УДК 378.

СОЗДАНИЕ ЕСТЕСТВЕННЫХ РЕЧЕВЫХ СИТУАЦИЙ ПРИ ОБУЧЕНИИ УСТНОЙ ИНОЯЗЫЧНОЙ РЕЧИ

Каргина Елена Михайловна
Пензенский государственный университет архитектуры и строительства
кандидат педагогических наук, доцент кафедры «Иностранные языки»

Аннотация
В статье рассматривается проблема создания естественных речевых ситуаций при обучении устной иноязычной речи. Отмечается, что речевая деятельность выполняет функцию обслуживания всего поведения человека. Приводятся условия и факторы, препятствующие созданию естественных речевых ситуаций. Анализируются способы нейтрализации данных условий и факторов.

Ключевые слова: естественная речевая ситуация, иностранный язык, искусственная речевая ситуация, поведение, устная иноязычная речь


CREATION OF NATURAL SPEECH SITUATIONS AT TRAINING OF ORAL FOREIGN-LANGUAGE SPEECH

Kargina Elena Mikhailovna
Penza State University of Architecture and Construction
PhD in Pedagogical Science, Assistant Professor of the Foreign Languages Department

Abstract
In the article the problem of creation of natural speech situations at training of oral foreign-language speech is considered. It is noted that speech activity carries out function of service of all behavior of the person. The conditions and factors interfering creation of natural speech situations are given. Ways of neutralization of these conditions and factors are analyzed.

Keywords: artificial speech situation, behavior, foreign language, natural speech situation, oral foreign-language speech


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Каргина Е.М. Создание естественных речевых ситуаций при обучении устной иноязычной речи // Психология, социология и педагогика. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/11/3988 (дата обращения: 26.05.2017).

Создание естественных речевых ситуаций при обучении устной иноязычной речи является одним из значимых вопросов методики обучения иностранным языкам [1]. Проблемность данного вопроса можно объяснить, во-первых, полным несоответствием условий учебного процесса условиям, необходимым для возникновения естественного акта речи на иностранном языке; во-вторых, тем, что для разрешения данного вопроса еще недостаточно используются данные смежных наук, в частности, психологии.

Естественная речевая ситуация – это ситуация, в которой человек осуществляет акты речевой деятельности, и, следовательно, условия ее создания можно уяснить, если опираться на закономерности развития речевой деятельности. Однако при этом необходимо основываться на общих закономерностях человеческого поведения, так как речевая деятельность занимает в его структуре совершенно определенное место.

Термин «поведение» в психология не имеет однозначного содержания. Под ним можно понимать и какую-то определенную деятельность индивида (например, учение, потребление, игру, труд и др.), и отдельные действия индивида (например, хождение, чтение и др.), и даже отдельные операции, входящие в состав данных действий. В психологии при определении специфических черт поведения принято исходить из субъекта поведения как конкретной целостности. С этой точки зрения поведением можно считать лишь такую деятельность субъекта, которая представляет собой не отдельные его действия или операции, а целостный акт, включающий в себя подобные действия и операции и обладающий определенной целенаправленностью. При этом целенаправленность актов поведения обусловливается, с одной стороны, потребностью субъекта, с другой – условиями, способными удовлетворить эту потребность. Целью актов поведения и является удовлетворение данной потребности субъекта.

Отдельные действия (операции) самостоятельной ценностью не обладают. Они приобретают значимость лишь, будучи включены в целостный акт поведения, поскольку в составе данного акта поведения они служат достижению его цели. В подобном смысле одно и то же действие может быть включено в различные акты поведения и соответственно приобретать различную значимость. Например, человек совершает действие одевания для того, чтобы ему было тепло (т.е. чтобы удовлетворить свою потребность в тепле). Но он может одеваться и с целью удовлетворить свои эстетические потребности или социальную потребность,  привлечь чье-либо внимание.

Таким образом, когда в субъекте актуализируется та или иная потребность, а среда содержит в себе условия для ее удовлетворения, в поведение субъекта включаются действия, которые в составе данного акта поведения могут привести к удовлетворению этой потребности. При этом субъект, как правило, владеет данным действием более и менее автоматизировано, т.е. оно дано ему как некое готовое к функционированию единство.

Однако, ни потребность, ни условия ее удовлетворения, ни готовые к функционированию возможности субъекта сами по себе (т.е. если их не представить преломленными в субъекте в виде определенного целостного состояния) неспособны объяснить осуществление акта поведения. Динамику акта поведений можно уяснить только в том случае, если ответить на вопрос, как упомянутые факторы объединяются в субъекте как в конкретной целостности.

На поставленный вопрос можно кратко ответить следующим образом: каждый раз, когда имеет место сочетание актуальной потребности с условиями, способными ее удовлетворить, в организме возникает определенное динамическое состояние, которое выражается в тенденции, готовности организма осуществлять акты поведения в соответствующем направлении. Это динамическое состояние готовности, называемое Л.И. Узнадзе установкой [2], и объединяет в личности перечисленные выше факторы поведения и придает актам поведения целостный характер, именно оно лежит в основе включения соответствующих действий в данный акт поведения. Характерной чертой установки является то, что она представляет собой досознательное состояние, т.е. действия, необходимые для осуществления данного акта поведения, включаются в структуру поведения без участия сознания, если, конечно, в ходе развития поведения не появится какое-либо препятствие. Установочное поведение характеризуется именно такой беспрепятственностью развития, и именно в установочном плане поведения развивается автоматизированная деятельность человека. Существенное значение имеет также свойство установки, заключающееся в том, что, включая в акт поведения соответствующее ему действие, т.е. активизируя необходимые для данного поведения силы организма, она включает все остальные его силы. Поведение как целенаправленная и целесообразная деятельность человека может осуществляться именно поэтому.

Рассмотрим понятие «ситуация»: Ситуация – это совокупность условий (внутренних и внешних), которые, актуализируя в человеке соответствующую установку, тем самым определяют включение в поведение необходимых для его развития действий.

Выясним место речевой деятельности в структуре поведения. Речевая деятельность имеет зависимый характер. Согласно высказыванию А.А. Леонтьева: «речевой деятельности, как таковой, не существует», «есть лишь система речевых действий, входящих в какую-то деятельность…» [3].

Речевая деятельность как специфический человеческий вид деятельности включается в любой акт поведения человека, как только по мере его развития возникает необходимость в установлении коммуникации с другими людьми, членами группы людей. Тенденцию признать за речевой деятельностью самостоятельность можно объяснить, по-видимому, ее универсальным характером, т.е. тем, что, реализуя необходимость коммуникации между членами данной группы людей, она участвует во все видах поведения человека. Однако, именно ввиду своей универсальности речевая деятельность  не обладает самостоятельностью. Она присутствует везде, но как независимая от другой, самостоятельной деятельности ее не существует. Она выполняет функцию обслуживания всей человеческой деятельности.

Придя к заключению, что речевая деятельность не является самостоятельной формой поведения, и, что она выполняет функцию обслуживания всего поведения человека, тем самым создается основу для определения ее структурных особенностей. В частности, становится ясным, что речевая деятельность представляет собой систему речевых действий. При этом речевое действие с точки зрения общей структуры поведения ничем не отличается от любого другого действия. Это означает, что, как и любое другое действие, речевое действие:

а) не имеет собственной цели, но служит цели того акта поведения, в который оно включено;

б) может, поэтому, обслуживать разные акты поведения;

в) функционирует в структуре данного поведения автоматизировано.

Поведение человека может осуществляться, имея в своем составе речевые действия, но оно, разумеется, может осуществляться и, не имея их в своем составе. Речевой, исходя из этого, можно назвать ситуацию, обусловливающую включение речевых действий в состав поведения.  Следовательно, какой-либо специфической речевой ситуации, существующей отдельно от конкретной ситуации поведения, в природе нет. Это та же конкретная ситуация поведения, которая в силу необходимости обусловливает включение в состав поведения речевых действий. Именно поэтому условия ситуации, определяющие включение в поведение речевых действий, суть условия, определяющие актуализацию установки, которая лежит в основе данного поведения, т.е. потребность и обстоятельства среды, способные ее удовлетворить. Однако, поскольку действия, которые при этом включаются в поведение, это речевые действия, подразумевающие наличие субъекта, к которому акт речи обращен, то непременным компонентом речевой ситуации нужно признать и слушающего. Именно этим речевая ситуация отличается от неречевой ситуации.

Слушающий в двуязычном коллективе говорящих обладает способностью репрезентировать для говорящего именно данный, а не другой язык. Эту способность в двуязычном коллективе говорящих слушающий, как известно, приобретает в первичных актах общения, на основе внешних признаков (внешность слушающего, страна, где имеет место акт общения, и пр.), а в случаях длительного общения двух субъектов – на основе конкретных условий многократных актов общения. Причем известно, что если язык общения для двух данных субъектов установлен, то второй язык, которым они владеют, практически теряет ценность средства общения, так как каждый раз, когда один из них выполняет роль слушающего, он актуализирует в другом (т.е. в говорящем) систему именно данного языка.

Следует подчеркнуть, что, когда у двуязычного субъекта актуализируется установка на тот или иной акт поведения, вместе с силами, необходимыми для осуществления данного акта поведения, при наличии в ситуации слушающего активизируется и одна из языковых систем. А это, если учесть свойства установки активизировать в организме какие-либо определенные силы, выключая одновременно все остальные, означает, что система другого языка у данного субъекта остается выключенной.

Для того, чтобы обучающийся осуществил в учебной обстановке естественный акт речи на иностранном языке, он должен стать участником такой ситуации. Он должен оказаться в ситуации, в которой акт речи на иностранном языке будет играть роль необходимого элемента его поведения, направленного на удовлетворение какой-либо его актуальной потребности [4].

Рассмотрим отличия естественной речевой ситуации от часто создаваемой в учебной обстановке искусственной речевой ситуации. Естественно-речевая ситуация – это ситуация, в которой обучающийся, осуществляя акты речи на иностранном языке, представляет собой субъект, в принципе, неучебного поведения, тогда как в искусственной учебной речевой ситуации эти акты речи служат выполнению учебной задачи. В искусственной речевой ситуации в обучающемся активизируется потребность, которая направляет его на учебную деятельность, и это находится в полном соответствии с учебной обстановкой, в которой эта ситуация создается. Специфика слушающего (в данном случае преподавателя) в данной ситуации заключается в том, что это уже не адресат речевого действия, который готов принять содержащуюся в нем информацию. Иными словами, он уже не участник речевого общения, а, прежде всего человек, от которого обучающийся ждет оценки успешности осуществляемого им учебного речевого действия.

Естественная речевая ситуация – это ситуация, в которой обучающийся, осуществляя акты речевого общения, имеет целью удовлетворение какой-либо, в принципе неучебной потребности. Такое кардинальное ее отличие от искусственной определяет и то, что условия ее создания в учебной обстановке также кардинально отличаются от условий создания искусственной речевой ситуации. Исходя из этого, можно говорить об условиях, которые препятствуют созданию естественных речевых ситуаций и которые, наоборот, способствуют их созданию в учебной обстановке.

В естественной речевой ситуации обучающиеся должны осуществлять, в принципе неучебное поведение. К условиям, препятствующим созданию естественной речевой ситуации, прежде всего, следует отнести тот факт, что иностранный язык является учебным предметом. В связи с этим у обучающегося создается готовность относить свою деятельность, связанную с иностранным языком, к учебной. Именно поэтому обучающемуся бывает трудно переключиться с учебного поведения на неучебное, когда возникает естественная речевая ситуация. Для устранения данной трудности у обучающегося с самого начала учебного процесса необходимо вырабатывать такой подход к иностранному языку, в основе которого лежит его практическая ценность, как средства общения. Для этого преподаватель должен максимально широко использовать иностранный язык как средство общения, т.е. он должен использовать его не только для передачи информации, связанной с учебным процессом, но и для передачи такой информации, которая непосредственно не связана с учебным процессом. В результате, иностранный язык для обучающегося будет связан с двумя сферами деятельности: со сферой чисто учебной деятельности и со сферой неучебной деятельности.

Еще одной чертой учебной обстановки, препятствующей созданию естественной речевой ситуации, можно признать тот неизбежный факт, что обучающийся и преподаватель (т.е. фактические участники общения на иностранном языке) в учебном процессе занимают вполне определенные места: преподаватель обучает, обучающийся научается. В связи с этим обучающийся вполне оправданно ожидает, что любое действие преподавателя направлено на то, чтобы научить его чему-либо. И когда преподаватель вдруг пытается завязать с ним непринужденную беседу, расхождения между ожидаемым и действительным вызывает в нем состояние некоторой неопределенности, которая в той или иной степени мешает ему также непринужденно принять участие в этой беседе. Для устранения данной трудности преподавателю необходимо в момент создания естественной речевой ситуации избегать специфических аспектов своей профессиональной деятельности. К ним можно отнести нарочито-менторское исправление ошибок, повелительную интонацию, обычно побуждающую обучающегося к выполнению учебного акта и т.д. Наоборот, в этой ситуации преподаватель всеми средствами должен подчеркнуть, что в данный момент он отвлекается от акта обучения и что он предельно заинтересован темой беседы.

Можно выделить еще одни фактор, препятствующий успешному созданию естественных речевых ситуаций. Это боязнь обучающегося допустить при осуществлении речевого акта на иностранном языке ошибки. Совершенно очевидно, что данная боязнь вполне обоснована, хотя разные индивиды подвержены ей в разной степени [5], и если преподаватель стремится создавать естественные речевые ситуации, он должен стараться нейтрализовать ее. Этого можно достичь разумным подходом самого преподавателя к факту допущения ошибки. Он должен основываться на том, что ошибка является нормальным явлением процесса обучения и не должна восприниматься преподавателем с повышенной эмоциональностью. Это при последовательном выполнении принципа воспитает конструктивное отношение к ошибкам и у обучающегося. На этом общем фоне преподаватель сможет нейтрализовать у студентов боязнь ошибок при разговоре на иностранном языке, если не будет исправлять ошибки в естественных речевых ситуациях, а в случае необходимости будет лишь, как бы невзначай, подавать правильную форму.

Таким образом, все, что в учебной обстановке может оказаться у обучающегося связанным с необходимостью выполнить учебную задачу, следует признать препятствием на пути создания естественной речевой ситуации; и, наоборот, чем больше преподавателю удастся отвлечь обучающего в данный момент от непосредственно учебного поведения, тем больше гарантирован успех в создании естественной речевой ситуации.


Библиографический список
  1. Каргина, Е.М. Повышение значимости иностранного языка как составной части вузовской программы // Электронный научно-практический журнал Культура и образование. – 2014. – № 7 (11). – С. 12.
  2. Узнадзе, Д.Н. Психология установки [Текст] / Д.Н. Узнадзе. – СПб.: Питер, 2001. – 416 с.
  3. Леонтьев, А.А. Язык, речь, речевая деятельность [Текст] / А.А. Леонтьев. – М., 1969.
  4. Каргина, Е.М. Дидактические и психологические факторы обучения иностранному языку в техническом вузе // Гуманитарные научные исследования. – 2014. – № 9 (37). – С. 60-63.
  5. Каргина, Е.М. Учет личностных особенностей обучающихся как нелингвистический фактор профилизации преподавания иностранного языка в техническом вузе // Психология, социология и педагогика. – 2014. – № 9 (36). – С. 41-44.


Все статьи автора «Каргина Елена Михайловна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: