УДК 159.9

ЭТНОПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕНННОСТИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ЯПОНСКОГО И РУCСКОГО ЭТНОСОВ

Ким Э Сун
Дальневосточный государственный университет путей сообщения
аспирант кафедры психологии

Аннотация
В данной статье автор проводит анализ этнопсихологических особенностей русского и японского этносов и на его основе выделяет модели совладающего поведения русских и японцев. Автором было проведено исследование с использованием методики «Копинг–теста» Лазаруса (в адаптации Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк, М.С. Замышляевой) и в японской адаптации Японского психологического центра в г. Токио (Nippon kenkou sinrigaku kenkyudjyo). Статистический анализ данных осуществлялся с помощью программы Microsoft Excel 2007 и SPSS 17. Анализ полученных результатов, позволил оценить напряженность копинг – стратегий у представителей разных этносов.

Ключевые слова: копинг-стратегии, русские, совладающее поведение, этнописхологические особенности, японцы


ETHNOPSYCHOLOGICAL FEATURES AND THEIR IMPACT ON COPING REPRESENTATIVES OF JAPAN AND RUSSIAN ETHNIC GROUPS

Kim Hye Sung
Eastern State Transport University Department of Psychology
postgraduate student

Abstract
In this article the author analyzes ethnopsychological features Japanese and Russian ethnic groups and, based on the model allocates coping Russian and Japanese. The author of the study was carried out using the procedure "Coping Test" Lazarus (adaptation T.L. Kryukova, E.V. Kuftyak, M.S. Zamyshlyaeva) and in the Japanese adaptation of the Japanese Psychological Center in Tokyo (Nippon kenkou sinrigaku kenkyudjyo) . Statistical analysis was performed using the Microsoft Excel 2007 and SPSS 17. Analysis of the results allowed us to estimate the intensity of coping - strategies in representatives of different ethnic groups.

Keywords: coping behavior, coping strategies, ethnopsychological features, Japanese


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Ким Э.С. Этнопсихологические особеннности и их влияние на совладающее поведение представителей японского и руcского этносов // Психология, социология и педагогика. 2014. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/03/2907 (дата обращения: 02.10.2017).

Данная статья имеет отношение к психологии совладающего (копинг) поведения. Необходимо отметить, что это направление в психологии является достаточно новым, оно находится на стыке психологии личности, социальной психологии, этнической психологии, медицинской психологии, возрастной психологии, то есть, по сути дела, представляет собой интегративную психологическую совокупность, поэтому, изучение совладающего поведения и идёт в контексте психологии субъекта.

В процессе становления и эволюции психологических направлений, само понятие «копинг-поведение» рассматривалось как интеграция когнитивных и поведенческих усилий, затрачиваемых субъектом для ослабления влияния стресса и  преодоления кризисных ситуаций.[1]

Исходя из данного сущностного содержания этого понятия, сам процесс выбора совладающего поведения, несомненно, имеет значительную степень влияния на увеличение или уменьшении опасности жизненных событий, которые могут стать и становятся причиной возникновения психосоматических заболеваний. При этом, одним из ведущих факторов является то положение, что само совладающее поведение (копинг) зависит от активности субъекта, сложности ситуации, ресурсов личности, окружающей среды.[2]

Проявляясь на поведенческом, эмоциональном, когнитивном уровнях функционирования личности, совладающее поведение способствует обеспечению и поддержанию внешнего и внутреннего благополучия человека, проявляющееся в виде психического, физического здоровья и степенью удовлетворенности жизнью.[3]

Также имеет значение и тот факт, что копинг-стратегии используются человеком осознанно, следовательно возможен вывод о том, что  совладающее поведение можно отнести к дескрипторам субъекта.[4]

Нарастающие требования социальной среды современного мирового сообщества в значительном мере усиливают психоэмоциональное состояние личности, так как, само это сообщество требует от субъекта овладения и применения  эффективных копинг-стратегий, относящихся к проблемно-ориентированному стилю, характерному для действующих деловых и жизненных ситуаций.[5]

Исходя из вышеизложенного, для выявления факторов, влияющих на эффективное использование копинг-стратегий исследователю, прежде всего, необходимо проанализировать комбинаторные ситуации и, при необходимости, использовать приёмы и способы, характерные для представителей тех или иных культур. Именно для этой цели нам стоит рассмотреть влияние  этнопсихологических особенностей на степень напряженности копинг-стратегий, что, как указывалось в предыдущих умозаключениях, в значительной степени определяет адаптивность субъекта. В этом случае, конечная цель исследования определяется как необходимость изучения влияния этнопсихологических особенностей на совладающее поведение представителей японского и русского этносов.
   Исходя из этой цели, гипотеза исследования предстает в следующем виде, а именно: стратегии совладающего поведения, применяемые представителями японского и русского этносов различны и обусловлены  их этнопсихологическими особенностями.

Исследовательско-экспериментальский массив представляет собой  совокупность 116 респондентов из России и Японии в возрасте от 18 до 60 лет:

  • мужчины: и с японской, и с российской сторон – по 23 человека; общее количество – 46 человек;
  • женщины: и с японской, и с российской сторон – по 35 человека; общее количество – 70 человек.

При этом, позитивное значение имеет тот факт, что основной вид деятельности исследуемых достаточно широк, так как представлен и офисными служащими, и бизнесменами,  и домохозяйками.

Исследование проводилось с использованием методики «Копинг–теста» Лазаруса (в адаптации Т.Л. Крюковой,  Е.В. Куфтяк,  М.С. Замышляевой) и в японской адаптации Японского психологического центра в г. Токио (Nippon kenkou sinrigaku kenkyudjyo). Статистический анализ данных осуществлялся с помощью программы Microsoft Excel 2007 и SPSS 17.

В рамках данного исследования под копингом (совладающим поведением) подразумевалось рациональное поведение представителей японского и русского этносов, направленное на устранение стрессовой ситуации, которое отражается в основной функции совладания, то есть, в обеспечении и поддержании внешнего и внутреннего равновесия, то есть, психологического благополучия.

Анализ полученных результатов, позволил оценить напряженность копинг – стратегий у представителей разных этносов (См. диаграмму 1).

Диаграмма 1. «Уровень напряженности копинг-стратегий у россиян и японцев»

Итак, очевидно, что, в целом, основные показатели напряжённости копинга у японцев  не превышают пограничного состояния, причём по всем представленным субшкалам. Данный факт, на взгляд автора статьи, говорит  о высоком адаптивном потенциале японцев, обусловленным культурно-традиционной очень высокой степенью групповой сплочённости (так называемой «семейственности»). В системе черт группового поведения японцев выделяются, прежде всего, дисциплинированность,  преданность авторитету и чувство долга.

В межличностных отношениях дисциплинированность проявляется как стремление к упорядоченности. Эта их особенность  предполагает строгое следование определённому порядку, совершение поступков, приемлемых для других: прилежное исполнение своего долга,  уважение вышестоящих и старших.[6]

Вообще, строго говоря, японский стиль поведения характеризуют жизненные правила, которых придерживаются большинство японского этноса, а именно:

  • «Примиряйся с ситуацией, какой – бы она не была».
  • «Находи возможность соблюдать установленные правила».
  • «Причиной несчастья считай, прежде всего, самого себя».

При этом автор статьи спешит отметить, что ведущим критерием рационального поведения является высокий уровень выживания и успех в жизни, который, как они считают, зависит от соблюдения общепринятых правил, бережливости и вежливости. Важно помнить, что в японском менталитете, вежливость занимает особо значимое место и является, по сути, системообразующей личности. Поэтому, вежливость одна из кардинальных обыденно-житейских норм в национальном характере японцев, «альфа и омега» японского образа жизни, то есть – основной закон, которому они подчиняются – «ни при каких ситуациях не  потерять своего лица»!

Именно этими национальными чертами определяются особенности стратегий совладающего поведения у японцев. Статистический анализ, проводимый с использованием t – критерия Стьюдента, позволил выделить статистически значимые различия в стратегиях поведения представителей японского и русского этносов (См. табл. 1).

Таблица 1. «Компаративный  анализ напряженности копинг-стратегий у россиян и японцев»

Копинг-стратегии

Россияне

Японцы

t-критерий Стьюдента

Уровень значимости

М±σ

М±σ

Конфронтационный копинг

8,17±2,6

6,69±2,8

2,9

0,01

Дистанцирование

8,52±2,9

6,09±2,9

4,5

0,001

Самоконтроль

12,62±3,5

8,33±2,8

7,4

0,001

Поиск социальной поддержки

10,62±3,9

6,17±3,7

6,4

0,001

Принятие ответственности

6,81±2,4

9,02±3,9

3,7

0,001

Бегство-избегание

9,76±3,5

5,60±2,9

7,1

0,001

Планирование решения проблемы

12,90±3,1

8,67±3,5

6,9

0,001

Положительная переоценка

12,98±3,6

9,09±3,2

6,2

0,001

Анализируя результаты исследования, очевидно, что при сравнении средних показателей напряженности копинг-стратегий у японцев и россиян видны наиболее разные показатели по следующим субшкалам, а именно:

поиск социальной поддержки (t=6,4; р<0,001) и планирование решения проблемы (t=6,9; р<0,001), совокупно подтверждающие, что японцы при крайней необходимости обращаются за помощью к посторонним людям или организациям, предпочитая самостоятельно решать свои проблемы, стойко неся груз ответственности, также они вырабатывают план решения проблемы и чётко следуют ему. При этом заметна и очевидна их замкнутость, подавление собственных эмоций, болезненная чуткость  к любому унижению личного достоинства, избегание самостоятельных решений, ориентир на общее мнение, на мнение влиятельного лица, авторитета, отказ от индивидуальности в пользу «групповой психологии».

Для россиян характерно чаще обращаться за помощью к посторонним людям и организациям, им тяжелее даётся бремя ответственности и имеют место элементы инфантильности в поведении, также они больше проявляют спонтанности в процессе решения проблемы и не  всегда составляют чёткий план, а если таковой имеется, то не всегда чётко следуют ему. В этих ситуациях, как и всегда, надежда на знаменитое русское «авось»… Но при этом для россиян более характерны нестандартные, порой даже оригинальные способы решения проблем. Все эти этно-психологические особенности русского менталитета и связанного с ним психологического проявления имеют корни в цивилизационной специфике России. Эти черты характера русского человека сформировались в результате влияния природно-климатических условий, особенности организации социальной жизни, специфики духовной жизни, своеобразия форм и методов национальной системы воспитания (преобладание запретительных мер в контроле над поведением ребенка, преобладание отрицательных санкций над положительными, регрессивный характер контроля, который приводит к общей неизбежной «заторможенности», а не к способности к самостоятельному и гибкому контролю за своим поведением).[7]

Основываясь на данных психолого-этнических составляющих, доминирующей потребностью у представителей русского этноса является стремление жить в сильном государстве, которое бы взяло на себя функции защиты его материальных интересов и волевой мобилизации. Системообразующими качествами для большей части русского этноса являются коммунитарные ценности (справедливость, нация, Родина, семья).
Сочетание правополушарности и интровертированности сознания характерно для представителей русского этноса, что выражается в потребности в телесных контактах в виде «поцелуйного этикета», объятий, энергичных рукопожатий и так же в склонности к мифологизации бытия-желание жить в придуманном мире больше, чем в реальном. Этим объясняется высокая напряжённость копинга, при которой результат анализа в этой области представляет собой положительную переоценку у россиян (t=6,2; р<0,001), что свидетельствует о выраженной дезодаптации.

Говоря же о структуре и содержании мышления представителей русского этноса, необходимо сделать умозаключение о том, что оно характеризуется эмоционально-чувствительным восприятием, образностью, сосредоточенностью на масштабных проблемах. Четко прослеживается тенденции ожидания грядущих изменений, при этом явственно испытываются значительные затруднения при необходимости перевести результат предчувствия в рациональную форму, конкретные  решения. Для  деятельности русских характерны склонность к размышлениям, которые не всегда заканчивается поступками, нерешительность в выборе конкретной альтернативы, импульсивность. Как правило, представители русского этноса не умеют экономно и расчётливо устраивать свой быт, склонны к бесхозяйственности.[8]

Данная этнопсихологическая  особенность отражается в показателе напряжённости копинга-планирование решения проблемы. Показатель напряжённости данного копинга у россиян (t=6,9; р<0,001), свидетельствует о значительном уровне напряжённости данного копинга, отражающей выраженную дезодаптацию.

Показатели напряжённости копинг-статегий русского этноса – самоконтроль (t=7,4; р<0,001), поиск социальной поддержки (t=6,4; р<0,001), принятие ответственности (t=3,7; р<0,001) относятся к верхней границе среднего уровня напряжённости, показывающие, что адаптационный потенциал личности в пограничном состоянии. Это можно объяснить выраженной потребностью в близких контактах, понимании со стороны окружающих, эмоциональной вовлеченностью.

Итак, в данной статье, посвященной определению влияния этнопсихологических особенностей на совладающее поведение представителей японского и русского этносов, с высокой степенью вероятности определяется достаточно высокий уровень значимости полученных различий, который, в свою очередь, позволяет сделать заключительный вывод о наличие особенностей в выборе копинг – стратегий у представителей русского и японских этносов. Таким образом, выдвинутое предположение о влиянии этнопсихологических особенностей на их совладающее поведение нашло свое подтверждение.


[1] Lazarus R., Folkman S. Stress, Appraisal and Coping. N.Y., 1984.

[2] Lazarus R., Folkman S. Manual for Ways of Coping Questionnaire.  PaloAlto, CA, 1988.

[3] Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения: монография. Кострома. 2004.

[4] Крюкова Т.Л. Человек как субъект совладающего поведения.// Совпадающее поведение: Современное состояние и перспективы./ под ред. А.Л. Журавлева и др. М. 2008.

[5] Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита // Психол. Журн. 1994. Т. 15. N 1.

[6] Стефанко Т.Г. Этнопсихология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. // Т.Г. Стеванко. М. Аспект-Пресс, 2007.

[7] Стефанко Т.Г. Этнопсихология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. // Т.Г. Стефанко. М. Аспект-Пресс, 2007.

[8] Там же.


Библиографический список
  1. Lazarus R., Folkman S. Manual for Ways of Coping Questionnaire.  PaloAlto, CA, 1988.
  2. Lazarus R., Folkman S. Stress, Appraisal and Coping. N.Y., 1984.
  3. Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование жизненных ситуаций и психологическая защита // Психол. Журн. 1994. Т. 15. N 1.
  4. Крюкова Т.Л. Психология совладающего поведения: монография. Кострома. 2004.
  5. Крюкова Т.Л. Человек как субъект совладающего поведения.// Совпадающее поведение: Современное состояние и перспективы./ под ред. А.Л. Журавлева и др. М. 2008.
  6. Стефанко Т.Г. Этнопсихология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. // Т.Г. Стеванко. М. Аспект-Пресс, 2007.


Все статьи автора «Ким Э Сун»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: