УДК 159.9.07

РАЗВИТИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЫ ДЕТЕЙ ИЗ НЕБЛАГОПОЛУЧНЫХ СЕМЕЙ

Маликов Лев Витальевич1, Усынина Татьяна Петровна2, Степанова Наталья Владимировна3
1Оренбургский государственный медицинский университет, кандидат психологических наук, доцент кафедры обшей психологии
2Оренбургский государственный медицинский университет, кандидат психологических наук, доцент кафедры обшей психологии
3Оренбургский государственный медицинский университет, кандидат психологических наук, доцент кафедры обшей психологии

Аннотация
Статья посвящена изучению особенностей эмоциональной сферы детей из неблагополучных семей. В статье представлены результаты первичной и повторной диагностики, подтверждающие целесообразность реализации разработанной программы коррекции эмоциональной сферы дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях.

Ключевые слова: дети из неблагополучных семей, дошкольники, коррекционная программа, страхи, эмоции


DEVELOPMENT AND PSYCHOLOGICAL CORRECTION OF THE EMOTIONAL SPHERE OF CHILDREN FROM DISADVANTAGED FAMILIES

Malikov Lev Vitalyevich1, Usynina Tatiana Petrovna2, Stepanova Natalia Vladimirovna3
1Orenburg State Medical University, candidate of psychological Sciences, docent of the chair of General psychology
2Orenburg State Medical University, candidate of psychological Sciences, docent of the chair of General psychology
3Orenburg State Medical University, candidate of psychological Sciences, docent of the chair of General psychology

Abstract
The article is devoted to study of peculiarities of emotional sphere of children from disadvantaged families. The article presents the results of primary and secondary diagnosis, confirming the feasibility of the developed software correction of the emotional sphere of preschool children living in dysfunctional families.

Keywords: children from disadvantaged families, emotions, fears, preschool, the correctional program


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Маликов Л.В., Усынина Т.П., Степанова Н.В. Развитие и психологическая коррекция эмоциональной сферы детей из неблагополучных семей // Психология, социология и педагогика. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2017/02/7777 (дата обращения: 27.05.2017).

Одним из вопросов, встающим в настоящее время перед наукой представляется создание теории и практики оказания психолого-педагогической поддержки ребятам из неблагополучных семей. Согласно статистике в последнее время число таких семей существенно увеличилось.

Общепризнанным в данное время представляется важное значение эмоционального благополучия для развития ребенка (его эмоций, чувств, мотивов, воли). Многочисленными учеными  многократно отмечалось, что социально-личностное становление детей может нормально осуществляться только при непрерывном общении с взрослыми членами семьи. Атмосфера семьи, ее микроклимат, быт, круг интересов и потребности близких взрослых, их отношение к жизни, труду, людям, детям, к самим себе оказывают огромное  влияние на развитие личности ребенка. В работах ученых подчеркивается, что особенности родительско-детских отношений, динамика эмоциональных контактов между членами семьи, эмоциональная атмосфера семьи в целом имеют важное значение для психического и духовного развития ребенка (Дж.Боулби, В.В.Лебединский, А.Д.Кошелева и др.).

Нарушения в эмоциональных контактах ребенка с взрослыми членами семьи обуславливают у него возникновение внутреннего дискомфорта, развивают чувство неполноценности, создают угрозу стабильности его отношений к социуму, что в итоге может привести к многочисленным  искажениям в развитии ребенка (Г.М.Бреслав, М.И.Буянов, А.Я.Варга, К.С.Лебединская, А.И.Захаров, Г.В.Лунина и др.).

Цель исследования: оценить результативность разработанной программы коррекции эмоциональной сферы дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях.

В исследовании нами были определены контрольная и экспериментальная группы. Данные группы были образованы из дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях. Экспериментальная группа (ЭГ) включала 30 человек, которые принимали участие в реализации программы коррекции эмоциональной сферы. Контрольная группа (КГ) также составила 30 человек, не принимавших участие в коррекционной работе. Критериями отбора экспериментальной группы являлись низкие показатели эмоциональной сферы дошкольников, а также согласие участников на подобную работу.

Результаты исследования, полученные с помощью методики «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой показали, что большинство дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях (56%) имеют низкий уровень развития эмоциональной сферы. Данные ребята допустили наибольшее количество ошибок. Испытуемые допустили ряд ошибок при выполнении трех заданий – понимание эмоций сказочных героев и людей, воспроизведение эмоций. Испытуемые, характеризующиеся низким уровнем эмоциональной сферы, смогли определить и воспроизвести правильно лишь эмоциональное состояние злости и стыда. В остальных предложенных заданиях в большинстве случаев испытуемые отвечали: «Не знаю», даже не попытавшись задуматься над ответом.

27% испытуемых характеризуются средним уровнем развития эмоциональной сферы. Данные испытуемые правильно смогли определить и соотнести только 6-7 эмоциональных состояний. Дошкольники не смогли распознать эмоции удивления, страха, злости и отвращения. Давай ответы, дошкольники говорили, что не знают, какую эмоцию испытывает, или их ответ был не верен человек или герой. Некоторые дошкольники  путали такие эмоции, как страх и удивление.

Высокий уровень эмоциональной сферы выявлен у 17% дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях. Данные испытуемые правильно определили и соотнесли 9 – 10 эмоциональных состояний, точно отвечали на вопросы, им не требовалась помощь экспериментатора. Испытуемые приняли инструкцию с первого раза, выполняли задание с интересом, а некоторые проявляли повышенный интерес, быстро, не задумываясь, отвечала на вопросы, чтобы получить следующую картинку.

В целом, хотелось бы отметить, что все дошкольники выполняли с интересом, были активны, чему помог правильно использованный наглядный материал, привлекший внимание ребят. У всех детей возникали сложности при определении таких эмоций как «отвращение», «презрение», «спокойствие». Большинство детей только с помощью экспериментатора смогли правильно соотнести схематические изображения эмоций с фотографическими.

Анализ результатов методики А.И. Захаровой и М.Панфиловой позволили выявить детские страхи дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях. Наиболее выраженные страхи у испытуемых: страх огня и пожара – 100%; страх смерти родителей – 100%; страх умереть – 100%; страх темноты – 90%; страх войны – 80%; страх перед животными 70% ответов.

Менее выражены, такие фобии как, страх перед врачами – 20% дошкольников; страх крови – 50%; страх перед уколами и болью 50% и 40% соответственно; страх одиночества – 50%; страх высоты – 30%; страх глубины – 30%; страх замкнутого пространства – 30%; страх резких звуков – 30%.

Анализ результатов, полученных с помощью методики «Несуществующее животное» М.З. Дукаревич, позволил выделить три группы среди испытуемых, с проявлениями агрессивных тенденций в их поведении. Низкий уровень агрессивности выявлен у 42%  испытуемых.  Показателем отсутствия агрессивных тенденций на их рисунках служит отсутствие агрессивной символики (орудий нападения). Агрессивность совершенно отсутствует также в описании образа жизни животного.

Высокий уровень агрессивности выявлен у 18% испытуемых.  Повышенная агрессия характеризуется в рисунках данных детей за счет наличия острых выступов, независимо от того, что они изображают (рога, уши, щупальца, клешни).

Результаты проведенной первичной диагностики экспериментального исследования позволили выявить особенности содержания показателей эмоциональной сферы дошкольников из неблагополучных семей. Результаты изучения основных особенностей эмоциональной сферы дошкольников из неблагополучных семей легли в основу планов формирующей части эксперимента. В результате анализа данных нами была определена необходимость проведения программы коррекции эмоциональной сферы дошкольников из неблагополучных семей.

Коррекционные  занятия сочетали в себе групповую и индивидуальную работу. Каждое занятие включало следующие стадии: 1) «разогрев» (ритуал приветствия, снятие напряжения, работа с психологическим сопротивлением, обмен мыслями о своем состоянии и настроении, расширение представлений участников друг о друге); 2) упражнения содержательного плана (групповая дискуссия, ролевая игра и т.д.); 3) рефлексия занятия «здесь и теперь», подведение итогов. Интегрирование опыта, приобретенного на тренинговом занятии, и обратная связь (это предоставление возможности выразить собственные идеи и эмоции, возникшие в ходе упражнений); 4) психологическое завершение групповой работы. Ритуал прощания.

Количество и продолжительность занятий: 15 занятий продолжительностью по 1 часу. Занятие проводится 1 раз в неделю с каждой группой (в одной группе 7 человек, в другой – 8 человек). Большая продолжительность упражнений не желательна, так как особенности данного возрастного периода ребят не позволят им долгий период сохранить работоспособность и интерес к упражнениям. Занятия с небольшой группой детей позволит, с одной стороны, уделить внимание каждому ребёнку, а с другой стороны, даст возможность дошкольнику почувствовать свою принадлежность к группе, организовывать игры.

По результатам первичной диагностики в обеих группах – экспериментальной и контрольной – были выявлены сходные показатели по проведенным методикам.

В результате обработки данных, полученных с помощью методики «Страхи в домиках» А.И. Захарова и М.Панфиловой мы получили представление о выраженности тех или иных страхов в рассматриваемой выборке. Нами было выявлено 20 типов выраженных страхов старших дошкольников контрольной и экспериментальной групп. И в контрольной и экспериментальной группе наиболее часто встречаются страх смерти родителей (100% и 100%), боязнь чудовищ (90% и 93%), боязнь каких-либо людей (незнакомых, злых, дедушки; 90% и 95%), страх темноты (71% и 75%). Данные страхи, по мнению А.И. Захарова, являются характерными для детей дошкольного возраста и представляют собой возрастную норму.

Отличительной особенностью всех участников эксперимента является выраженность следующих страхов: страх перед папой и мамой (93,8 % и 90%), страх наказания (87,5 % и 81,3%), страх сделать что-то плохо (88,8% и 90%). Данные результаты могут быть обусловлены особенностями семейного воспитания (а именно, неблагополучного воспитания), и отношения родителей к своему ребенку.

Примерно одинаково часто встречаются в группах страх нападения (45% и 47%), страх перед стихиями – бурей, ветром, наводнением (37,5% и 40%), страх войны (50% и 55%), страх огня (43,8% и 35%).

В ходе тестирования детям задавался вопрос: «Скажи, какой страх самый страшный?» Среди ответов детей обеих групп наиболее распространенным оказался страх собственной смерти или смерти кого-то из близких. На втором месте был отмечен страх наказания и страх, что сделал что-то плохое. На третье место дети поставили страх чудовищ и сказочных героев (Баба Яга, злые роботы, колдуны, мифические герои и др.).

Наиболее выраженными в контрольной и экспериментальной группе является страх смерти (90% и 94%) и социальные страхи (86% и 80%).

Для более детального анализа особенностей эмоциональной сферы дошкольников из неблагополучных семей нами использовалась проективная методика А.И. Захарова «Самое плохое событие в жизни». На первом этапе проведения методики детям предлагалось нарисовать что-то плохое и страшное. В рисунках детей нами были выделены следующие смысловые категории.

Испытуемые контрольной и экспериментальной группы чаще всего рисовали себя в одиночестве (25% и 20%). Дошкольники, нарисовав себя в одиночестве, пояснили свои рисунки такими комментариями: «Я дома оставалась одна, когда мама уходила, и мне было страшно, что кто-нибудь придет злой»; «Меня наказали, и я в комнате один сидел целый день. Мне было скучно и плохо. Я хотел есть»; «Я нарисовал себя одного здесь в приюте, я очень скучаю по маме, я хочу к ней, когда она меня уже заберет.

В категории «конфликты, драки» испытуемые поясняли свои рисунки следующими комментариями: «С мальчиком дрался на улице, он у меня забирал велик. Он мне синяк сделал, а еще мама ругалась потом»; «Папа часто дерется и ругает маму»; «Папа с дедушкой пьют водку, а потом дерутся, мне страшно когда они дерутся».

Ошибки и проступки были нарисованы 4 детьми. На данных рисунках были отражены сюжеты наказания и самого проступка («родители ругают», «это я папин телефон в воду уронила», «хулиганил, и ругали потом»). Данные рисунки представляют собой страхи, связанные с формирующимися нравственными и морально-этическими представлениями детей.

В группе детей экспериментальной группы было одно изображение, которое мы не смогли дифференцировать по содержанию, а ребенок отказался комментировать. Лист был полностью закрашен черной краской. Возможно, ребенок не смог отразить то, что его тревожит, в рамках экспериментальной ситуации и предпочел просто закрасить лист. С данным мальчиком продолжил более глубокую работу психолог социального приюта.

Результаты, полученные с помощью проективной методики «Несуществующее животное» М.З. в экспериментальной и контрольной группах, показал, что низкий уровень агрессивности выявлен у 42% дошкольников экспериментальной группы и 38% дошкольников контрольной группы. Высокий уровень агрессивности выявлен у 18% дошкольников экспериментальной группы и 20% дошкольников контрольной группы.

Оценка достоверности различий с помощью φ-критерия Фишера выявила, что значения показателей в контрольной и экспериментальной группах отличаются незначимо.

После реализации программы коррекции нами проводилась повторная диагностика с целью оценки ее результативности.

Сравнительные результаты диагностики по методике «Эмоциональная идентификация» Е.И. Изотовой показывают, что уровень эмоционального развития испытуемых после реализации программы коррекции распределился следующим образом: до эксперимента: высокий уровень – 16%, средний уровень – 28%, низкий – 56%; после эксперимента: 20%, 40% и 40% – соответственно. Испытуемые из ЭГ характеризующиеся низким уровнем эмоциональной сферы, продемонстрировали множество ошибок, они с трудом определяли и воспроизводили эмоции сказочных героев и людей. Данные респонденты смогли определить и воспроизвести правильно лишь некоторые эмоциональные состояния.

40% испытуемых продемонстрировали средний уровень развития эмоциональной сферы. Данные респонденты смогли правильно определить и соотнести большую часть эмоциональных проявлений. Дошкольники не смогли распознать эмоции удивления, страха, злости и отвращения. Давай ответы, дошкольники отвечали, что не знают таких эмоций, некоторые эмоции путали (страх и удивление).

После реализации программы коррекции 20% респондентов продемонстрировали высокий уровень эмоциональной сферы. Дошкольники данной группы смогли правильно определить и соотнести практически все эмоциональные состояния, быстро и правильно отвечали на поставленные вопросы, отказывались от помощи экспериментатора. С первого раза испытуемые данной группы смогли правильно соотнести схематические изображения эмоций с фотографическими.

По методике «Несуществующее животное» видно, что уровень агрессивности у дошкольников экспериментальной группы снизился в среднем у 18 % респондентов до низкого, у 4 % – до среднего. В рисунках данных дошкольников изображены животные с невыраженными признаками агрессии, Высокий уровень агрессивности после эксперимента выявлен у 6% респондентов экспериментальной группы.

Помимо численных характеристик можно также отметить качественное изменение характера рассказа и рисования у дошкольников после проведения проективной методики «Несуществующее животное». Описание несуществующих животных у респондентов экспериментальной группы лишено агрессивных признаков, они добрые, травоядные, дружат либо со всеми, либо с представителями своего рода или подобными. Так, например, в рисунке Антона М. агрессивный уровень представлен в одной конкретной детали (волшебные ежики с «шипами»), Оли Я. (пчела с острым розовым клювом). Описание перечисленных животных не несет агрессивного характера – это добрые, веселые животные, которые питаются растениями или специальным кормом, дружелюбные, дружат либо с себе подобными, либо с человеком.

Наличие высоких показателей агрессивности у 6% участников эксперимента при проведении повторной диагностики указывает на необходимость проведения дальнейшей коррекционной работы по снижению агрессивности испытуемых, т.к. даже дошкольники с высоким уровнем агрессивности при повторной диагностике показали положительные и добрые рисунки по проективной методике «Несуществующее животное».

Проанализировав рисунки дошкольников  экспериментальной группы по проективной методике «Несуществующее животное» после проведения коррекционных занятий можно сделать следующие выводы. Рисунки, на которых в изображении животных присутствует несколько выраженных агрессивных деталей, в экспериментальной группе выявлено не было. Есть несколько рисунков животных с наличием одной агрессивной детали.

Данные результаты мы проверили с помощью φ-критерия Фишера для определения различий в качественно определенных признаках.

Рассматривая динамику изменений после проведения программы коррекции в показателях содержательных категорий страхов дошкольниками ЭГ, можно увидеть положительные моменты. Мы видим, что по таким категориям страхов как: вещи угрожающего характера (φ=1,67 при p£0,05), семья и семейные ситуации (φ=1,74 при p£0,05), изоляция (φ=2,07 при p£0,05), собственные проступки, ошибки (φ=1,94 при p£0,05) отмечаются статистически значимые изменения.

В контрольной группе повторная диагностика не выявила значимых изменений в показателях агрессивности подростков.

Сравнение результатов повторной диагностики в экспериментальной и контрольной группах доказывает, что разработанная и апробированная программа, способствует коррекции эмоциональной сферы дошкольников, воспитывающихся в неблагополучных семьях.


Библиографический список
  1. Вайнер М.Э. Эмоциональное развитие детей: возрастные особенности, диагностика и критерии оценки / М.Э. Вайнер // Коррекционно-развивающее образование. − 2008. − №4. − С.64-65.
  2. Губанихина Е.В. Психолого-педагогическая характеристика ребенка из неблагополучной семьи / Е.В. Губанихина // Культура и образование. – 2014. − №10 [Электронный ресурс].
  3. Дубровина И.В. Особенности психического развития в семье и вне семьи / И.В. Дубровина, М.И. Лисина // Возрастные особенности психического развития детей. − М.: Академия, 2012. − 164 с.
  4. Залысина И.А. Некоторые особенности психического развития дошкольников, воспитывающихся вне семьи / И.А. Залысина, Е.О. Смирнов // Вопросы психологии. − 2009. − №4. − С.131- 140.
  5. Краснощёкова Н.В. Диагностика и развитие личностной сферы детей старшего дошкольного возраста. Тесты. Игры. Упражнения / Н.В. Краснощекова. − Ростов Н/Д: Изд-во Феникс, 2009. − 299 с.


Все статьи автора «Усынина Татьяна Петровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: