УДК 316.4.051.3

ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ НАУКА И ЕЕ ЛЕГИТИМАЦИЯ В ПРОЕКТЕ Ж.Ф.ЛИОТАРА

Фауль Богдан Владимирович
Санкт-Петербургский государственный университет
магистрант кафедры теории и истории социологии факультета социологии

Аннотация
В данной статье, автор описывает позицию науки в мире с точки зрения Ж.Ф.Лиотара. Автор рассматривает технологии легитимации научного знания как в эпоху модерна, так и сейчас. Автор касается вопросов о структуре науки с точки зрения Ж.Ф. Лиотара, а так же описывает то, каким образом наука будет существовать в будущем. Актуальность идей Ж.Ф. Лиотара вряд ли когда-нибудь исчерпает себя, тема постмодерна до сих пор будоражит умы мыслителей, а идеи постмодерна все еще кажутся бездонно глубокими.

Ключевые слова: агонистика, дискурс, легитимация, метасубъект, Нарратив, парадигма, паралогия, постмодерн


THE POST-MODERN SCIENCE AND ITS LEGITIMATION IN THE PROJECT ZH.F.LIOTARA

Faul' Bogdan Vladimirovich
St Petersburg State University
graduate student of the Department of Theory and History of Sociology Department of Sociology

Abstract
In this article, the author describes the position of science in the world in terms of Zh.F.Liotara. The author examines the technology legitimation of scientific knowledge in the modern era, and now. Author regard to questions about the structure of science from the standpoint of JF Lyotard, and also describes the way in which science will exist in the future. The relevance of the ideas of JF Lyotard's hardly ever run its course, the topic of postmodernism still excites the minds of thinkers and ideas of the postmodern still seem bottomless deep.

Keywords: agonistics, discourse, legitimation, narrative, paradigm, paralogs


Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Фауль Б.В. Постмодернистская наука и ее легитимация в проекте Ж.Ф.Лиотара // Психология, социология и педагогика. 2015. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/09/5847 (дата обращения: 04.10.2017).

Одна из основных проблем, которой касается Жан Франсуа Лиотар, это проблема легитимации научного знания. Действительно, как так получилось, что апелляция к научному знанию всегда обладает таким магическим эффектом? Стоит только произнести фразу «ученые доказали», и аудитория расцветает, универсальный «сезам», который работает практически безотказно и открывает любые пещеры непритязательного разума. Мы можем представить себе и другую ситуацию, где пещера не будет открываться так просто. Мы будем бесконечно укреплять свою речь ссылками на ученых, известными фактами, достижениями науки и т.д., но и это не будет убедительно для, например, каких-нибудь родноверов. Каким образом наука обретает свой статус? Что должно происходить для того, чтобы этот статус существовал и не распадался? Эти и многие другие вопросы ставит перед собой Ж.Ф. Лиотар.

Ж.Ф.Лиотар настолько глубоко проникся идей языковых игр, что даже предложил брать языковые приемы за первичные, простейшие элементы действия. Языковые приемы берутся из представления о том, что языковая игра выстраивается по «агонистическому» [1,c.33] принципу, то есть уже заключают в себе принцип борьбы, противостояния. Более того, Ж.Ф. Лиотар разделяет высказывания на разные типы, что позволяет ему не вдаваться в смысл происходящего, а наблюдать только за формой, что, судя по всему, только играет на руку исследователю, так как такой подход может описать все что угодно в понятной и рабочей терминологии. Ж.Ф.Лиотар рассматривает различные типы высказываний, но в анализе легитимации научного знания он концентрируется на том, какой тип высказываний избрала для себя наука. Но об этом через некоторое время будет сказано далее.

Ж.Ф.Лиотар выделяет две общественные сферы: нарративную и научную. Нарративная сфера представляет собой сферу рассказа, где задействуются все типы языковых игр. В основном, он концентрируется на сказках, историях, песнях. Все это можно описать как нарративы, которые транслируют границы нормы, да и вообще, культуру целиком. Наука, с данной точки зрения, также выступает как нарратив, но принцип ее функционирования существенно отличается от нарративной сферы.  Количество языковых игр и высказываний в ней редуцируется до одного. Наука стремится формировать только деннотативные высказывания. «Научное знание требует выбора одной из языковых игр – деннотативной, и исключения других. Критерии приемлемости высказывания – оценка его истинности. Конечно, мы встречаем здесь и другие классы высказываний: вопросительные («Как объяснить, что…?») и прескриптивные («Предположим, дан исчислимый ряд элементов…»), но они здесь служат только для сочленения диалектической аргументации, и последняя должна завершиться денотативным высказыванием.»[1, с.66] Это означает, что наука стремится высказать истину, однако истинность или неистинность высказывания лежит в смысловом поле и определяется правилами того, как это делать. Таким образом, появляется парадигма, которая определяется Лиотаром как правила консенсуса. Научная сфера сама решает, что является истинным, а что нет, в связи этим появляются приемлемые и неприемлемые высказывания. «Аристотель, несомненно, один из самых современных мыслителей, когда отделяет описание правил, которым должны подчинятся высказывания («Органон»), от исследования их легитимности в рассуждении о Бытии(«Метафизика»)» [1, с.75]. Таким образом, Лиотар видит Аристотеля как отрефлексировавшего эти, казалось бы, новые идеи. Очевидно, что рано или поздно встанет вопрос о том, почему доказательство верно? Кто сказал, что эти выдуманные правила являются верными? И тут запускается новый способ аргументации, апелляция к компетентным лицам, которые в совокупности являются носителями парадигмы. «Истинность высказывания и компетенция высказывающего зависит, таким образом, от одобрения коллектива равных по компетенции. Следовательно, нужно формировать равных»[1, с.65]. Если задуматься, чем апелляция к группе людей, а не к «верному» методу получения знания лучше, то окажется что в сущности ничем. Интересно, что произойдет, когда такое понимание случится? Возможна ли вообще ситуация, когда наука полностью утеряет свою легитимность?

Рассуждения Лиотара не предполагают «подлинно» деннотативных высказываний, ведь истина или ложь высказывается в отношении к парадигме. Не смотря на то, что сам Ж.Ф.Лиотар об этом не говорит прямо,  создается впечатление, что по гносеологическим предпосылкам Ж.Ф.Лиотар скорее является конструктивистом. Но насколько радикальным? С его точки зрения существуют разные высказывания, некоторые из которых подчиняются строгой регламентации, которая, в свою очередь, исторически меняется. Эта регламентация является парадигмой, а парадигма уже решает что истинно, а что нет. Ж.Ф.Лиотар акцентирует внимание читателя на том, что эти типы языковых игр находятся между собой в конфликте, так как они изначально не способны друг друга понять. Нарратив рассматривает науку как частный случай себя, и не способен вникнуть в проблематику научного дискурсивного пространства. В свою очередь научный дискурс задается вопросом об основаниях нарратива, и склонен относить его к «другой ментальности: дикой, примитивной, недоразвитой, отсталой, отчужденной, основанной на мнении, обычаях, авторитете, предубеждениях, незнании, идеологии» [1, с.70].  Рассмотрим, каким образом существует научное знание в обществе.

Часто предполагается, что нарративное знание предельно упрощено. Можно предположить, что это связано с тем, что оно предназначено для массового пользования, в связи с чем, оно должно быть максимально понятным. Воздержимся от таких суждений, ведь даже сам Ж.Ф.Лиотар не считает, что нарративное знание как-то ущербно в сравнении с научным (кстати говоря, в нарративное знание попадает и философия). Ограничимся тем, что оно просто по-другому выстраивается, что уже было описано выше. Как же быть науке? Основной идеей Ж.Ф.Лиотара является то, что наука вынуждена презентировать себя в качестве рассказа, так как единственная сфера, в которой она может фигурировать и обретать свою легитимность –  сфера нарративного знания. Таким образом, наука вынуждена презентировать себя как эпический рассказ, она должна постоянно трубить о своем достоинстве.  Если ее легитимность очевидна и без этого, это тоже будет, несомненно, являться плодом долгих трудов в этом направлении. Таким образом, наука обладает легитимностью, не благодаря своим внутренним характеристикам (которые отличны от нарративных), а благодаря постоянной работе в нарративном пространстве.

После этих выводов, Ж.Ф.Лиотар идет дальше и формулирует различные типы стратегий легитимации научного знания. С точки зрения Ж.Ф.Лиотара, на определенных исторических этапах были актуальны разные стратегии. Раньше, во времена философии и метафизики, условно говоря, было две стратегии легитимации. Легитимация через метасубъект и легитимация через освобождение человека. Такие названия этих легитимирующих стратегий выбраны весьма условно. У самого Ж.Ф.Лиотара центральным элементом является человек, который выступает либо как герой познания (легитимация через метасубъект), либо как герой свободы (освобождение человека).  В дальнейшем мы будем использовать вышеуказанные понятия для обозначения легитимирующих стратегий.

Под легитимацией через метасубъект понимается какой-то глобальный план, который движется к своему завершению. Будь-то разум у Фихте, который в своей философии выделял пять исторических эпох, где в конце концов разум приходит в свою точку отсчета, или будь-то движение к абсолютному духу у Гегеля, где в конечном итоге снимается парадокс как таковой. Идея в том, что наука способствует этому движению или является его выражением. Так как у науки такая великая функция, то она легитимна. Не думайте, что для того, чтобы работал такой тип легитимации обязательно должен существовать какой-то конкретный субъект, который отвечает за движение истории. С точки зрения Ж.Ф.Лиотара, философия Маркса точно так же является легитимацией первого типа.

Второй тип легитимации очень похож на первый, но тут субъектом истории выступает не нечто трансцендентное, а сам человек. Человек теперь является центром легитимирующего нарратива и он – тот, кого нужно освободить. В таком рассказе, наука легитимна потому, что она освобождает человека. Но от кого? Все зависит от фантазии. Классическим примером такого поворота события является франкфуртская школа, которая, с точки зрения Ж.Ф.Лиотара, взяла марксизм, но изменила исконную легитимирующую стратегию с первого типа на второй.

Теперь уже становится более или менее понятно, как именно работают эти типы легитимации, но нам кажется, что после этого остается огромное количество вопросов, что позволяет нам охарактеризовать данные типы легитимации как весьма условные. Они существуют лишь в качестве аналитической модели, которая помогает хоть как-то внести определенность. При более глубоком рассмотрении легитимирующих теорий, оказывается, что весьма непросто провести границу между первым и вторым типом легитимации. Гегеля тоже можно отнести к критической теории, где свобода является ключевым элементом его философии, такая же ситуация и с Фихте, где в пятой эпохе, после того как разум придет в свою исходную точку, все будут так же максимально свободными. Нам кажется, что это сложный вопрос, что в данных теориях первично, человек или дух/разум, познание или стремление к свободе? Как именно в различные эпохи сами люди осознавали свою роль?

На этом Ж.Ф.Лиотар не останавливается. Для современности характерна легитимация через эффективность (результативность). Результативность обычно весьма формальна и выражается в цифрах, графиках, и т.д., в общем, в том, что, как считается, является коррелятом эффективности. Таким образом, до современности мы выделили целых три стратегии легитимации. Каким же образом наука будет легитимировать себя в будущем?

Как уже было описано выше, наука легитимирует себя различными способами. Сейчас мы имеем легитимацию через эффективность (результативность), но что нас ждет далее? Ж.Ф.Лиотар говорит о легитимации через паралогию. Такой тип легитимации предполагает поиск нестабильности, который будет функционировать за счет включения другого в познавательный процесс. Иными словами, наука будет иметь совсем другую структуру. Ученые больше не будут сидеть в затворе и исследовать никому не нужные проблемы, а в конечном итоге выдавать результаты как истину, которую невозможно проверить. Ученые будут включать в исследовательский процесс «другого» на этапе постановки проблемы. Таким образом, нарративная и научная сфера соединятся. Включение другого будет постоянно открывать новую точку зрения на объект исследования. Таким образом, возможно, сама легитимация себя исчерпает, ведь легитимация может существовать только тогда, когда есть сфера, где эта легитимация должна существовать. Нет разделения на научное и нарративное знание, нет легитимации как таковой. Такой способ функционирования науки имеет определенное преимущество перед обычным научным проектом. Классическая, известная нам форма науки, не обращается к пересмотру своих оснований, а, следовательно, эти основания можно исчерпать. Иными словами, исходная энергия проекта конечна. В легитимации через паралогию наука будет постоянно пересматривать основания своего существования, так как она изначальна нацелена на поиск нестабильности через включение другого. Пересматривая свои основания, наука становится неисчерпаемой, а также она будет производить новые идеи как безумная эвристическая машина, что от нее, по-видимому, и требуется. Думаю, что рассчитывать на нечто целое никак нельзя, ведь постмодернизм это война целому [2, 46-61].

 


Библиографический список
  1. Лиотар Ж.Ф. Состояние постмодерна / пер.с фр. Н.А. Шматко. – СПб.: Алтейя, 2015 (Gallincium).
  2. Лиотар Ж.Ф. Ответ на вопрос: что такое постмодерн? //Ad marginem. – 1994.


Все статьи автора «Фауль Богдан Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: