УДК 37(09c)

К.Д. УШИНСКИЙ О РАЗВИТИИ ИДЕИ ГАРМОНИИ УМСТВЕННОГО И ФИЗИЧЕСКОГО ТРУДА ШКОЛЬНИКА

Васильев Василий Васильевич1, Челпаченко Татьяна Викторовна1
1Оренбургский государственный педагогический университет

Аннотация
В статье выявляются истоки развития философско-педагогической идеи гармонии умственного и физического труда в отечественной педагогике конца XIX века, в частности, в педагогическом наследии К.Д. Ушинского. Анализируются ее взаимосвязи с концептуальными идеями, лежащими в основе исследования развития идеи гармонии умственного и физического труда школьника в отечественной педагогике конца XIX века: природосообразность, гуманизация, антропологизм, гармонизация.

Ключевые слова: К.Д. Ушинский, школьник


K. D. USHINSKY ABOUT THE DEVELOPMENT OF THE IDEA OF HARMONY OF MENTAL AND PHYSICAL WORK OF A SCHOOLBOY

Vasilev Vasiliy Vasilievich1, Chelpachenko Tatiana Viktorovna1
1Orenburg state pedagogical University

Abstract
The article reveals the origins of the development of philosophical and pedagogical ideas of harmony of mental and physical work in the national pedagogy of the late nineteenth century, particularly in the pedagogical heritage of K. D. Ushinsky. Analyses its relationship with the conceptual ideas that underlie the study of the development of the idea of harmony of mental and physical work of a student in the national pedagogy of the late nineteenth century: prirodoohrannoi, humanization, anthropology, harmonization.

Keywords: K. D. Ushinsky, schoolboy


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Васильев В.В., Челпаченко Т.В. К.Д. Ушинский о развитии идеи гармонии умственного и физического труда школьника // Психология, социология и педагогика. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/04/4758 (дата обращения: 26.05.2017).

Философскими (концептуальными) идеями, лежащими в основе исследования развития идеи гармонии умственного и физического труда школьника в отечественной педагогике конца XIX века, выступали природосообразность, гуманизация, антропологизм, гармонизация, всеединство — всеобщая мудрость, постигаемая через Истину, Добро, Красоту (В.С. Соловьев). Данные позиции отражали сущность культурно-антропологической направленности образования в конце XIX века в России в педагогическом наследии К.Д. Ушинского, чье педагогическое наследие  особенно актуально для нас, поскольку педагог большое значение в своей теории уделял вопросам организации трудового воспитания. Он обосновывал объективную взаимосвязь,  соединение физического и умственного труда в деятельности человека, считая такую диаду нравственно полезной. По объективным причинам, человеку не нужно доказывать необходимость и важность физического труда для развития сил, здоровья, способностей. Как полагал ученый, «не только тело, но и ум, душа человека требуют труда. Отсутствие таковых ведет к постепенному самоуничтожению личности» [1].

Особое значение для нас имеет тот факт, что в педагогическом наследии К.Д. Ушинского значительное внимание уделено именно проблеме гармонии умственного и физического труда в становлении и развитии личности, которую он трактовал неоднозначно. Умственный труд, по мнению ученого, может способствовать развитию «живучести тела человека». Однако искусственный «перевес» одного вида труда над другим тоже может навредить организму человека, потому что всякие «крайности являются губительными». Но и достижение полного равновесия между трудом физическим и умственным К.Д. Ушинский для себя не видел. Решение данной проблемы, по его мнению, можно найти в гибкости человеческой природы, индивидуального образа жизни каждой личности. Таким образом, гармония умственного и физического труда индивидуальна для каждой конкретной личности.

В работах К.Д. Ушинского присутствуют размышления  об умственном труде как о достаточно сложном и однообразном виде деятельности: «Это едва ли не самый тяжелый труд для человека. Однако, – пишет он, – Мальчик скорее готов проработать физически целый день или просидеть без мысли над одной и той же страницей несколько часов и вызубрить ее механически, нежели подумать серьёзно несколько минут». Педагог подчеркивал, что «учение есть труд и должно остаться трудом, но трудом, полным мысли» [1, с.147].

Наиболее полно понимание идеи гармонии умственного и физического труда представлено К.Д. Ушинским в трудах «Труд в его психическом и воспитательном значении», «Человека как предмет воспитания, или опыт педагогической антропологии». Данные работы позволяют проследить социально-философскую позицию  ученого в данном вопросе. Не найдя собственного труда в жизни, который определил бы смысл его существования, смог бы стать стержневым фактором для развития, писал К.Д. Ушинский, человек «теряет саму возможность человеческого существования: перед ним открываются две одинаково гибельные дороги – неутолимого недовольства жизнью, мрачной апатии и бездонной скуки и добровольного, незаметного самоуничтожения; на обеих смерть овладевает человеком заживо потому, что труд – личный, свободный труд – и есть жизнь» [1, с. 129].

Необходимо сделать особый акцент на том, что К.Д. Ушинский подчеркивал значение труда для морали, духовно-нравственного воспитания растущего человека. Как утверждал ученый, «подлинно народная школа не может быть создана без христианско-православной основы и устремленности в воспитательном идеале к образу Христа». Но в то же время К.Д. Ушинский обосновал, в качестве одной из ведущих идей своей педагогической теории, идею о роли труда как значимого фактора развития личности, необходимого средства воспитания человека в умственном, физическом, социальном (гражданском) и нравственном аспектах. Следовательно, К.Д. Ушинский определял труд как «свободную и согласную с христианской нравственностью деятельность человека, на которую он решается по безусловной необходимости ее для достижения той или другой истинно человеческой цели в жизни» [там же, с. 128].

Рассматривая в качестве объективных социальных реалий своего времени в условиях сословно-экономического и политического неравенства, закрепленность в человеческом сознании понятия «крепостной крестьянин» и «раб», кроме того эти понятия воспринимались как синонимы, К.Д. Ушинский объяснял объективную неизбежность такого разграничения и  разделения труда на физический и умственный. Однако в перспективе развития общественных отношений он рассматривал в качестве одной из важнейших проблем в организации трудовой деятельности потребность в соотносимости и взаимосвязи – гармонии – физического и умственного труда. Ученый считал, что как однообразный и чрезмерный физический труд вреден для взрослого и ребенка, так и чрезмерный умственный труд может разрушительно воздействовать на молодой организм.

Правильно организованная трудовая школа должна органично сочетать в себе занятия, включающие умственный и физический труд ребенка. В силу того что умственная работа способствует активизации нервной системы, способствуя, тем самым, улучшению кровотока и пищеварения, она, в определенной мере, весьма значительно уменьшает потребность в движении. То же самое можно сказать и о физическом труде. Лишенный умственных усилий и напряжения, работы мысли, физический труд превращает ребенка в робота, дополнение и придаток машины, механизма. Полезнее всего для растущего организма, как отмечал К.Д. Ушинский, было бы соединение умственного и физического труда. Однако он признавал, что полновесного равновесия между ними быть, скорее всего, не может или это едва ли необходимо. По своей природе человеческий организм обладает гибкими возможностями, он готов приспособиться к различному образу жизни. Возможности человека так велики, что даже «сильный перевес труда умственного над физическим и, наоборот, скоро переходит в привычку и не вредит организму человека: только совершенные крайности в этом отношении являются гибельными» [там же, с. 130].

Особенно актуальной в контексте современной интерпретации содержания идеи гармонии умственного и физического труда школьника выступает следующая позиция К.Д. Ушинского. Для маленького человека очень опасна тенденция возникновения в обществе приоритета материальных ценностей: «Роскошь, которая в последнее время так быстро начала распространяться между всеми сословиями…, быстро может съедать нравственность и счастье людей». Педагог объективно объяснял, что богатство может накапливаться без вреда для человека только в том случае, когда вместе с богатством растут и духовные потребности общества. И материальная, и духовная сфера жизнедеятельности общества тогда расширяют перед личностью свои границы. Человек, накапливая и создавая материальные блага, стремясь к материальному достатку, должен осознавать, что труд способствует развитию нравственных качеств, способствует возвышению души. Только в таком случае он будет оказывать «….живительное и освежающее влияние на чувства человека: ….и небо кажется светлее, и солнце ярче, и люди добрее. Как ночные призраки от свежего утреннего луча, бегут от светлого и спокойного лица труда тоска, скука, капризы, прихоти…» [там же, с. 137].

Целью воспитания тогда становится достижение внутренней гармонии человека с самим собой. Это ощущение чувства удовлетворенности, радости будет связано с напряжением физических, умственных, нравственных, психических и иных сил и возможностей. По утверждению К.Д. Ушинского, труда без трудностей не бывает, наличие препятствий – «есть необходимое условие существования, деятельности» [2, с. 137]. Полное отсутствие проблем и трудностей в жизнедеятельности человека одновременно ограничивает осознание ими воспитательного и психического значения труда, как умственного, так и физического.  Человек, взрослея в процессе преодоления этих трудностей, требующих напряжения и мобилизации ресурсов человеческой психики, формирует и закаливает характер и волевые силы; у него развивается логическое мышление гибкость ума, воспитывается  нравственность и гуманистическое отношение к миру.

Таким образом, наш исследовательский поиск показал, что К.Д. Ушинским была разработана очень важная педагогическая стратегия в организации и реализации в практику образования идеи гармонии умственного и физического труда школьника: труд школьника, организованный как слишком легкий процесс, без преодоления им трудностей, без прикладывания особых усилий – антипедагогичен. Такой труд порождает отсутствие мотива учения, леность и скуку, слабоволие и апатию. У ребенка   постепенно формируется безразличное отношение к самому себе, к тому, что он делает, к окружающим людям. К.Д. Ушинский предостерегал: нельзя ребенка постоянно вести «на помочах». Необходимо погружать его в посильные проблемы и трудности, создавать объективные условия для проявления инициативности,  самостоятельности. Педагог, таким образом, будет способствовать его взрослению, воспитанию, обучению и развитию.

Однако  и умственный труд должен быть посильным. Ученый считал, что педагог должен помогать ребенку «бороться с трудностями постижения предмета», не столько учить, а сколько помогать учиться. Данная позиция сопряжена с идеями современного российского образования, в котором весомая роль отводиться самообразовательной деятельности обучающихся.

Не следует ждать, что ученик сам увлечется каким-либо  предметом. Здесь велика роль учитель, который держит «внимание всех своих слушателей постоянно в возбужденном состоянии». Используя методы активного обучения,  можно приучать воспитанников к умственному труду, готовить к преодолению трудностей, тяжестей такого труда. А результатом будет выступать наслаждение, которое им доставляется. «Умственный труд едва ли не самый тяжелый труд для человека. Мечтать – легко и приятно, но думать – трудно. Серьезная умственная работа утомляет непривычного человека быстрее, чем труд физический» [там же, с. 142-143]. Не следует «надрывать сил человека в умственной работе», но и нельзя давать им «засыпать»: постепенно и последовательно следует наращивать ее сложность, формировать у ребенка «привычку к умственному труду». Вместе с этой привычкой и на ее основе будет приобретаться и любовь к умственному труду, «или, лучше сказать, жажда его. Человек, привыкший трудиться умственно, скучает без такого труда, ищет его и, конечно, находит на каждом шагу». Чем моложе ученик, тем менее он способен к длительному и напряженному труду «в одном направлении». Ребенок устает читать, внимание его ослабло, процесс понимания остановился: «….заставьте дитя полчаса пописать, порисовать, посчитать, попеть и – заметьте, что, воротившись потом к чтению, ребенок снова стал и понятлив, и внимателен». Сама смена видов деятельности действует на ребенка лучше полноценного отдыха, который, конечно, необходим в свое время. Смена деятельности и составляет суть отдыха: отдых после умственного труда заключается вовсе не в том, чтобы ничего не делать, «а в том, чтобы переменить дело; труд физический является не только приятным, но и полезным отдыхом после труда умственного». Используя разнообразную деятельность ребенка, можно успешно приучать его к полезной деятельности, требующей большого напряжения и внимания [1, с. 142].


Библиографический список
  1. Ушинский, К.Д. Избранные педагогические сочинения: В 2 т. / К.Д. Ушинский // Под общ. ред. А.И. Пискунова. М. : Педагоги-ка, 1974. Т.1. Теоретические проблемы педагогики. 584 с.
  2. Ушинский, К.Д. Руководство к «Родному слову» / К.Д. Ушинский. Избр. пед. соч. Т. II, 1975. с. 156.
  3. Ушинский, К.Д. Избранные педагогические сочинения. Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии (1861). М.: Изд-во Академии наук РСФСР, 1945. 461 с.


Все статьи автора «Челпаченко Татьяна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: