УДК 37

ПАРАДОКСЫ И ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ РАЗВИТИЯ ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ

Потатуров Василий Александрович
ЧОУ ВО "Московский университет им. С.Ю. Витте"
кандидат исторических наук, доцент, почётный работник сферы образования РФ, профессор кафедры психологии, педагогики и социально-гуманитарных дисциплин

Аннотация
Предметом научного исследования в работе выступает анализ места и роли гуманитарного образования в современном постиндустриальном, информационном обществе, возрастанием его значения и важности для строительства нового общества, который будет соответствовать целям национального развития нашей страны.
В этой связи особое внимание в работе сосредоточено на важнейших составляющих природу гуманитарного познания и знания, его особенностях и отличиях от естественнонаучного и инженерного знания.
Поскольку гуманитарное познание предполагает особый тип герменевтики, то из этого вытекает и постановка вопроса о рассмотрении его содержательного отличия в образовательных технологиях, различии приемов обучения от других типов знания и образования.
В работе уделено внимание таким факторам обучения, рожденным в постиндустриальную эпоху, как информационным технологиям, основанным на широком использовании компьютерной техники.
В исследовании проведен анализ взаимодействия компьютерных технологий с особенностями гуманитарного образовательного процесса. В работе показана серьезная опасность, бездумного и некритического использования таких технологий в учебном процессе.
В работе исследована серьезная проблема, искажающая гуманитарную природу образования, - противоречие между целями гуманитарного образования и тотальным прагматизмом современного рыночного общества, в котором главным и определяющим, является реализация таких общественных потребностей, которые можно выразить только в категориях рыночных цен, что находится в глубоком противоречии с культурой и ее имплицитным носителем – гуманитарным знанием и образованием.

Ключевые слова: глобализация, гуманитарное образование, гуманитарное познание, информационное общество., постиндустриальное общество


ISSUES AND PARADOXES OF MODERN EDUCATION THROUGH DEVELOPMENT OF HUMANITARIAN KNOWLEDGE

Potaturov Vasiliy Alexandrovich
Moscow Witte University
Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Honorary Worker of the Education Sector of the Russian Federation, Professor of the Department of Psychology, Pedagogy and Social and Humanitarian Disciplines

Abstract
The subject of scientific research in the work is the analysis of the place and role of humanitarian education in the modern postindustrial, information society, the growing importance and importance for the construction of a new society that will meet the goals of the national development of our country.
In this connection, special attention is focused on the most important components of the nature of humanitarian knowledge and knowledge, its features and differences from natural and engineering knowledge.
Since humanitarian cognition assumes a special type of hermeneutics, this implies the posing of the question of considering its substantial difference in educational technologies, the difference in the methods of learning from other types of knowledge and education.
In the work attention is paid to such learning factors born in the post-industrial era as information technologies based on the wide use of computer technology.
The study analyzes the interaction of computer technologies with the characteristics of the humanities educational process. The work shows a serious danger, the thoughtless and uncritical use of such technologies in the educational process.
The paper examines a serious problem that distorts the humanitarian nature of education-the contradiction between the goals of humanitarian education and the total pragmatism of a modern market society in which the main and decisive is the realization of such social needs that can only be expressed in terms of market prices, which is in deep contradiction With culture and its implicit carrier - humanitarian knowledge and education.

Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Потатуров В.А. Парадоксы и проблемы современного образования через призму развития гуманитарного знания // Психология, социология и педагогика. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2017/03/7947 (дата обращения: 30.09.2017).

Объективную значимость гуманитарного образования в настоящее время трудно переоценить. Его роль в развитии современного постиндустриального, информационного общества определяется несколькими глобальными факторами. Некоторые из них можно абрисом представить в следующем виде.

Как известно, общество, в известном смысле, является конструктом, который на протяжении длительного исторического времени созидает общественный человек. Сам исторический процесс  такого конструирования, его вектор, в решающей степени осуществляется на основе неких гуманитарных проектов, культурных по своей природе, которые зарождаются и реализуются в обществе как ответы на исторические вызовы, которые возникают по мере выработки ресурсов предшествующего проекта.

Процесс конструирования выступает как некий кумулятивный процесс  инноваций, который играет все большую роль в историческом развитии социума. В ходе этого процесса различные стороны социума подвергаются количественным и качественным изменениям. Так в период XIX-XX веков преобладающей тенденцией, которая в решающей степени определяла характер социальных изменений, была выражена в техногенной, индустриальной составляющей.

Развитие техники и технологий детерминировали структурные трансформации общества, порождали  исторический оптимизм, ярко выраженный в технократизме. На растущей мощи производительных сил, ее технологической составляющей, в немалой степени обосновывал свой коммунистический проект К.Маркс.

Отсюда в системе высшего образования значительный упор делался на усвоении естественно-научного и инженерного знания. Недаром был так высок престиж ученого, инженера, как созидателей и строителей нового общества. Однако по мере развития и реализации этой тенденции все больше стали проступать и отрицательные последствия такого однобокого  обучения и развития

Постепенно становилось понятным, что при всей технико-технологической мощи, которая находилась в распоряжении социума, сама по себе, она, (эта мощь) тем не менее,  была не в состоянии определять и изменять базовые характеристики развития человека и общества. Как и всякий инструмент, она была  не в состоянии решать важнейшую проблему, ради которого  создавались и создаются все общественные механизмы в этом социальном конструкте,  - это  достижение  общественного блага, социальной гармонии.

Время еще раз подтвердило вывод, что без наличия гуманитарного знания, и выработанного на его основе критериев, -  мощные индустриальные, информационные  инструменты, созданные человеческим гением,  быстро превращаются в средство закабаления самого  человека.

Человек без ориентации на высшие гуманитарные смыслы становится пленником социальной рационализации. Сегодня  важность выработки гуманитарных критериев,  которые могли бы стать мощным подспорьем в подходах и оценках всех инновационных проектов не вызывает сомнений.

Строго говоря, сегодня необходим строгий гуманитарный аудит, который бы помогал обществу направлять энергию инновационного процесса в созидательное русло.  И в этой плоскости видится важнейшая роль гуманитарного знания, и гуманитарного образования, без которого любые новации, лишенные гуманитарного смысла, вместо блага могут принести людям непоправимый вред.

Второй тезис состоит в том, что, по мнению автора, существует определенная опасность того, что инновационный процесс, составляющий основу современной цивилизации, несет в себе ряд подводных течений, которые невозможно выявить и проанализировать без применения гуманитарного инструментария.

Речь идет о том, что современная цивилизация в своей  уверенности и несокрушимом стремлении обслужить человека, «помочь» ему», осчастливить, компенсировать его несовершенства, готова заместить их  некими цивилизационными симулякрами, технологиями, «подпорками», которые ведут к атрофии духовных, нравственных опор.

Давно уже подмечено, что в рамках современной цивилизации наблюдается тенденция замещения человеческих отношений технологическими, эгоцентрическими, рациональными по своей природе. Не случайно исследователи постмодернистского реальности ввели в научный оборот понятие «симулякра». Нравственность замещается правом, честь – договором, человеческое общение – телефоном и т.д.

На историческую арену все больше проступает фигура не просто «одномерного человека» (Г.Маркузе),  а ходячая, персонифицированная функция  современных машинных технологий.

Люди, изобретя когда-то деньги, как всеобщий эквивалент обмена материальными продуктами и услугами, и дальше пошли по пути тоталитаризации это инструмента. Поэтому сегодня тезис о том, что «все можно купить и продать» практически не вызывает возражений, что безусловно свидетельствует о серьезной нравственной деградации общества.

Дело дошло до того, что и современный рынок, как инновационная система, возникшая в последние столетия, объявляется не только универсальным  средством взаимообмена, и взаимообмана, но фактическим творцом, демиургом общественного развития. Уже не человек – творец истории, а его величество рынок, определяет вектор общественного развития, его содержание, цели и нравственный смысл.

«Невидимая рука» рынка двигает людьми как марионетками. Люди, в стремлении обрести за деньги блага, как духовные, так и материальные, как-то забыли, что нельзя купить честь и верность, нельзя купить знание. Нельзя купить здоровье, хотя сегодня огромная масса всяческих фармацевтических «бизнес-фирм» навязывает нам свое решение этой проблемы.

Нельзя, наконец, купить любовь и уважение. Сегменты рынка, товаров и услуг расширяются и мы радостно, не задумываясь, потираем от удовольствия руки  – «прогресс очевиден». Сегментом такого рынка сегодня стала и массовая культура.

Сегодня из общества изгоняется  все, что не  имеет рыночной цены. А это пространство смыслов и ценностей. То есть, то, что является культурой. Поскольку она, по логике современного рыночного общества, является ненужной издержкой, – ее также необходимо как можно больше оптимизировать.   Все заменил материальный интерес. Осталось только,  чтобы вместо человеческой души, можно было бы приобрести что-нибудь ЭТАКОЕ из достижений цивилизации, и дело будет в шляпе.

Таким образом, дары цивилизации, при отсутствии критического и разумного к ним отношения, превращаются в «дары данайцев». Ведь просто так ничего не дается. Приобретая что-то, люди теряют нечто. А это нечто, увы, нередко как раз и является той духовно-нравственной и культурной составляющей, из чего собственно и состоит человек.

Таким образом,  активно внедряя в жизнь много нового, без критического отношения к этой новизне, человек, не ведая о том,  крадет у себя самого. Не слишком ли высока цена за  такую «новизну»? И в этом аспекте проблемы роль гуманитарного знания и образования нельзя переоценить.

Наконец третий тезис. Вектор социальной динамики в немалой степени определяется инновационными процессами, происходящими как в сфере научно-технического прогресса, так и в сфере социально экономических и даже духовных технологий. Сами эти процессы взаимосвязаны с процедурами открытий, которые не предопределены заранее, а потому они в принципе непредсказуемы. На эту особенность общественного развития указывал в свое время Ф.А.Хайек. Поэтому будущее в принципе непредсказуемо. Отсюда неопределенность выступает как норма развития современного инновационного общества. Это своеобразная цена, которую платит человечество за вторжение в тайны бытия.

Таким образом,  инновационное развитие это езда в незнаемое, в ситуации неопределенности. К этому необходимо привыкать, с этим придется жить и дальше. Однако “мостить”  дорогу в будущее обществу необходимо, прежде всего, с помощью гуманитарного знания, подчиняя  ему весь инновационный процесс, цивилизационный инструментарий техник и технологий.

Мы всегда должны помнить, что необходимо строить мир (дом) для человека, с помощью техники, а не наоборот. Современный  мир необходимо строить не по лекалам машинных технологий, где мир представлен в виде цеха, в котором человек играет роль “винтика”, а на основе культурных смыслов и императивов.

Именно в силу того, что мощь современных технологий стала весьма опасной, в науке все больше преобладает мнение, что XXI век, должен стать веком гуманитарного знания, с помощью которого человек, смог бы обуздать те силы, которые им же и были  созданы в предшествующие времена. Как писал в свое время К.Леви-Строс: «XXI век должен стать веком духа, или его не будет».

Таким образом, объективные тенденции общественного развития и проблемы, возникающие в ходе его развития, заставляют нас по-новому взглянуть на место и роль гуманитарного знания и соответственно этому  выстраивать всю систему гуманитарного образования. Такой подход помог бы молодым поколениям овладевать не только знаниями о мире и способах его подчинения и освоения, но и понимать высшие, гуманитарные смыслы этого процесса. Глубже и органичнее понимать свое место и роль в этом мире

Однако если мы попытаемся взглянуть на современную практику, то можно увидеть, что в рамках западного проекта, к которому присоединилась и Россия, все больше и больше нарастает опасная тенденция подчинения человека социотехнической составляющей общественного развития. Это, к сожалению, проявляется и в системе образования.

Техницизм и технократизм как особые типы ментальности, все больше превалируют в поведении людей. Это ярко проявляется в  их потребительском отношении к миру, к себе подобным. Эта тенденция обнаруживается и проникает в учебный процесс, который все больше и больше напоминает по своей структуре индустриальные технологии. А школа, и средняя, и высшая – все больше превращаются в разновидность заводской деятельности. Индустриализм очень ярко проявляется сегодня в сфере современного менеджмента, откуда человек практически изгнан. И это относится не только к материальной сфере, но и что, наиболее опасно по последствиям, и в духовной сфере.

Сегодня в постиндустриальном обществе образовательный процесс все больше приобретает черты фабрики, а образовательное сообщество все больше превращается в разновидность обычной рабочей силы. Мало того образовательное сообщество превращается из носителя культуры и его транслятора в обычный заводской коллектив, где главным продуктом его творческой деятельности являются образовательные услуги, превращенные в специфический товар информационной эпохи.

Изгнав из школы церковное образование, в котором был сделан сильный акцент на формирование духовной составляющей человека,  мы, к сожалению, не компенсировали эту замену по-настоящему глубоким гуманитарным воспитанием и образованием. Можно по-разному относиться к религиям, – несомненно, одно: если человек лишен в своем воспитании облагораживающего влияния, осмысления и восприятия великих нравственных принципов, которые  превращают биологическую особь в человека и определяют его сущностные характеристики, такой человек ущербен. Его интерес не идет дальше овладения и обладания сферами материального мира, ему неведом мир духовного.

Если мы будем исходить из презумпции, что интерес порождается  в процессе осмысление личностных или общественных потребностей, то  без формирования у молодых поколений интереса к осмыслению культуры, к ее глубоким основополагающим метафизическим смыслам,  без приобщения человека к такому роду размышлений о великих смыслам бытия, без воспитания такой духовной традиции, – человек не способен раздвинуть границы своих интересов, оставаясь в узком пространстве материального прагматизма. Он так и останется существом, способным лишь  функционировать в этом мире – в лучшем случае пребывать в этом мире не понимая в чем цель и смысл такого бытия. Телеологическая составляющая его равна нулю.

Сегодня, глядя на нашу образовательную практику невольно ловишь себя на этой мысли. У современного человека, живущего в обществе потребления, резко снижен уровень интереса к метафизике своего бытия. И это не случайно, поскольку гуманитарное образование практически перестало выполнять свою главную миссию, учить, воспитывать напоминать человеку о человеческом. М.М. Бахтин в свое время глубоко подметил сущностную сторону гуманитарного познания. «Предметом гуманитарных наук, – отмечал он, – является выразительное и говорящее бытие». Отсюда гуманитарные технологии должны помочь человеку становящемуся овладеватьть «умением познать и выразить себя».

Гуманитарное образование, в отличие от естественнонаучного, герменевтично по своей сути. Для гуманитарного образования знание не есть только  осмысление информации.  Гуманитарное познание – это всегда, и, прежде всего, – путь от чужого знания к собственному пониманию. Для гуманитарного познания  важнейшим является необходимость включения в этот процесс сопереживания, которое позволяют человеку по-настоящему прикоснуться, пережить, постичь, присвоить и сделать это знание собственным.

В сущности, гуманитарное познание – это познание культуры. Это процесс осознание своего места в социокультурном пространстве, осознание меры своего «я» в этом мире. Поэтому в гуманитарном образовании необходимо не бесстрастное усвоение «материала», информации, а важна, прежде всего, работа души, которую сциентизм всячески изгонял из пространства научного познания. А такая духовная деятельность невозможно без включения в этот процесс эмоционально-образной компоненты познания, что совсем не обязательно в сфере естественнонаучного образования.

Чтобы осуществиться, этому знанию необходимо «родиться» у каждого человека вновь. Понять – значит найти место в мире для своего понимания, потому что, в сущности, мое понимание становится частью общечеловеческой культуры, добавляется к сложности мира: в результате моего понимания – и я и мир становятся другими. Поэтому для гуманитарного образования нет знаний вообще, любое знание всегда чье-то, понятое кем-то, гуманитарное знание – это знание-переживание.

Без такого гуманитарного познания и образования  жизнь людей, опирающихся только на ценности материального существования, становится   ущербной, примитивной. Такой социум,  содержательно, превращается в весьма обедненный социум, он становится одномерным, плоским. Такая система способна лишь функционировать, во времени и пространстве, но не развиваться исторически. Ибо это возможно только в пространстве культуры, ее великих смыслов и ценностей. Эту опасную для развития социума тенденцию мы сегодня отчетливо наблюдаем на Западе в рамках общества потребления, функционирующего в пространстве массовой культуры.

Из вышеизложенного становится понятным важнейшая роль и значение гуманитарного образования. Однако эта главная миссия и цель гуманитарного образования возможна только при наличии соответствующих этой цели и задачам педагогических приемов и технологий. Главным и определяющим субъектом таких технологий  остается личность преподавателя. Он и сегодня должен нести функцию Учителя. Отсюда, в рамках постановки такой проблемы, особенно острой встает и проблема подготовки кадров, способных качественно обеспечивать этот образовательный процесс.

Вообще сегодня, после того фиаско, которое потерпела идея прогресса, необходимо более серьезно относится к ценностям консерватизма и видеть что ценное существует не только впереди, но и то что достигнуто человеком в давние времена, остается нетленной ценностью. Как картины Рафаэля или статуи Микеланджело.

Однако в  современной системе образования, в рамках гуманитарной  подготовки, превалируют технократические  подходы. Мало этого, многое из того, что было достигнуто в практике советской школы, забыто, или игнорируется.  Сегодня гуманитарное знание до предела формализовано в рамках образовательных технологий, опирающихся на информационную компьютерную базу, в сущности, остается внешним по отношению человеку. Сегодня гуманитарное образование, зажатое до предела дефицитом времени, отпущенного на  социально-гуманитарные дисциплины, оторвано от важнейшей составляющей культуры – воспитания.

В постсоветский период  в системе  отечественного образования широко  и бездумно стала применяться бихевиористская (поведенческая) парадигма образования. Цель такой школы — сформировать у учащихся адаптивный стиль поведения, соответствующий социальным нормам, требованиям и ожиданиям западной культуры. Главный термин: «Школа — это фабрика, для которой учащийся — «сырье». Понятно, что в рамках такого подхода места подлинному гуманитарному образованию просто нет. В рамках такой парадигмы отсутствует система  духовных ценностей, т.е. культура, поскольку метафизика духовного не коррелируют с принципом прагматического целеполагания.

Сложные отношения сложились у гуманитарного образования с   широко развернувшимся процессом компьютеризации образовательного процесса. Здесь возникло определенное противоречие между природой гуманитарного познания, знания и образования и операциональной, информационной и программной природой компьютера. Собственно компьютер, как важнейший инструмент процесса информатизации и был создан под решение этих важных задач.

Однако широкое и не всегда продуманное использование компьютерных технологий в сфере гуманитарного образования привело к формализации образовательного процесса, что негативно  отразилось в гуманитарной сфере на результатах такого обучения. Сакрализация компьютера и его бездумное использование в сфере гуманитарной подготовки оказало отечественному образованию медвежью услугу.

Сегодня большинство преподавателей, работающих в рамках гуманитарной составляющей учебного процесса, с тревогой отмечают резкое падение когнитивных способностей учащихся средней и высшей школы.

Дело в том, что современные электронные поисковые системы услужливо и необычайно эффективно предоставляют нам  информацию. На этом, как правило, процесс познания и заканчивается. А ведь процесс познания с поиска и накопления   информации только начинается. Студент должен освоить, и  главное, – осмыслить, эту информацию. Для этого он должен преодолеть возникающие пороги интеллектуального затруднения,  при решении той или иной задачи и  превратить информацию, в системное образование – знание. Особенно сложен это процесс познания в гуманитарной сфере, где формализация знания лишь мешает поискам смысла, его постижению. Особенно в сфере постижения тех метафизических смыслов, которые выполняют важнейшую функцию человековедения и человекообразования.

Для  гуманитарного обучения чрезвычайно важную роль играет диалог, взаимовоздействие двух одушевленных субъектов. Поскольку только они созданы по образу и подобию божьему, то только их взаимодействие, позволяет постигать высшие смыслы бытия. Ведь недаром этимология слова «образование» идет от понятия «образ бога». Эта деятельностная, духовная составляющая такого процесса является стержнем и фундаментом гуманитарного образования. В сущности все система образования по большому философскому счету – есть сфера гуманитарного образования.

В гуманитарной сфере целью образования является формирование такого знания, которое имплицитно трансформируется в убеждения, в особую способность отстаивать эти убеждения и на их основе формировать собственную позицию. То есть то, что составляет духовный фундамент личности. Поэтому в  гуманитарном образовании предельно важным является понимание смыслов. Они должны усваиваться, как мы нередко говорим, душой, В процессе усвоения они должны органически своими знаниями. Это не просто усвоение и запоминание таблицы умножения или  физических или химических формул. Учащиеся же, вбирая гуманитарное знание, начинают смотреть и оценивать мир через призму освоенных в процессе образования ценностей. То есть должны  меняться культурные характеристики, определяющие духовный статус личности.

Такой характер освоения информации вовсе не обязателен для других разновидностей знания. В процессе   усвоения формализованных понятий, терминов, характерных для естественнонаучного и инженерного знания, такой уровень овладения информацией, вполне  достаточен с точки зрения усвоения рационального знания, профессионального умения, закрепления навыков.

И уж тем более не коррелирует гуманитарное образование с  формированием пресловутых компетенций, которые являются внешними по отношению к человеку, к его душе и убеждениям. В лучшем случае они помогают превратить человека  в  деловика, успешного биоробота, в особую историческую разновидность   современного человека – Homo faber, который способен эффективно обслуживать современную мегамашину.

Диалога же между машиной и человеком, как основы духовного развития, пока не наблюдается. Его и не может быть, поскольку это две разнокачественные стороны бытия. Само собой  понятно, что между инструментом и субъектом предполагается иной характер взаимодействия.

Однако, в рамках гуманитарного образования, продолжает делаться основной акцент на компьютерные, информационные технологии. Эта практика продолжает расширяться. До сих пор не изжита практика тестовых контролей по гуманитарным дисциплинам,  что не просто профанирует гуманитарное образование – оно его извращает.

Ясно, что пути нахождения приемлемых образовательных технологий и результатов с использованием, тем не менее, и компьютерных технологий, лежат, на наш взгляд, в иной плоскости.

Современная образовательная практика подтверждает этот пессимистический вывод. Она показывает, что у молодежи  сегодня резко снижена мотивация к образованию. И это неудивительно, – поскольку у нас довольно быстро было сформировано общество потребления, которому чуждо творчество и стремление к подлинному познанию мира и человека.

В силу этого, тот громадный поток информации, который стал возможен благодаря развитию информационных технологий,  как правило, весьма слабо воспринимается  учащимися. Он как бы «омывает» молодежь, не затрагивая ее духовную сущность, не влияя на формирование их человеческих качеств. Современное поколение перестало читать. Это грозный признак серьезной опасности, которая грозит развитию общества.

Информация, при всем ее значении, остается, по некоторым определениям, как знание без смысла,  она так и остается информацией, то есть тем, чем она и является – знанием без смысла. А поскольку она не пропускается через интеллект, не осмысливается, то никакого приращения  знания нет. Интеллектуальное развитие при такой учебе стремится к нулю.

Отсюда  – отсутствует и кумулятивный эффект, поскольку знание не прибывает, и накапливать нечего, а значит – и нет приращения новой качественности и в системе  знаний. Не работает когнитивная составляющая человеческого интеллекта. Человек, в интеллектуальном смысле, находится в своеобразном анабиозе. Не развивается человек,– не развивается и общество. Ему остается только функционировать, обслуживая функцию техники.

В отношении гуманитарного знания автор обращает особое внимание на его роль в процессе формирования важнейшего компонента личностной характеристики –  мировоззрении. Автор работает в высшей школе тридцать семь лет и его преподавательская практика и опыт позволяют говорить о чрезвычайно узком, стремящемся к нулю, мировоззренческом уровне и  горизонте многих современных студентов, которые весьма преуспели в использовании информационных  технологий.

Такая однобокая особенность в  процессе обучения особенно остро проявляется в сфере гуманитарной подготовки, где помимо простого восприятия информации требуется  эмоциональное, духовно-нравственное восприятие, сопереживание -  без которого теряется гуманитарный смысл и педагогический эффект.

В процессе освоения гуманитарной информации и трансформации ее в гуманитарное знание, в отличие от других типов знания, ведущим и определяющим является некий диалог, дискурс, без которого это знание остается пустой формальностью, в сущности все той же информацией, которая так и не превращается в убеждения, нравственную и гражданскую позицию.

К сожалению, мы наблюдаем сегодня педагогический парадокс: сам информационный инструментарий, который стремится к тотальности, подчиняет своей логике цели и смыслы образования. Знания все более подменяются, замещаются информацией. Мышление будущих выпускников все более оснащается технологичностью и инструментальностью. Использование таких технологий создает серьезные затруднения у обучающихся в понимании гуманитарных смыслов. Они оказываются не способными понимать их и отвечать на гуманитарные запросы человека и общества.

Сегодня  как никогда высок процент   молодых людей, которые  не способны различать важнейшие этические  категории добра и зла. Немало молодых людей, которые находятся  в состоянии своеобразной нравственной летаргии. Это крайне опасно для будущего развития нашего общества.

Учащиеся  сегодня стремятся усваивать лишь специфику операциональности, которую можно охарактеризовать как своеобразную разновидность ремесла. Они, исходя из своего уровня понимания, сами определяют, что им необходимо, а что можно игнорировать. Такая логика не возникла сама по себе – она есть результат усвоения исходных, базовых установок современной цивилизации потребления.

Между тем, такая работа с информацией сама по себе не может привести к формированию знаний, на основе которых только и строится новый уровень мышления,  а также такая его характеристика как системность. То есть процесс освоения информации, трансформации ее в знание, – нельзя осуществить без осмысления этой информации. Именно эта тревожная тенденция в важнейшей сфере учебного процесса сегодня обнаруживается все отчетливее. Это, к сожалению, тот случай, когда уместна древняя поговорка: «Бойтесь данайцев, дары дарящих».

Далеко не случайно, что сегодня Академия Образования бьет тревогу. По ее данным за минимально короткий пятилетний период, начиная с 2008 года, резко снизилось когнитивное развитие детей дошкольного возраста. У 25% детей младшего школьного возраста отмечается недостаточная социальная компетентность, беспомощность в отношениях со сверстниками, неспособность разрешать простейшие конфликты. При этом прослеживается опасная тенденция, когда более 30% самостоятельных решений, предложенных этими детьми, имеют явно агрессивный характер. И это, к сожалению, видимо еще не предел. Значит, в сущности, возникает мощная тормозящая сила, все более сдерживающая процесс социального развития страны. Далеко не случайно, что в современной России информатизационная составляющая крепнет, а общество, в культурном смысле, все больше дичает.

Если это перевести на более высокий уровень, то формирующаяся современная элита России, все более утрачивает гуманитарные ориентиры общественного развития. Уже не высокие гуманитарные цели определяют развитие общества и его перспективы, а инфраструктурная составляющая, которая определяет потребности общества и, соответственно, выстраивает вектор  его развития, а скорее всего его внеисторического бытия.

Таким образом, можно сделать вывод, что современные образовательные технологии, основанные на информатизации и компьютеризации в сфере  воспроизводства и трансляции гуманитарного знания и образования, дают совсем не тот образовательный и педагогический эффект, который от него ждет образовательное сообщество и социум в целом.

В этих условиях и обстоятельствах образование как социальный институт, объективно становится составным элементом рыночной инфраструктуры. Соответственно,  содержание и  направленность  учебного процесса  подчинены – и определяются, в первую очередь, требованиями рынка, сферой потребностей  мегамашины.

Еще один важный, актуальный аспект проблемы стоит в этой связи затронуть. Речь идет  о трансформации института образования в современной России в своеобразную сферу образовательных услуг, что лишний раз подтверждает, тот несомненный эмпирический факт, что институт образования, как институт, прежде всего, культуры, трансформировался в составляющую рыночной системы, став ее органическим звеном.

В этих условиях говорить об исторической и культурной миссии образования, о которой говорилось выше, становится весьма затруднительным. Оно все больше становится инфраструктурным элементом функционирования  социальной мегамашины. Об этом свидетельствует вся история постсоветского периода, особенно последнее пятилетие.

Современное постиндустриальное общество, функционирует на основе  принципа индивидуализма, который реализует свою систему ценностей посредством капиталистического рынка. К его многочисленным, формирующимся сомнительным потребностям сегодня стремится приспособить и сферу отечественного образования  наш лукавый и невежественный политический и управленческий менеджмент.  Не случайно бюрократическое цунами, невиданное, даже во времена СССР, накрыло сегодня образовательную сферу.

Понятно, что если  институт образования  начинает выполнять  эти рыночные функции, то ни о какой культурной миссии  этого института говорить уже не приходится. Просто потому, что он постепенно превращается в технико-технологическую составляющую этого перманентного процесса.

Особенно болезненно это отражается на гуманитарном образовании. Постепенно деградируют его атрибутивные характеристики, позволявшие когда-то видеть в образовании креативную систему,  составляющую  фундамент  культурного развития общества.

Эти негативные тенденции, увы, подтверждаются образовательной практикой, и теми результатами, которые  она приносит обществу. Сегодня доминирующей и определяющей составляющей в образовательном процессе является  трансляция информации,  необходимой для подготовки разнообразных специалистов, которые требуются  для обслуживания разнообразных сфер все того же общества потребления и  массовой культуры.

Современная  система высшего образования России, объективно, нацелена на подготовку кадров, потребность в которых определяет рынок, который, в свою очередь, тонко чувствует запросы  общества потребления. Далеко не случайно, потребительная ценность этих кадров определяется посредством набора компетентностей.

Таким образом, современное высшее образование нацелено на выпуск кадров, со строго  очерченными  характеристиками, соответствующими потребностям такого общества, ее социотехническим параметрам, которыми должны обладать «винтики» этого гигантского процесса.

Сегодня в этой сфере буквально царит  своеобразное «прецизионное» производство. Ничего лишнего. Предельно экономное производство человеческого продукта. Экономия, – однако,  возникает резонный вопрос – экономия во имя чего?

На первый взгляд, это предельно рациональная система выражает высокую степень организации экономической и технической составляющих достигнутых обществом. Вместе с тем функционирование такой системы ставит общество в весьма сложное и противоречивое положение. Проблема состоит в том, что основной ресурс общества уходит на обслуживание этого технического монстра. В ней не остается места и времени для развития гуманитарной составляющей в процессе формирования человеческих качеств. (А.Печчеи)

Система лишь функционирует, и люди, включенные в этот процесс,  также лишь функционируют, – они не развиваются, в историко-культурном смысле этого слова. Они постепенно превращаются в «офисный планктон» и другие образования, наиболее удобные для потребления их монстром индустриальной цивилизации. В  результате общество перестает исторически развиваться. Вот это уже действительно «конец истории». (Ф.Фукуяма)

Такой подход и объективная логика такого развития крайне разрушительно воздействует на сферу гуманитарного познания, знания и образования.

История подтверждает, что общество способно развиваться только в пространстве культуры,  и на основе тех целей и социальных проектов, которые рождаются в ее пространстве. Они, как правило, наполнены глубокими гуманитарными смыслами, в которых выражены высшие метафизические ценности, вне которых человек деградирует, а, значит, деградирует и общество. Только  эти факторы, определяющие качественность изменений общества во времени делают его развитие историческим.

Без развитой системы гуманитарного образования на всех этапах и уровнях становления человека современное образование окажется, и оказывается, совершенно неспособным осуществлять свою миссию, которая должна быть реализована в силу объективных требований все более усложняющихся функций общества, а также расширением задач, стоящих перед ним. Без этого общество оказывается неспособным решить такие сложные исторические задачи.

Либеральный проект, на реализацию которого мы затратили четверть века, и который был взят, в качестве образца, компрадорской  элитой России  напрокат у Запада, подготовил для нас глубокую историческую ловушку.

Следует понять, что история – это время и пространство творческого духа, в котором техническая составляющая выступает лишь в качестве инструментария, позволяющего созидать то, что планируется и созидается в духовной сфере. Поэтому такая «прецизионность»,  характерная для современного этапа образования, крайне нужная и важная в сфере технического, крайне порочна в сфере  образования, поскольку суживает, ограничивает развитие интеллектуального потенциала молодых поколений.

То, что хорошо для техники – совсем не обязательно хорошо для человека. Сущность машины – функционал; сущность человека – творчество. Это противоречие современной эпохи и один из источников деградации культуры, а значит  и современного общества.

Особенно опасна такая «прецизионность», и связанное с этим дробление учебных дисциплин, в сфере гуманитарного образования, поскольку это позволяет дробить смыслы. Такой, крайне ущербный, подход не позволяет формировать в  молодых душах целостную систему ценностей и убеждений. А без  таких человеческих качеств, которые формируются в процессе гуманитарного образования, вряд ли возможна реализация национального проекта современной России. Надо понять, что совокупность таких человеческих характеристик как патриотизм, убежденность и нравственность,  самоотверженность, честность и порядочность,  выступают важной составляющей производительных сил нашего Отечества.

Уже выдвижение такого  национального социокультурного проекта, в котором намечены  важные преобразования в качестве общей программы преобразования России, с которым выступает сегодня наш президент, отличается рядом качественных характеристик. И эти характеристики лежат не в сфере техники и даже экономики, а в социальной политической и культурной сферах.

Еще А.Тойнби неоднократно указывал, что Россия  – это цивилизация. Повторяю не страна, которая должна пройти этап капиталистического (западного) развития, а – цивилизация. То есть Россия является особой социокультурной системой, имеющей свои особые внутренние законы развития и функционирования, свой культурный геном, определяемый нашей историей, и  той геополитической ролью, которую играет наша страна в глобальном мире.

Ясно, что молодые поколения способные к реализации этого стратегического проекта, должны быть подготовлены и воспитаны гуманитарно. То есть фундаментом их личностных характеристик должны быть не совокупность операциональных, по своей природе компетенций, а богатый багаж человеческих характеристик, сформированных на  базе  высших ценностей  национальной культуры и тех достижений мирового духа, которые прошли проверку временем.

В противном случае они не смогут реализовать такой историко-культурный проект. В истории все решают люди. Люди несут историческую ответственность за все достижения и просчеты. Печальный и одновременно великий опыт первой страны социализма это подтверждает. Сегодня страна, снова, как и 90 лет назад, стоит все перед той же проблемой, и сегодня для нее  также актуален исторический лозунг того времени: «Кадры решают всё».

Действительно строительство новой, развивающейся России, свободной от идеологических соблазнов и прожектов, возможно  только при наличии широко образованной, системно мыслящей, национально ориентированной, культуроцентричной, а значит  и патриотической элиты.

Такая элита не рождается спонтанно, подготовка такой элиты и есть историческая миссия высшего образования России. Без своего креативного, гуманитарно мыслящего класса, Россия не сможет осуществить и разработку самого проекта, ни тем более внедрить его в процессе общественной практики в жизнь.

При всей важности прагматической составляющей образования, оно не выполнит своей исторической миссии, если потеряет ориентиры стратегического, культурного развития, а это зависит от правильности выбора целей, которые определяются потребностями цивилизационного, а значит, суверенного развития России. Культурная составляющая  образования, т.е. ее гуманитарная компонента, должна занять свое определяющее место во всем  образовательном процессе.


Библиографический список
  1. Ивановский З.В. Высшее образование в России в условиях глобализации.// Московский гуманитарный университет. Ж. «Знание. Понимание. Умение». 2006. № 1.
  2. Моисеев Н.Н. Мировое сообщество и судьба России. М.,1997.
  3. Тоффлер Э. Третья волна. Часть II.Вторая волна. // http://gtmarket.ru/laboratory/basis/4821/4822
  4. Потатуров В.А. Гуманитаризация образования как важнейший ресурс развития общества / Образование-экономика-право: процессы трансформации и критерии эффективности / Материалы VII Международной научной конференции. М.: МИЭМП, 2011.
  5. Потатуров В.А. Гуманитарная составляющая высшего образования в информационном обществе: проблемы и противоречия // Образование, экономика, право в современном информационном обществе. Часть III. Материалы VIII международной научной конференции. М.,2012. С.419-426.
  6. Потатуров В.А. Новой России – новое гуманитарное образование// Образовательные ресурсы и технологии. 2014. №5.С.168-175.
  7. Потатуров В.А. Информатизация образования как проблема культуры // Человек и культура.  2015. № 3.  С.1-40.
  8. Потатуров В.А. Культура. Информация. Образование. (Заметки культуролога).  М.,2014 г. В сборнике: Инновационное развитие общества: условия, противоречия, приоритеты. М.: 2014
  9. Абакумова И.В., Голубова В.М., Алямкина Е.А. Психологические особенности национального характера региональных этносов (на примере молодежи Мордовии) // Известия Южного федерального университета. Педагогические науки. 2016. № 9. С. 71-76.
  10. Алямкина Е.А. Психологические особенности национального характера и психокультурной дистанции русского и мордовского этносов (на примере молодежи Мордовии) // Успехи современной науки. 2016. Т. 2. № 8. С. 150-153.
  11. Алямкина Е.А. Взаимосвязь способностей, задатков и таланта и их развитие в образовательном процессе вуза // Психолог. 2015. № 2. С. 31-46.
  12. Алямкина Е.А., Шогенов А.А. Анализ черт национального характера (на примере этносов Мордовии) // Успехи современной науки. 2016. Т. 2. № 5. С. 118-121.
  13. Богданов А.Р., Пшеничная В.В. Психолого-педагогические условия развития учебной мотивации // Психология обучения. 2016. № 4. С. 12-19.
  14. Гусев Д.А.,  Флеров О.В. Дополнительное профессиональное образование в социальном пространстве современной России // Наука и школа. 2016. № 5. С. 44-55.
  15. Гусев Д.А., Флеров О.В. К вопросу о межкультурной коммуникации в контексте экономики образования // Наука и школа. 2016. № 2. С. 30-39.
  16. Гусев Д.А. Флеров О.В. Основные иноязычные компетенции и особенности их формирования в дополнительном профессиональном образовании // Преподаватель XXI век. 2016. Т. 1. № 4. С. 236-252.
  17. Осипова Н.В. Институциональные предпосылки развития современного российского образования. В сборнике: Управление в социальных и экономических системах. 2015. С. 271-283.
  18. Осипова Н.В. Мировой океан и миграционные процессы. В сборнике: Современные проблемы использования потенциала морских акваторий и прибрежных зон. 2015. С. 439-451.
  19. Осипова Н.В. Социально-экономический институт как объект социологического знания // Образовательные ресурсы и технологии. 2015. №  2(10). С. 98-107.
  20. Пустовойтов Ю.Л. К вопросу о диалектике альтернативных моделей развития. В сборнике: наука и общество в эпоху технологий и коммуникаций. 2016. С. 92-98.
  21. Пустовойтов Ю.Л. Альтернативные подходы к формированию иноязычного грамматического навыка // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 6-5. С. 30-38.
  22. Пустовойтов Ю.Л. Оценивание учащихся высшей школы по непрофильным дисциплинам: проблемы, критерии, подходы // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 6-1(46). С 61-67.
  23. Рыбакова Н.А. Личность современного педагога в развивающемся обществе // Психология, социология и педагогика. 2016. № 12(63). С. 32-36.
  24. Рыбакова Н.А. Условия самоактуализации педагога в профессиональной деятельности // Современная педагогика. 2016. № 12(49). С. 98-102
  25. Флеров О.В. Влияние психолого-педагогических особенностей взрослых на освоение иностранных языков // Психология и Психотехника. 2016. – № 7. C. 587-595.
  26. Флеров О.В. Межкультурная коммуникация как научное знание: истоки исследований и основные теории XX века // Философия и культура. 2016. № 8. C. 1168-1176.
  27. Флеров О.В. Развитие информационной компетенции взрослых средствами иностранного языка // Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2017. № 1-1. С. 209-211.
  28. Флеров О.В. Специфика иноязычного знания и её влияние на имидж лингвистического образования в современной России. // Педагогика и просвещение. 2016. № 4.  C. 425-435.
  29. Флеров О.В. Экзистенциально-психологические факторы личностного роста взрослого человека в пространстве институционального непрерывного образования // Психология и Психотехника. 2016. № 3. C. 272-280.
  30. Шмелева А.Н., Федорова Ю.В., Алямкина Е.А. Необходимость повышения значимости здоровьесберегающих показателей в оценке качества жизни населения мегаполисов // Качество и жизнь. 2016. № 2(10). С. 64-67.


Все статьи автора «Потатуров Василий Александрович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: