УДК 316.613

СОВРЕМЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Ставропольский Юлий Владимирович
Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского
кандидат социологических наук, доцент кафедры общей и социальной психологии

Аннотация
Несмотря на то, что продовольствие играет в обществе фундаментальную роль, социологический интерес обратился на продовольственные исследования совсем недавно. Социология продовольствия и питания или продовольственная социология концентрирует в себе множество социокультурных, политических, экономических и философских факторов, влияющих на наши продовольственные пристрастия – что, когда, как и почему мы едим… Продовольственная социология исследует социальные паттерны производства, распределения и потребления продовольствия, которые могут быть совокупно концептуализированы в качестве социального аппетита.

Ключевые слова: взаимоотношение, глобализация, исследование, культура, продовольствие, социология


CONTEMPORARY SOCIOLOGICAL RESEARCH IN FOOD GLOBALIZATION

Stavropolsky Yuliy Vladimirovich
Saratov State University named after N. G. Chernyshevsky
Ph. D. (Sociology), Associate Professor of the General & Social

Abstract
Despite food plays its basic part in the society, the sociological scrutiny has turned to the food studies recently. Food and board sociology or nutrition sociology condenses within itself a lot of social cultural, political, economic, and philosophic agents influencing upon our food partialities in what, when, how, and why do we eat… The food sociology scrutinizes social patterns in the food production, distribution, and consumption, which might be totally conceptualized as a social appetite.

Keywords: culture, food, globalization, relationship, research, sociology


Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Ставропольский Ю.В. Современные социологические исследования продовольственной глобализации // Психология, социология и педагогика. 2015. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/10/5776 (дата обращения: 28.05.2017).

Продовольственные исследования представляют собой междисциплинарное поле, которое на протяжении последнего десятилетия произвело большой корпус тематической литературы. Исследователи, принадлежащие к различным областям и направлениям исследований, занялись обобщением и обзором увеличивающегося количества публикаций. Например, исследовалась история продовольствия, продовольственная глобализация и т. д. Определены стратегии и индексы, к которым следует прибегать, выполняя междисциплинарное продовольственное исследование [1]. Наметились три основные цели продовольственных исследований: обзорно рассматривать взаимоотношения между продовольственными исследованиями и социологией; обзорно рассматривать взаимоотношения между продовольственными исследованиями, культурой и проблемами глобализации; обобщать литературу по продовольственным исследованиям и по исследованиям глобализации, имеющую отношение к Азии и к Японии.

Первая цель – взаимоотношения между продовольственными исследованиями и социологией – обращена к рассмотрению того процесса, который медленно превращает продовольствие в подлинный объект социологического исследования. Вторая цель – взаимоотношения между продовольственными исследованиями, культурой и проблемами глобализации – обращена к рассмотрению продовольствия в качестве демонстрации конкретной культуры, способной пролить свет на глобализацию, в особенности при помощи сетевого товарного подхода. Третья цель – глобализация продовольствия – обращена к составлению обзоров исследований, в которых уделяется внимание продовольствию, потребителям, ресторанам, производителям продовольствия, особенно в сфере глобальных процессов.

Применим структуру, известную как культурный алмаз [2]: исследования междисциплинарной природы социологии продовольствия и глобализации, соответствие продовольственной тематики глобализационной проблематике, необходимость дальнейших исследований производственных аспектов продовольственной глобализации.

Несмотря на то, что продовольствие играет в обществе фундаментальную роль, социологический интерес обратился на продовольственные исследования совсем недавно. Социология продовольствия и питания или продовольственная социология концентрирует в себе множество социокультурных, политических, экономических и философских факторов, влияющих на наши продовольственные пристрастия – что, когда, как и почему мы едим… Продовольственная социология исследует социальные паттерны производства, распределения и потребления продовольствия, которые могут быть совокупно концептуализированы в качестве социального аппетита.

Разумеется, социологи не пропустили вопросы продовольствия и приготовления пищи мимо своего внимания, в частности Г. Зиммель написал труд «Социология питания», а М. Вебер обратился к тем же вопросам в работе «Элементарные формы религиозной жизни». Однако, продовольствие и питание при Г. Зиммеле и М. Вебере не превратились в определенный и самостоятельный объект исследований. У случившегося недосмотра имеются разные причины. Отношение к питанию как к тому, что само собой разумеется – сделало питание почти невидимым для социологов. Продовольственная тематика считалась легкомысленно-пустяковой, наряду с культурой и досугом [3]. Продовольствие считалось территорией иных общественных дисциплин. Конкретно говоря, психология изучала продовольствие с точки зрения пищевых расстройств. Антропология изучала продовольствие и пищевые привычки незападных (а затем и западных) народов [4]. Честно говоря, продовольственная тематика представляла собой центральный элемент социологии села. Взирая на хронологию учёных томов по продовольствию и социологии, понимаешь, когда именно продовольствие и пищевые вопросы стали частью социологического рассмотрения. Прежде всего стоит вспомнить монографию 1982 г. [5] В середине восьмидесятых гг. интерес социологов был направлен на кулинарную культуру Британии и Франции, что ознаменовало важную веху в полевых исследованиях. Увеличение интереса к социологии продовольствия и питания прослеживается на протяжении девяностых гг., ибо именно в те годы опубликованы многочисленные антологии и учебные пособия. Изобильной для публикаций по социологии продовольствия стала пятилетка 1995 – 2000 гг., но остаётся непонятно почему из мрака неизвестности выскочило продовольствие и превратилось в важный предмет социологических исследований. Учёные полагают, что следует искать ответ в изменениях самого предмета социологических исследований. Переключение предмета социологических исследований на проблематику потребления, гендера и политических вопросов позитивным образом отразилось на увеличении интереса к социологии продовольствия. Действительно, интерес социологов к глобализации стимулирует интерес социологов к продовольствию. Обращает на себя внимание увеличение объёма литературы по продовольствию, в котором исследователи выделяют три главных тенденции: рост глобализации на протяжении последней четверти ХХ в., рост изобилия в западных обществах и сопровождающий его рост космополитизма; рост тенденций к снятию междисциплинарных границ, особенно в американском обществе в журналистике и в бизнесе, без соблюдения антропологической этики исследования кросскультурных вариаций в продовольственных пристрастиях. Таким образом, расцвет социологии продовольствия пришёлся на девяностые гг., параллельно в превращением глобализации в главную тему социологического дискурса. Мало-помалу продовольствие стало превращаться в инструмент исследования глобальных проблем (и наоборот) [6].

По сравнению с антропологией, социологических исследований продовольствия не так много, тем не менее, разрыв постепенно сокращается за счёт исследований по социологии продовольствия и глобализации. Например, в 1993 г. социологическая монография под названием «Макдональдизация общества» строилась на использовании индустрии фастфуда в качестве линзы для рассмотрения веберовских процессов рационализации в направлении глобализации и, соответственно, гомогенизации всего мира [7]. Монография Джорджа Ритцера оказалась настолько успешной и популярной, что многие учёные обратились к изучению предприятий фастфуда в контексте теории глобальной гомогенизации [8]. Антропологи, занимающиеся проблематикой продовольственной глобализации, отмечают, что обмен продовольствием между регионами, странами и континентами, происходил на протяжении столетий, несмотря на то, что исследование отношений между продовольствием и глобализацией является относительно новым для антропологии.

Антропологи длительное время интересовались продовольствием – его производством, потреблением и обменом, однако, продовольственные проблемы получили широкое рассмотрение в контексте относительно закрытых систем производства: домохозяйств, местных сообществ и этнических групп. Исторически, в центр исследования ставилось то, каким образом благодаря продовольствию возможно создавать и сохранять культурно различные миры [9].

Продовольствие – относительно новая область для исторических наук. Превращение продовольствия из маргинального субъекта интересов немногочисленных историков сельского хозяйства, в субъект, наделенный потенциалом раскрытия новых параметров прошлого совершилось в полном объёме. Тем не менее, оценивая потенциальные возможности дуэта продовольствия и глобализации, отмечается, что в наши дни интерес к глобализации в известной мере стимулировал интерес к всеобщей истории. Несмотря на применение исторических методов к анализу глобальных связей и процессов исторических изменений, всеобщая история, тем не менее, уходит своими корнями совсем в другое поле.

Современный интерес к глобализации продовольствия стимулировал большой объём публикаций по продовольственным исследованиям в социологии, антропологии, истории и других общественных науках, включая географию, политологию и культурологию. Научные сборники характеризуются высоким уровнем междисциплинарности [10].

В качестве научного термина, глобализация оформилась в экономике и в социологии в конце восьмидесятых гг. и получила широкое распространение в девяностые. Разумеется, существуют различные типы глобализации, в том числе экономическая, политическая и, наконец, культурная. Однако, истинная сущность глобализации остаётся предметом для обсуждения среди учёных [11]. Различные попытки обобщить и объяснить типы глобализации со временем привели к появлению неологизмов глокализация и гробализация с множеством разных значений.

По мере развития теории, абстрактная и комплексная природа глобализации всё сильнее затрудняет эмпирическое определение. На протяжении последнего десятилетия изучение глобального распространения продовольствия и кулинарии, хотя и не новость само по себе, стало пониматься в качестве метода исследования экономических и культурных процессов глобализации. Конкретные исследования были направлены на мексиканскую кухню с тако, на рождественский пудинг, на тайские блюда, на суши, на французско-африканские бобы. Общим для подобных исследований являются не только продовольствие и глобализация в качестве исследовательских интересов, но также товарно-сетевой подход к раскрытию продовольствия в качестве глобального феномена. Подразумевается прослеживание одного товара от грядки до стола, из чего складывается комплексная картина взаимодействия между технологиями производства, общественными трудовыми отношениями и различными культурами потребления.

Подобным подходом признаётся тот факт, что, для того, чтобы отслеживать движение товаров и ценностей, мы должны принять во внимание культуру и символическое конструирование товаров. Выделяются три приёма отслеживания глобализации: 1) товарные либо ценностные цепочки, 2) цепи культур или товарные пейзажи, и 3) гибридные сети акторов.

Что есть культура и как можно анализировать символическое конструирование товара? При обращении к подобным вопросам помогают культурный объект и культурный алмаз. Признавая неоднозначность и абстрактность термина культура, исследователи предлагают приближаться к культурному полю, концентрируясь на более достижимом культурном объекте, т. е. воплощая совместный смысл в форме некоего социально значимого выражения, которое слышимо, видимо, осязаемо либо может быть сформулировано. Более того, культурный объект рассказывает историю, и эту историю можно спеть, поведать, высечь в камне, поставить на сцене или нарисовать на теле.

Когда мы смотрим на какой-то объект с точки зрения его истории, то он становится смысловым культурным объектом. Характер культурного объекта каждый видит по-своему, даже такой товар повседневного спроса как хлеб, к примеру, можно считать объектом культуры, если мы взглянем на его историю. Для того, чтобы понять культурный объект, следует учитывать кто его создатели, получатели, его социальный мир и связи между этими элементами. Все эти компоненты можно расположить в форме ромба (алмаза). Вершины ромба (алмаза) образуют культурный объект, создатель, получатель и социальный мир. Грани и диагонали алмаза соединяются вершинами. Соединения являются мультинаправленными. Культурный алмаз – это не теория. Существуют связи между вершинами, но не объяснена природа этих связей, отсутствуют указания на причину и на следствие. Тем не менее, культурный алмаз представляет собой аналитический инструмент, стимулирующий углубленное понимание социального мира, в котором расположены культурные объекты. Аналитик должен сам определить культурный объект, социальный мир и остальные компоненты, в зависимости от вопросов исследования. К примеру, взглянув на пьемонскую кухню, можно задать культурный объект – совместный смысл, облечённый в форме – на любом уровне, от пьемонской кухни вообще до какого угодно конкретного блюда в частности, либо в качестве культурного объекта можно назвать индивидуальный рецепт, книгу рецептов, мемуары, путеводитель, городских посредников, ресторан, кулинарную телепрограмму и т. п. Создателей кухни можно представлять в виде шеф-поваров, домохозяек, авторов книг о путешествиях, редакторов, крестьян, дельцов продовольственного бизнеса, получателями будут выступать повара, владельцы предприятий общепита, члены семейств, читатели, телезрители либо путешественники [12].

Таким образом, по мере того, как мы проследим глобализацию продовольствия и кулинарии (товарно-сетевой подход), мы увидим то, каким образом они входят в новое общество, учитывая все четыре компонента культурного алмаза. Глобальный путь зарубежной кулинарии либо единственного блюда (культурного объекта) можно исследовать с позиции социального мира (ресторанная индустрия), получателя (потребителя) и создателя (продовольственный работник). Продовольственный работник – это зонтичный термин, обнимающий трудовые позиции в сервисной индустрии, занимающейся промышленным или кустарным производством и поставками продовольствия потребителям, например, шеф-повара, повара, пекари, бармены и т. п.


Библиографический список
  1. Duran N., McDonald K. Information Sources for Food Studies Research // Food, Culture, and Society, 2006. No. 9. P. 233 – 243.
  2. Griswold W. Cultures and Societies in a Changing World. Thousand Oaks: Pine Forge Press, 2008.
  3. Mennel S., Murcott A., Van Otterloo A. H. The Sociology of Food: Eating, Diet And Culture. London: Sage Publications, 1992.
  4. Mintz S., Du Bois C. The Anthropology of Food and Eating // Annual Review of Anthropology, 2002. No. 31. P. 99 – 119
  5. Murcott A. The Sociology of Food and Eating: Essays on the Sociological Significance of Food. Aldershot, Wales: Gower Publishing, 1982.
  6. Locher J. L. Cuisine and Globalization: Homogeneity, Heterogeneity and Beyond // Globalization: Critical Concepts in Sociology. Ed. by R. Roland, K. E. White. Vol. 6. New York: Routledge, 2003. P. 243 – 260.
  7. Ritzer G. The McDonaldization of Society: An Investigation into the Changing Character of Contemporary Social Life. Newbury Park: Pine Forge Press, 1993.
  8. Watson J. L., Caldwell M. L. The Cultural Politics of Food and Eating: A Reader. Ed. by J. L. Watson. New York: Wiley-Blackwell Publishers, 2005.
  9. Phillips L. Food and Globalization // Annual Review of Anthropology, 2006. No. 35. P. 37 – 57.
  10. Inglis D., Gimlin D. The Globalization of Food. Oxford: Berg Publishers, 2010.
  11. Ray L. Globalization and Everyday Life. New York: Routledge, 2007.
  12. Griswold W. Cultures and Societies in a Changing World. Thousand Oaks: Pine Forge Press, 2008. P. 155


Все статьи автора «Ставропольский Юлий Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: