришли”, как с вопросом ” кем мы можем стать” [7].
Именно поэтому, вопрос идентичности (как индивидуальной, так и коллективной) и непосредственно связанные с ними вопросы трансформации системы ценностей становятся особенно актуальными в обществах в состоянии кризиса и реформаторства. Кроме того, этот фактор приобретает особое значение, поскольку именно конфликт самоидентификации, вызываемый необходимостью для индивида определиться с собственной идентичностью, и идентификации человека другими можно считать одним из источников девиантного поведения. Особенно это касается такого сложного и многоаспектного процесса как миграция. Изменение в идентичности является как фактором мобилизации на месте первоначального обитания, так и фактором, влияющим на процесс интеграции на новом месте. При этом, данный процесс сопровождается определенными конфликтами идентификаций как на личностном, так и на групповом уровнях.

Например, человек, совершая акт миграции, воспринимает его как ее собственную единственную, индивидуальную практику, но для принимающей стороны он является представителем антропотока, поскольку в коллективном опыте страны прибытия такая практика является не только не уникальной, но даже не редкой.

Обычно, источником конфликтов между принимающей стороной и мигрантами, так или иначе, считают противостояние культур и интересов, но это верно лишь для конкретных (и не слишком многочисленных) случаев. Восновном, именно неадекватность систем идентичностей приводит к повышению уровня конфликтности. Данный тезис в определенной мере находит подтверждение в интегральной концепции П. Бурдье, по которой «объективные структуры составляют основу субъективных представлений и регулирующих взаимодействие субъектов . . . субъективные представления играют определенную роль в постоянных индивидуальных и коллективных столкновениях, направленных на трансформацию или поддержку данных структур» [ 8 ].

На сегодня, постепенно растет интерес ученых к рефлексии различных участников миграционного движения. Так, по определению Т. Юдиной, мигранты в социологическом понимании – это социальные группы, члены которых осознают себя целостным субъектом поведения на новом месте жительства и отмечаются чувством групповой солидарности [ 9 ].

По нашему мнению, обязательным компонентом социо – географического перемещения являются изменения идентичностей сторон участников. Эта позиция находит определенную поддержку как в эмпирических, так и теоретических исследованиях современных социологов. Так, в уже упомянутом определении мигрантов Т. Юдиной, особое внимание привлечено к формированию их особой, очевидно новой идентичности. И хотя там акцент сделан на формировании коллективности, а мы предпочитаем рассматривать индивидуальные идентичности, просто типизированные по группам, однако утверждения об изменениях в базовой идентичности очевидно общие. Также некоторые изменения в идентичности мигрантов и связь этих изменений с самим перемещением отмечает Д. Массей [10]. Подтверждение связи между миграцией и трансформацией идентичности самих мигрантов содержится в исследовании И. Прибыткова [11]. Она констатирует среди прочего, что трудовые мигранты отличаются от соотечественников, которые не прибегали к работе за пределами Украины, рядом характеристик. Среди этих отличий: более высокие оценки собственного социального статуса, выше адаптационный потенциал, рационализм в выборе жизненных стратегий, высокая мотивационная напряженность. Кроме того, для них характерны новые способы и стандарты поведения на рынке труда, другой образ и стиль жизни, специфические образцы социального поведения и т. п. Одним из важных выводов этого исследования является и то, что мигрантам присуща другая система ценностей.

 Именно система ценностей является важным фактором как при формировании миграционных установок, так и в процессе интеграции мигрантов в новой социо – географической системе.

Но иерархия ценностей, декларируемая респондентами, часто не дает ни реальной картины истинного отношения индивидов к ним, ни настоящего распределения приоритетов. Ценности, как известно, является одним из важнейших регуляторов человеческого взаимодействия, но сами ценности могут усваиваться человеком различным образом. Интериоризация ценностей личностью может происходить под влиянием, даже давлением, окружающих людей и обстоятельств, и такие ценности, скорее всего, будут формальными. В противном случае индивид принимает определенные ценности на основе традиций и идеалов, сформировавшихся в его окружении, которые он разделяет сознательно. Такие ценности он принимает самостоятельно. Понятно, что индивиды, которые якобы разделяют те же ценности, могут на самом деле принадлежать к различным категориям по критерию истинного отношения к социальным нормам, общественных явлений и собственных ценностных ориентаций. Различной для этих категорий будет и устойчивость системы ценностей относительно влияния внешних факторов.

Характерной чертой миграционных перемещений, особенно большей части внешних миграций, является то, что трансформация системы ценностей происходит быстро и в основном явно. В первую очередь, эта трансформация касается тех ценностей, которые являются составной врожденного социального статуса, и не воспринимается как ресурс удовлетворения базовых потребностей и дальнейшей социальной мобильности. Мы имеем в виду такие жизненно важные ресурсы, которые практически не осмысливаются в повседневной жизни. Среди них: языковая компетенция, позволяющая беспрепятственную коммуникацию не только в пределах ближайшего окружения, возможность пребывания на территории без каких-либо временных ограничений, право на работу без оформления дополнительных разрешений, возможность ежедневного общения с семьей, друзьями, соседями, возможность получить от них необходимую поддержку в случае возникновения такой необходимости, и многие другие не различимые возможности, которые предоставляються статусом местного жителя и гражданина своей страны.

Решение об изменении места жительства, которое, как верно отмечает Д. Массей, является следствием кумулятивного действия многих различных факторов [12], означает, по нашему мнению, помимо всего прочего, что все перечисленные (и не перечисленные) выше возможности имеют для индивида меньшую ценность, чем факторы «выталкивания ». Само формирование такого соотношения ценностей и является одной из важнейших составляющих формирования миграционного потенциала, т. е. играет важную роль на первом этапе миграционного перемещения.

Такая иерархия ценностей очень быстро меняется при пересечении государственной границы. На третьем, т. е. заключительном, этапе миграционного процесса, когда происходит приспособление к условиям жизни в новой социально – географической системе, а для внешних мигрантов это другая страна, оказывается, что право пребывания на территории и возможность легального трудоустройства становятся, во-первых, дефицитарными, а во-вторых, являются важным условием не только успешного трудоустройства, но и условием получения адекватного вознаграждения за труд. Кроме того, этими правами в значительной степени определяется и уровень безопасности индивида в новой стране. Понятно, что возможности, практически незаметные в стране выхода, получают значимую ценность в результате миграционного перемещения.

Считаем, что важными индикаторами трансформации систем ценностей мигрантов являются изменения в иерархии их поребностей.

Так по данным исследования потребностей украинских трудовых мигрантов проведенного в 2008 г. Центром «Социальные Индикаторы » при поддержке МБФ « Open Ukraine » Решение о миграции обусловлено факторами трех видов, которые часто сочетаются:

•Финансовой нестабильностью в семье, материальными проблемами и проблематичностью решения их доступными способами заработка в Украине ;

•Примером трудовой миграции других людей, особенно знакомых и родственников ;

•Дискомфортом от общей нестабильности в стране, распространенностью коррупционных практик, отсутствием возможностей для развития и самореализации, незащищенностью от злоупотреблений со стороны властных структур.

Вместе с тем после переезда в другую страну главной потребностью для трудовых мигрантов становится потребность в правовой защите. Эта потребность в значительной мере обусловлена ​​нелегальным статусом большого количества граждан Украины, работающих за рубежом [13].

В свое время Маслоу, создавая свою теорию мотивации, пытался объяснить, почему в разное время у людей возникают разные потребности. В каждый конкретный момент времени человек будет стремиться к удовлетворению той потребности, что для нее важнее или сильнее. Он считал, что потребности человека имеют иерархическую структуру с 5 уровней:

• Физиологические потребности, необходимые для выживания, составляют ниже, базовый уровень.

• Потребности в безопасности, которые включают потребности в защите от физических и психологических опасностей со стороны окружающего мира и уверенность в том, что физиологические потребности будут удовлетворяться в будущем.

• Социальные потребности, к которым относятся потребности в принадлежности к группам и сообществам, дружбе, любви, поддержки.

• Потребности в уважении включают потребности в личных достижениях, компетентности, уважении со стороны окружающих, признании.

• Потребности в самовыражении, самореализации – потребности в реализации своих потенциальных возможностей и росте как личности [14].

Понятно, что высшую ценность для человека имеют ресурсы, которые позволяют удовлетворить потребности базового уровня. Согласно возможностям удовлетворения потребностей формируются и ценностные ориентации. Сначала потребители стремятся удовлетворить потребности низшего уровня, затем могут думать об удовлетворении следующей по значимости потребности .

В случае перемещения в другую страну происходит переход ряда ценностей, которые, как правило, воспринимаются как потребности третьей ступени пирамиды, к низшим уровням .

При любом виде социальных перемещений, индивиды сталкиваются с механизмами контроля социальной мобильности, которые П. Сорокин назвал « лифтами » и «ситами ». Эти механизмы существенно влияют как на формирование, так и на трансформацию системы ценностей индивидов.

Некоторые из них, в частности институт образования, широко используются мигрантами еще на подготовительной стадии. Подавляющее большинство украинских трудовых мигрантов ( 59,5 %) имела полное среднее образование, базовое и неполное высшее -17 , 3% и 13,5 % – полное высшее образование [ 15 ] . Среди мигрантов , которые прибыли в Украину из стран Азии и Африки высшее образование имели более трети ( 35,6 % ) Среднюю школу , гимназию или лицей закончили 36,9 %. Военную и среднее специальное образование имели 11,3 %. Начальное образование имели лишь 10,8 % исследованных иммигрантов [ 16].

Но помимо традиционных механизмов социальной мобильности для миграционных перемещений важную роль играют специфические механизмы социального тестирования, отбора и распределения в рамках различных социальных страт. В первую очередь, роль механизмов сепарации играют институты контроля доступа к территории. Визовый режим, пограничный контроль, разрешительная система на работу для иностранцев и особый статус неграждан принципиально меняют иерархию потребностей и, соответственно, ценность необходимых ресурсов .

Благодаря различиям между социально – административными системами (государствами, городами, районами ) ценностные системы индивидов изменяются в результате миграции. Поскольку перестают действовать наиболее острые факторы выталкивания ( ожидания которые выполняли роль факторов притяжения, могут и не оправдаться ), их место занимает следующая по важности ступень пирамиды потребностей. В других случаях пересмотр системы ценностей может быть связан с различиями между системами в дефицитарных ресурсах. Также такая переоценка ценностей может быть связана с изменением маркерных значений ресурсов. Например, одна и таже граница может ограничивать тебя или отделять, в зависимости от того с какой стороны ты находишься – это вообще одна из важных специфик любых границ . Трансформация может быть связана и с изменением качественного наполнения этих маркеров.

 Таким образом, ценностные ориентации индивида играют важную роль как фактор принятия решения о миграции и выбора точки назначения. В подобных ситуациях, исходя из разных систем ценностей, для одних индивидов факторы выталкивания и притяжения преобладают факторы инертности (ценность общения с друзьями и семьей, патриотизм и т.д.), для других те же факторы не кажутся столь важными чтобы прибегать к миграции .
Следует помнить, что системы ценностей современных людей формируются как под влиянием социально-исторических процессов ( таких как глобализация, глокализация, технико-информационный прогресс) , так и целенаправленным или случайным воздействием окружения и социальных институтов.

Связь между миграцией и изменениями в ценностных ориентациях индивидов имеет двусторонний характер. С одной стороны, система ценностей и ее трансформация является важным фактором формирования миграционных процессов. С другой стороны, миграционные процессы приводят к трансформации системы потребностей и ценностей как мигрантов, так и иммобильного населения систем доноров / реципиентов.

Социальные механизмы контроля мобильности играют важную роль в миграционном процессе поскольку с одной стороны формируют системы ценностей индивидов, а с другой придают ему те ценности (в ресурсном смысле), которые способствуют миграции или сдерживают ее.

Углубление понимания взаимосвязи характеристик миграционных процессов, трансформации иерархии ценностей и ценностных ориентаций требует целенаправленных комплексных исследований трех систем ценностей: мигрантов, системы происхождения и системы прибытия. А такие исследования, в свою очередь, требуют разработки новых социологических методик и подходов.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Zlotnic H. Trends of international migration since 1965, what existing data reveal // International Migration 1999. £37. P.21-61
  2. World Migration 2003: Managing Migration. Challenges and Responses for People on the Move. – IOM, 2003. – 356 p.
  3. World Migration Report 2010. The Future Of Migration:Building Capacities For Change. – IOM, 2010. – 273 p.
  4. Малиновська О.А. Мігранти, міграція та Українська держава: аналіз управління зовнішніми міграціями / О.А. Малиновська. — К. : НАДУ, 2004. — 235с.
  5. Соціологія: словник термінів і понять. – К.: Кондор, 2006. – 372 с
  6. Ручка А. Орієнтири концептуалізації ідентичності //Соціокультурні ідентичності та практики /Під ред.. А Ручки. – К.:Інститут соціології НАН України, 2002. – 315 с.
  7. Hall S. Introduction: Who Needs ” Identity”?//Questions of Cultural Identity / ed. By Stuart Holl and Paul du Gay. L.: Sage. – 1996. – P. 1-17.
  8. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть. Цитата из: Bourdieu P. Social space and symbolic power // Bourdieu P. In other words: Essays towards a reflexive sociology. – Stanford (Cal.): Stanford univ. press, 1990. Стр. 123.
  9. Юдина Т.Н. Социология миграции: Учебное пособие для вузов. М: Академический Проект, 2006. — 272 с. С.
  10. Массей Д. Синтетическая теория международной миграции // Мир в зеркале международной миграции: Научная серия: Международная миграция населения:Россия и современный мир / Гл. ред. В.А. Ионцев. – М.: МАКС-Пресс, 2002. – Вып. 10. – С. 132-148
  11. Прибыткова И.М. Трудовая миграция населения Украины в условиях трансформации экономических и общественных отношений // Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты. Отв.ред.Ж.А. Зайончковская. М.,2003 – С.25-68 (45-50) .
  12. Massey D. [et al.] Worlds in Motion: Understanding International Migration in the End of Millenium. – Oxford, N.Y.: Clarendon Press, Oxford Univ. Press, 1998. – 362 p.
  13. http://www.openukraine.org/doc/migration/Brief_results_UA/CSI_main_results_UA.doc
  14. Макклелланд Д. Мотивация человека / Пер с англ. ООО “Питер Пресс”; научн. ред. проф. Е. П. Ильина. — СПб.: Питер, 2007.
  15. Зовнішня трудова міграція населення України: основні результати вибіркового обстеження. Держкомстат, Український центр соціальних реформ.  http://www.openukraine.org/doc/migration/Brief_results_UA/Libanova.doc
  16. «Нетрадиційні» іммігранти у Києві: сім років потому / За заг. ред. Пилинського Я.М. – К.: Стилос, 2009. – 280 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Светлов Александр Романович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация