УДК 159.9

ОСОБЕННОСТИ УРОВНЯ СУБЪЕКТИВНОГО КОНТРОЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ, ОТБЫВАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ В ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ

Смолева Елена Олеговна
Институт социально-экономического развития территорий РАН
научный сотрудник

Аннотация
В статье представлена характеристика осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях, которая включает социально-демографические и уголовно-правовые показатели. Автор раскрывает особенности личности несовершеннолетних правонарушителей в области ответственного поведения. Впервые исследована зависимость уровня субъективного контроля несовершеннолетних правонарушителей от возраста и опыта отбывания наказания в виде лишения свободы. Сравнительный анализ уровня субъективного контроля несовершеннолетних, осужденных впервые, и несовершеннолетних, отбывавших наказание ранее, выявил тенденцию к усилению экстернальности второй группы. Сопоставлены показатели уровня субъективного контроля воспитанников исправительных учреждений с их уголовно-правовой характеристикой и осознанием вины. Проведенный анализ позволил выявить связь между экстернальностью воспитанников ВК и количеством судимостей, а также отбыванием наказания в виде лишения свободы.

Ключевые слова: воспитательные колонии, личность несовершеннолетних осужденных, несовершеннолетние правонарушители, социально-демографическая характеристика, уголовно-правовая характеристика, уровень субъективного контроля (локус контроля)


FEATURES OF THE LEVEL OF SUBJECTIVE CONTROL OF MINORS SERVING PUNISHMENTS IN JUVENILE CORRECTIONAL FACILITIES

Smoleva Elena O.
Institution of Russian Academy of Science Institute of Socio- Economic Development of Territories of RAS
research associate

Abstract
The article presents the characteristics of convicts serving sentences in juvenile correctional facilities, which includes socio-demographic, criminal-legal indicators. The author reveals the personality traits of juvenile offenders in the area of responsible behavior. The article first presents the dependence of the level of subjective control of juvenile offenders on the age and experience of serving the sentence of imprisonment. Comparative analysis of the locus of control juveniles convicted for the first time, and juveniles, convicted again, showed a trend to increased external locus of control of the second group. The author compared the indicators of locus of control of a minor convicts with their criminal-legal characteristic and awareness of guilt. The analysis revealed a link between external locus control of a minor convict and the number of convictions, as well experience of serving a sentence of imprisonment.

Keywords: criminal-legal characteristic, delinquents, juvenile correctional facilities (juvenile colony), level of subjective control (locus of control), personality of a minor convict, socio-demographic characteristic


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Смолева Е.О. Особенности уровня субъективного контроля несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях // Психология, социология и педагогика. 2014. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/09/3593 (дата обращения: 20.11.2016).

Высокий уровень преступности несовершеннолетних обусловливает  необходимость исследований характеристик личности  несовершеннолетних правонарушителей в целях разработки эффективных программ профилактики преступного поведения.  Среди характеристик делинквентной личности в последнее время все чаще указывается экстернальность [1, с. 34-43; 2, с. 139-144; 3, с. 56-61 и др.], как свойство личности переносить ответственность за свои действия на внешние факторы. В отечественной психологической литературе ряд работ посвящен проблемам уровня субъективного контроля  (УСК) осужденных [4, с. 89-93; 5, с. 20]. Вместе с тем не включалась в предмет исследования зависимость УСК несовершеннолетних правонарушителей от возраста и опыта отбывания наказания в виде лишения свободы, показатели УСК воспитанников ВК не сопоставлялись с их уголовно-правовой характеристикой и осознанием вины, что обусловило актуальность проведенного исследования.

В качестве основной исследовательской методики выбран опросник «Уровень субъективного контроля» Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда [6, с. 152-163], как наиболее часто применяющийся при диагностике локуса контроля несовершеннолетних. При тестировании использован дихотомичный вариант методики. Дополнительно разрабатывался авторский вариант анкеты с целью уточнения локализации ответственности в проблемных для несовершеннолетних областях. В результате пилотажного исследования были выделены ситуационные и каузальные области. В разработанной анкете задействованы жизненные ситуации высокой степени генерализации: достижения, безопасности, доминирования, экзистенциональной оценки. Ситуации обыграны в трех типах вопросов: когда они определены самим субъектом, случаем и другими. Кроме того, определенный интерес представляло определение уровня личного контроля не только над результатом, но и над процессом достижения какого-либо результата (будущей деятельностью) у несовершеннолетних с различным социальным поведением. В целом данные о локализации контроля определялись по следующим областям: планирование, достижений, причин неудач, преодоление неудач, межличностных отношений, доминирования, экзистенциальной оценки, безопасности, а также общий показатель. Анкета состоит из 40 суждений.

Для установления связи между локусом контроля несовершеннолетних и уровнем их социально-психологической адаптации использовалась методика диагностики социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда в адаптации Т.В. Снегиревой [7, с. 206-212].

В исследовании принимали участие несовершеннолетние осужденные мужского пола в возрасте 15-18 лет. Социально-демографическая характеристика воспитанников ВК. Возраст воспитанников ВК, участвовавших в исследовании, находится в диапазоне от 15 до 18 лет. Доля 15-летних воспитанников ВК наименьшая и составляет 8%; 16-летних – 19% воспитанников ВК. Наибольшая часть приходится на долю 17-летних воспитанников ВК – 49%. Восемнадцатилетние воспитанники ВК составили 24% от общего количества.

Необходимо отметить специфику личности несовершеннолетнего осужденного, обусловленную, во-первых, возрастными особенностями несовершеннолетних, а во-вторых, ее изменениями в местах лишения свободы. Участвовавшие в исследовании воспитанники ВК могут быть отнесены к трем возрастным периодам: завершение подросткового возраста (14-15 лет), старший школьный возраст (16-17 лет) и начало юношеского возраста (17-18 лет). Среди особенностей подросткового возраста отмечаются формирование ценностных ориентаций и Я-концепции, стремление к эмансипации, появление чувства взрослости наряду с аффективными вспышками, склонностью к уединению, эмоциональной лабильностью, нестабильной самооценкой. В ранней юношеский период продолжается развитие самосознания, развиваются самостоятельность и ответственность. Кризис 17 лет, обусловленный необходимостью выбора жизненного пути, ставит задачи адаптации в новых условиях.

Еще одной особенностью воспитанников ВК является достаточно низкий образовательный уровень. Так, только 3% несовершеннолетних на момент совершения преступления получили полное среднее образование; 35% подростков закончили 9 классов; около половины (49%) имеют 7-8 классов образования; 13% – имеют до 6 классов образования.

Уголовно-правовая характеристика воспитанников ВК, участвовавших в исследовании, составлена по следующим показателям: квалификация совершенного преступления, срок назначенного наказания и число судимостей.

Наиболее значительная часть несовершеннолетних осужденных отбывает наказание в воспитательных колониях за преступления против собственности (41%), основное место среди которых занимают кражи (63% от общего числа преступлений против собственности). На втором месте находятся преступления против жизни и здоровья (30%). Незначительную часть составили преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (7%), общественной безопасности (7%) и незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (4%).

Срок назначенного наказания варьируется от одного года до 9 с половиной лет. Проведенный анализ показал, что удельный вес несовершеннолетних, приговоренных к небольшим срокам отбывания наказания (до 3 лет) составляет одну треть от общего числа (33%). На срок от 3 до 5 лет осуждено 41% несовершеннолетних. Доля приговоренных к длительным срокам (свыше 5 лет) достаточно высока – 26%.

Чуть меньше одной трети (29%) составляет доля впервые осужденных. Доля несовершеннолетних, имеющих вторую судимость, составляет 34%. Так что более половины воспитанников ВК имеют одну-две судимости. Но в то же время достаточно велика доля несовершеннолетних, имеющих более двух судимостей: три судимости у 24% воспитанников ВК, четыре судимости – у 10%, пять судимостей – у 3% воспитанников ВК.

Большая часть воспитанников ВК (76%) признает свою вину в совершении преступления. Около четверти воспитанников ВК (24%) не признают своей вины в совершении преступления или частично перекладывают ее на свою семью (3%), друзей (5%), подельников (13%), общество (3%).

Сравнительный анализ результатов локуса контроля несовершеннолетних, осужденных впервые и ранее отбывавших наказание, выявил тенденцию к усилению экстернальности второй группы.

Результаты исследования по методике УСК Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда показали, что для несовершеннолетних, отбывавших неоднократно наказание, характерны более низкие показатели общей интернальности, интернальности в области достижений и неудач, интернальности в области производственных отношений (все различия между показателями уровня субъективного контроля впервые осужденных и отбывавших ранее наказание значимы при р<0,01).

Данные об уровне субъективного контроля, полученные с помощью анкеты автора, подтверждают тенденцию к усилению экстернальности у несовершеннолетних, ранее отбывавших наказание. Особенно отчетливо это проявляется в проблемных областях: планирование деятельности, преодоление неудач, в области межличностных отношений, безопасности.

Существуют различия по уровню социально-психологической адаптации между несовершеннолетними, осужденными впервые, и ранее отбывавшими наказание (U=279 при р<0,01). Последние хуже адаптированы по отношению к проблемным ситуациям, чаще выбирают стратегию «Уход от проблем». Более половины (52%) воспитанников ВК, неоднократно пребывавших в исправительных учреждениях, имеют уровень принятия себя средний или чуть ниже среднего (8-10 баллов); 26% несовершеннолетних демонстрируют низкий уровень принятие себя (2-4 балла).

При исследовании зависимости УСК несовершеннолетних выявлена  устойчивая тенденция к повышению интернальности общей и в области достижений по мере взросления у воспитанников ВК. Показатель УСК в области причин неудач практически остается на одном уровне для всех возрастных групп. Показатель локуса контроля в области преодоления неудач после небольшого возрастания снижается. Следовательно, свой вклад в формирование интернальности вносят другие факторы.

Минимальные значения общего показателя локуса контроля наблюдаются в группах с первой судимостью и в случае четырех судимостей и выше. Но при этом не следует забывать, что в группе впервые осужденных несовершеннолетних максимальный процент 15-летних воспитанников ВК с достаточно низким уровнем личностной ответственности.

Мы можем отметить, что наиболее высокий уровень внутреннего контроля характерен для 17-летних воспитанников ВК, имеющих 2 судимости (при этом первое наказание в виде условного лишения свободы).

Та же закономерность наблюдается и в отношении показателей локуса контроля воспитанников ВК в области достижений и неудач: наиболее высокий уровень интернальности связан со значениями «17 лет» и «вторая судимость». Возможно, что частично это объясняется приобретением опыта столкновения несовершеннолетнего с правоохранительными органами и восприятием условного осуждения как безнаказанности, следовательно, как определенной победы.

В отношении 18-летних действует, как правило, два противоположных фактора: возраст, ведущий к повышению интернальности, и увеличение количества судимостей и отбывания наказаний в виде лишения свободы, ведущих к возрастанию экстернальности.

Выявлены различия локуса контроля несовершеннолетних, обвиняющих себя в совершении преступления, и переносящих вину на других (друзей, подельников, семью, общество). Общий показатель локуса контроля несовершеннолетних, перекладывающих вину на других, ниже, чем у обвиняющих себя (различия статистически значимые по критерию Манна-Уитни U при р<0,01). Такая закономерность прослеживается в отношении показателей локуса контроля в области неудач: в области причин неудач показатель локуса контроля осознавших свою вину воспитанников ВК значительно выше, чем у перекладывающих вину за совершения преступления на других (различия статистически значимые по критерию Манна-Уитни U при р<0,05).

У первой группы воспитанников ярче выражена склонность к самообвинению Псоб, которая по Е.Г. Ксенофонтовой [8, с. 103-114] рассчитывается как разница показателей локуса контроля в области неудач и достижений. Показатель склонности к самообвинению в первом случае равен 1,35 балла, а во втором случае имеет отрицательную величину «– 0,22» балла, что говорит о превышении интернальности в области достижений над интернальностью в области неудач.

Еще одно статистически значимое отличие (по критерию Манна-Уитни U при р<0,05) выявлено относительно ответственности в области межличностных отношений. Воспитанники ВК, обвиняющие себя в совершении преступлений, имеют более высокий показатель интернальности, чем переносящие вину на других (1,79 балла по сравнению с 1,11 балла). Это возможно объяснить тем, что хотя преступления в основном совершались в группе, осужденные, осознавшие полностью свою вину, чувствуют себя более ответственными за формирование круга общения и вовлечение себя в преступную деятельность.

В связи с вышесказанным определенный интерес представляет анализ локуса контроля воспитанников ВК, различающихся по обстоятельствам совершения преступления. Мы выделили две категории воспитанников ВК: совершивших преступление в одиночку или групповое.

Общий показатель локуса контроля несовершеннолетних, совершивших преступление в группе, ниже, чем у совершивших в одиночку (15,5 балла против 17,0 баллов; различия статистически значимые по критерию Манна-Уитни U при р<0,05). Такая закономерность прослеживается в отношении показателей локуса контроля в области достижений (4,23 балла против 5,0 баллов) и в области неудач: в области причин неудач показатель локуса контроля первой категории воспитанников ВК составляет 1,76 балла, а второй категории – 2,01 балла, в области преодоления неудач показатель локуса контроля первой категории воспитанников ВК составляет 2,1 балла, а второй категории – 2,3 балла.

Еще одно статистически значимое отличие (по критерию Манна-Уитни U при р<0,05) выявлено относительно ответственности в области межличностных отношений. Воспитанники ВК, совершившие преступление в одиночку, демонстрируют более высокую интернальность, чем совершившие преступление в группе (1,33 балла по сравнению с 0,78 балла).

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о тенденции к усилению экстернальности и социально-психологической дезадаптации у несовершеннолетних, отбывавших ранее наказание. Выявлена прямая связь между экстернальностью воспитанников ВК и количеством судимостей, а также отбыванием наказания в виде лишения свободы. Анализ особенностей локуса контроля несовершеннолетних правонарушителей позволяет выявить проблемные ситуационные области формирования и реализации ответственного поведения. Полученные результаты способствуют определению основных направлений работы с различными категориями несовершеннолетних по коррекции и превенции противоправного поведения, профилактике рецидивной преступности.


Библиографический список
  1. Быков  С.В.  Диагностика  локуса  контроля  личности  в  асоциальных  подростковых группах//Психологическийжурнал, 2004.Т.25, №3.С.34–43.
  2. Реан А.А. Характерологические особенности подростков-делинквентов //Вопросы психологии. 1991. № 4. С. 139-144.
  3. Смолева Е.О. Особенности локуса контроля несовершеннолетних, осужденных к лишению свободы // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. 2009. № 6 (20). С. 56-61.
  4. Опытизученияличностиосужденных:учебно-методическоепособие.–М.:МЮРФ, ГУИНМЮРоссиипоСамарскойобл.;НИИУИС,2004.–С.89–93.
  5. Смолева Е.О. Многофакторность уровня субъективного контроля несовершеннолетних правонарушителей // Гуманитарные научные исследования. 2014. № 3 (31). С. 20.
  6. Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд А.М. Метод исследования уровня субъективного контроля // Психологический журнал. 1984. Т. 5. N 3. С. 152-163.
  7. Змановская    Е.В.    Девиантология:    Психология    отклоняющегося    поведения: учебное пособие.М.:Изд.центр«Академия»,2003.
  8. Ксенофонтова Е.Г. Исследование локализации контроля личности – новая версия методики «Уровень субъективного контроля» // Психологический журнал, 1999. Т. 20, № 2. С. 103-114.


Все статьи автора «Смолева Елена Олеговна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация