УДК 316.346

ПЕДАГОГИКА НЕНАСИЛИЯ В ВОСПИТАТЕЛЬНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ

Михайличенко Юлия Владимировна
Национальный университет имени Тараса Шевченко
кандидат педагогических наук

Аннотация
В статье рассматриваются исторические корни и генезис феномена жестокого обращения с детьми, анализируется эволюция формирования педагогических аспектов толерантного отношения к воспитанию и обучению детей, выявляются наиболее перспективные направления его дальнейшего совершенствования на современном этапе.

Ключевые слова: жестокое обращение с детьми, инфантицид, педагогика ненасилия, социальная защита детей.


PEDAGOGY OF NON-VIOLENCE IN THE EDUCATIONAL AND LEARNING PROCESS

Mikhailichenko Yulia Volodymyrivna
Taras Shevchenko National University
Ph.D. in Pedagogical Sciences

Abstract
The article examines the historical roots and origin of the phenomenon of child abuse, analyzes the evolution of the formation of the pedagogical aspects of the tolerant attitude to the upbringing and education of children, identifying the most promising directions for its further improvement at this stage.

Keywords: child abuse, child welfare, infanticide, pedagogy of non-violence


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Михайличенко Ю.В. Педагогика ненасилия в воспитательно-образовательном процессе // Психология, социология и педагогика. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/02/4419 (дата обращения: 08.06.2018).

Диалектика родственных взаимоотношений, и, в частности, аномального  отношения некоторых взрослых к детям, уже длительное время привлекает внимание социологов,  педагогов, медиков, правоведов, государственных и общественных деятелей. Это связано с тем, что проблема жестокого обращения  взрослых с детьми существовала и существует во всех социальных стратификациях, она присуща представителям всех континентов, всех национальностей, конфессий, независимо от пола, возраста, образования. Многие факты проявлений жестокого обращения с детьми в семье и за ее пределами зафиксированы не только в литературных памятниках, но и в современной научной литературе во многих странах мира.

Цель статьи – рассмотреть исторические корни и генезис феномена жестокого обращения с детьми, проанализировать эволюцию формирования педагогических аспектов толерантного отношения к воспитанию и обучению детей, выявить наиболее перспективные направления его дальнейшего  совершенствования на современном этапе.

Первые сообщения о сознательных убийствах родителями младенцев и других видах жестокого насилия над детьми пришли к нам из глубины времен. Историки считают, что один из наиболее одиозных видов жестокого обращения с детьми – инфантицид (от лат. Infanticide), то есть умышленное умерщвление  родителями своих детей после их рождения, был широко распространен в древности, ведет отсчет времени с грани зоологического и социального миров. Антрополог Лайла Уильямсон утверждает, что убийства детей родителями широко применялись еще со времен верхнего палеолита как наиболее доступный и используемый метод контроля численности населения [12, с. 16]. По мнению авторитетного антрополога Джозефа Бенджамина Бёрдселла в период неолита процент умерщвления детей родителями составлял от 15% до почти 50% от общего числа новорожденных [10, с. 21].

Известный исследователь проблемы Дж. Л. Десперт утверждает, что в древние времена родители считали детей своей движимой собственностью, имели абсолютный контроль над их жизнью и смертью: могли продавать, обменивать, сдавать в аренду, залог, приносить в жертву.

По древнему римскому частному праву (ius privatum) отец считался одновременно и органом карательной власти, и дисциплинарным учреждением. Его домашний суд (judicium domesticum) отождествлялся с судебной деятельностью. Он имел право продавать своих детей, заключать и разрывать их браки, в полной мере распоряжаться их жизнью [9, с. 267].

В Шумере родители имели право продавать своих детей в рабство, соответствующие соглашения фиксировались в специальных документах. Часть из них сохранилась до наших дней. Различные типы домашнего рабства зафиксированы статьями семейного права Кодекса законов царя Хаммурапи, в частности, право  продавать дочь за определенный выкуп [4].

О случаях продажи детей в рабство родителями свидетельствуют также многочисленные документы вавилонской эпохи. В Палестине отец имел в отношении детей все права рабовладельца. Он мог убить своего ребенка и даже внука. В Ассирии отец имел неограниченные права по отношению к своей дочери. “Отец сделает по дочери, как пожелает”, – говорится в одной из статей ассирийского закона. В соответствии с ней дочери  считались там урожденными рабынями своего отца. В странах Востока физические наказания детей не только не осуждались, но считались весьма полезными и необходимыми в воспитательных целях. Царю Соломону, в частности, приписывают такую сентенцию: “Кто любит свое дитя, тот держит его под розгой, и только при этом условии он дождется от своего чада удовольствия и радости. А избалованный ребенок неуправляем, как дикий конь” [1, с. 117].

Естественными и необходимыми считались физические наказания детей в Древнем Египте. Девизом такой системы воспитания можно считать высказывание, зафиксированное в одном из папирусов тех времен: “Ребенок несет ухо на своей спине, нужно бить ее, чтобы она услышала”.

Платон, Аристотель и Перикл считали детоубийство “идеальным средством для спасения” родителей и общества от “недостойных” детей.

По свидетельству Н. Карамзина, во времена языческих славян мать имела право безнаказанно убить новорожденную дочь (но не сына, который должен стать воином), если семья была многочисленной и столь бедной, что родители не могли прокормить всех детей [5. с. 316].

В одном из манускриптов последующих времен под названием  “Измарагд”, определенный интерес в контексте рассматриваемой темы, представляет раздел “Слово и притчи о наказании детей к родителям своим”. В нем, в частности, даны следующие рекомендации: “Наказаите измлада дети своя. Наказан его юности, так на старость твою покоиття”.

Более подробно задачи воспитания детей в семье в этот период изложены в одном из самых известных произведений педагогической литературы Киевской Руси – “Домострое”. Его XIX-XXII главы почти полностью посвящены вопросам воспитания детей. “Домострой” требовал воспитывать детей “в страхе Божием”, в духе выполнения обрядов церкви, и особенно подчеркивал важность строгой дисциплины, настоятельно рекомендуя  подвергать их телесным наказаниям: “Любя сына своего, сокруши ему ребро”. Даны и другие советы подобного характера. XVI глава “Домостроя” под красноречивым названием “Как учить детей и страхом спасать” содержит, в частности, такую сентенцию: “Карай сына своего с юности и порадуешься за него в зрелости его, и среди злых им похвастаешься, и позавидуют тебе враги твои” [3, с. 203].

Но со временем, по мере естественной эволюционной трансформации общественного мнения у сторонников доминанты строгости и жестокости по отношению к детям появились идейные противники – убежденные сторонники теории и практики ненасильственного воспитания и обучения детей.

Признанным сторонником педагогики ненасилия был славянский мыслитель-гуманист Я.А. Коменский. Основой воспитания он считал дисциплину. В  XXVI-ой главе своей главной теоретической работы “Великая дидактика” он писал, что школа без дисциплины подобна мельнице без воды. Однако это не значит, что классы школы должны оглашаться криками, ударами, побоями, в ней должны господствовать уважение и внимание как у учащих, так и у учащихся [6, с. 19].

Подобные взгляды на задачи педагогики разделял английский философ-просветитель, основатель эмпирической психологии и сторонник социально-политической доктрины либерализма Джон Локк. В трактате “Мысли о воспитании” он замечал, что традиционный на то время метод воздействия -  наказание прутом, наименее пригоден из всех возможных средств воспитания, поскольку приводит к тяжким последствиям [7, с. 54.]

В педагогическом трактате в форме романа “Эмиль, или о воспитании” французский философ и мыслитель  Ж. Ж. Руссо утверждал, что природа создала детей, чтобы взрослые их любили и приходили к ним на помощь. [11, с. 43].

Такие и подобные им взгляды, направленные на многоаспектную гуманизацию системы воспитания и образования, разделяли также другие признанные классики мировой педагогики – Иоганн Фридрих Гербарт, Джон Дьюи, Фридрих Адольф Вильгельм Дистервег.

Занимался проблемами педагогики и выдающийся российский ученый М. Ломоносов. В отношении к тому, что впоследствии получило определение “педагогика ненасилия”, он занимал плюралистическую позицию. У 57-ом параграфе проекта регламента московских гимназий от 1755 года М. Ломоносов разделял наказания на “частные” и “публичные”. Частные наказание – за невыполнение школьных обязанностей, или непристойные дома или в школе поступки; публичные – за серьезное нарушение школьных обязанностей, грубые нарушения правил гимназии. Вместе с тем, в воспитании и обучении детей ученый считал важнейшими такие методы, как убеждение и пример, а не насилие.

К. Ушинский в статьях “Три элемента школы”, “О пользе педагогической литературы”, “О народности в общественном воспитании”, подчеркивал важность гуманного воспитания, необходимость принятия “общечеловеческой образования”, основанной на самостоятельной “душевной деятельности” ребенка. Протестуя против присущих тому времени телесных наказаний и казарменно-палочной дисциплины, он отмечал, что в старой школе дисциплина держалась на самой противоестественной почве – на страхе к учителю и физическому  наказанию.

В числе убежденных противников телесных наказаний детей  был  российский публицист Н. Добролюбов. Он подчеркивал недопустимость наказаний, призывал к уважительному  отношению к ребенку, отвергал систему наказаний, расценивая ее как унижение достоинства человека, как возведение воспитательной работы к примитивной  “дрессировке”. В работе “О значении авторитета в воспитании” (1857) отмечал необходимость учитывать в процессе воспитания законы развития ребенка [2, с. 59].

Выдающийся педагог Н. Пирогов считал должную дисциплину одним из ключевых условий успешного школьного обучения и нравственного воспитания учащихся. В работах “Вопросы жизни”, “Школа и жизнь”, “Чего мы хотим?”, “Быть и казаться”, “О цели литературных разговоров в гимназиях”, “Университетский вопрос” и других он негативно оценивал волюнтаризм и полуказарменный режим, которые доминировали в то время в школах. Резко критиковал черство-казенное отношение педагогов к детям, подчеркивал важность гуманности, эмпатии и сердечности при поддержании дисциплины. Н. Пирогов настаивал, что в случае проступка ученика, педагог должен тщательно изучить все обстоятельства, при которых он был совершен, глубоко объективно оценить их, тактично разъяснить ученику степень его вины и справедливость назначенного за это наказание. В статье “Нужно ли сечь детей, и сечь в присутствии других детей?”, которая стала своеобразным откликом на должностной отчет директора гимназии Одесского учебного округа, Н. Пирогов убедительно доказывал, что применение физического покарания антипедагогично, что телесные наказания подавляют у учащихся чувство собственного достоинства и должны быть отменены. [8, с. 274]. И уже вскоре, согласно отчетам директоров школ Киевского и Одесского  учебных округов, где Н. Пирогов служил в то время на посту опекуна, там более чем в 20 раз уменьшилось число учеников, которые были подвергнуты  физическому наказанию.

В числе идеологов прогрессивной педагогики ненасилия был педагог и писатель А. Макаренко. Он считал, что гуманность и эффективность прогрессивного воспитания подростков прежде всего в том, чтобы вместо прямого, “умышленного”, “грубого” педагогического воздействия прибегать к косвенному, “деликатному”, который изоморфно отражает все нюансы жизни общества. Гуманистический характер воспитания, по мнению А. Макаренко, должен обеспечиваться тем, что свой новый опыт дети “выращивают” в защищенных условиях гуманного сообщества и  “фильтруют” негативные влияния общества.

Таким образом, проблема жестокого обращения с детьми имеет глубокие исторические корни. На современном этапе, благодаря социальному развитию общества она приобрела качественно новое содержание. Защита детей от жестокого  обращения, обеспечение их полноценного развития и успешной  социализации – проблема чрезвычайного значения. В условиях процесса экономической, политической и культурной интеграции, унификации и глобализации она должна рассматриваться и решаться в совокупности контекстов: педагогическом, социологическом, культурологическом, медицинском, демографическом, юридическом и др.

Вышеизложенное позволяет прийти к выводу, что прогрессивная педагогическая мысль всегда была проникнута идеями гуманизма, сопротивлялась насильственному воздействию на детей со стороны взрослых. Глубокое понимание проблемы жестокого обращения с детьми и его тяжелых последствий способствует существенным позитивным сдвигам в теории педагогической профилактики жестокого обращения с детьми. Однако механизмы ее практической реализации, как и самой организации социальной защиты детей,  требуют дальнейшего всемерного совершенствования.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Бертрам  Д.Г. История розги. – М.: Просвет, 1992.  – 288 с.
  2. Добролюбов Н.А. О значении авторитета в воспитании. Собрание сочинений в трех томах. Том I.  – М., “Художественная литература”, 1986.
  3. Домострой (текст). Изд. подгот. В.В.Колесов, В.В.Рождественская. СПб., Наука, 2000. – 400 с.
  4. Законы  царя Хаммурапи.  Электронная  библиотека Исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/hammurap.htm. Заголовок с экрана. (дата обращения: 06.02.2015).
  5. Карамзин Н.М. История государства Российского: в двенадцати томах. Том I. Издательство «ОЛМА-ПРЕСС»,  Москва, 2012. – 700 с.
  6. Коменский Я.А. Великая дидактика. –  М.: Педагогика, 1989.
  7. Локк Дж. Сочинения в трёх томах: Т. 3.– М.: Мысль, 1988.– 668 с.
  8. Пирогов Н. И. Избранные педагогические сочинения.- Москва, Педагогика, 1985. — 496 с.
  9. Покровский И. А. История римского права /  — СПб. : Издательско-торговый дом “Летний Сад”, 1999. — 533с.
  10. Birdsell Joseph. Some predictions for the Pleistocene based on equilibrium systems among recent hunter gatherers.  Aldine Publishing Co., 1986. – p. 239.
  11. Rousseau Jean-Jacques. Emile, Ou, De L’Éducation. Nabu Press,  2010. –  252 p.
  12. Williamson Laila. “Infanticide: an anthropological analysis”. In Kohl, Marvin. Infanticide and the Value of Life. NY:Prometheus Books, 1978. – pp. 61–75.

 



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Михайличенко Юлия Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация