УДК [159.922+340.11]:17.022.1-057.36

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РАБОТНИКОВ ПРИРОДООХРАННОЙ ПРОКУРАТУРЫ

Кобец Александр Владимирович
Национальная академия прокуратуры Украины
кандидат психологических наук, доцент, старший советник юстиции, доцент кафедры по надзору за соблюдением прав и свобод человека

Аннотация
В статье рассматриваются деятельность работника прокуратуры как субъекта правоприменительной системы государства. Определяются социальные и психологические составляющие профессионально-экологического правосознание как основы профессиональной компетентности прокурора. Рассмотрена психологическая модель правоприменительной деятельности работников природоохранной прокуратуры.

Ключевые слова: личность прокурора, правоприменительная деятельность, профессионально-экологическое правосознание, психологическая модель


PSYCHOLOGICAL MODEL OF LAW ENFORCEMENT EMPLOYEES ENVIRONMENTAL PROSECUTOR'S OFFICE

Kobets Alexander Vladimirovich
National Academy of Prosecution of Ukraine
Ph.D. (Psychology), Senior Counsellor of Justiceassociate Professor of the Chair of Supervision Missions and Protection of the People's Interests

Abstract
The article deals with the activities of prosecutors as the subject of the enforcement system of the state. Determined by social and psychological components of the professionally-environmental awareness as the basis of professional competence of the Prosecutor. The psychological model of law enforcement employees environmental Prosecutor's office.

Keywords: law enforcement, professional environmental awareness, psychological model, the identity of the Prosecutor


Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Кобец А.В. Психологическая модель правоприменительной деятельности работников природоохранной прокуратуры // Психология, социология и педагогика. 2014. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/08/3542 (дата обращения: 27.05.2017).

В современных условиях непрерывной актуализации экологических проблем и путей их решения количество экологических правонарушений не снижается, а постоянно увеличивается. При этом правонарушения происходят по разным векторам системы «природа – человек – техника – общество» лицами разных возрастных категорий. С одной стороны, это можно объяснить низким уровнем правовой грамотности населения, а с другой – тем, что в настоящее время претерпела существенных изменений иерархия ценностей, когда приоритет отдается ее утилитарной составляющей. Поэтому следует отметить рост в современных условиях экологических преступлений, которые сегодня следует расценивать как преступления, которые подрывают социально-биологическую основу обеспечения здоровья и жизнедеятельности людей [1, с. 11-12].

Загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов и нарушения экологических связей в экосистемах стали глобальными проблемами. В связи с этим большое государственное значение приобрели прогнозирования, предупреждения, правовая оценка и минимизация экологических рисков, создание и соблюдение законов в этой сфере [2, с. 30]. Важное значение в современных условиях приобретает профессионально-экологическое правосознание субъектов, осуществляющих правотворчество и правоприменение в сфере природопользования и охраны окружающей среды. Проявления профессионально-экологического правосознания в профессиональной деятельности можно рассматривать в компетентностном аспекте (как неотъемлемый компонент профессионализма личности), и в мировоззренческом (как отражение экологического сознания личности) который детерминирует, с одной стороны, соответствующее (экологически целесообразное) поведение самих сотрудников в деятельности, с другой – способствуют повышению ее эффективности в рамках природоохранной деятельности [1, с. 12].

Психологические особенности деятельности работников правоприменительной системы в настоящее время достаточно полно исследовались в юридической психологии. При этом разработка данной проблемы шла как в плане психологического анализа структуры профессиональной деятельности работников правоприменительной системы, так и в плане психологической характеристики присущего ей комплекса психологических особенностей. По мнению авторов, проводивших эти исследования (А. М. Бандурка, С. П. Бочарова, Е. В. Землянская [3], В. Л. Васильев [4], В. В. Романов, М. В. Кроз [5] и др.), деятельность работника правоприменительной системы характеризуется специфическими особенностями: правовая регламентация деятельности правоохранителя, ненормированный рабочий день, наличие собственных полномочий, широкая коммуникабельность, физическая и психическая перегрузка, высокая экстремальность деятельности в условиях конфликтных ситуаций и влияния различных стрессовых факторов.

Исходя из общей характеристики правосознания, особенностей природоресурсной и природоохранной сфер, по мнению И. Л. Вершок, эколого-правовому сознанию присущи следующие признаки: а) волеизъявление к природе, ее процессов и явлений; б) нормативность; в) правоустановленость; г) восприятие, отражение и выражение в формах экологических знаний и оценок окружающей среды, в регулятивных возможностях природоресурсных и природоохранных юридических норм, эффективности их применения, реализации прав и обязанностей субъектов природопользования и природоохранной деятельности, а также в оптимизации юридически значимых явлений и процессов, эколого-правовых принципов, норм, актов в природоресурсной и природоохранной сферах; д) тесное взаимодействие с другими видами форм общественного сознания; е) проявление в процессе формирования правовой системы и оказания конституирующего влияния на внутреннюю и внешнюю природоресурсную и природоохранную политику государства; ж) наличие своих разновидностей: экологического правосознания в сферах рационального использования природных ресурсов, в сфере охраны окружающей среды, в сфере радиационной безопасности [6].

Анализируя психологические аспекты восприятия людьми социально-экономических преобразований, В.Л. Васильев рассматривает ряд факторов, осложняющих процесс формирования правосознания. К ним можно отнести идеологический, социальный и политический менталитет, когда, с одной стороны, выделяется радикальный либерализм реформаторов, стремящихся защищать права и свободы человека, но игнорируются социальные проблемы населения, а с другой – такой же радикальный государственный патернализм, стремящийся защищать простого человека, но игнорирующий его экономические и политические права. Лишившись привычных форм государственного патернализма, граждане внезапно оказались перед фактом непривычной для них конкуренции, необходимости проявлять личностную инициативу, рисковать в условиях высокой неопределенности. В результате происходит ломка стереотипов, сложившихся в сознании и поведении, что является по своей сути глубокой нервно-психической травмой для большинства людей [4].

Регулируя отношения в системах «человек-человек», «человек-общество», «человек-окружающая среда», право как особый социальный институт прошло длительный и сложный путь социогенеза. Эволюционные и революционные формы развития системы права последовательно сменяли одна другую, и каждая из этих форм получала преимущество в определенных социальных ситуациях. То есть правосознание личности прокурора в процессе своего развития и функционирования выступает как сложная саморегулирующаяся функциональная система поведения в правоприменительной деятельности, которая включает процессы принятия и переработки правовой информации, и соответствующих правоприменительных действий. Эта система отражена нами в структурно-функциональной модели (рис. 1).


Рис. 1. Структурно-функциональная модель организации правоприменительной деятельности работника прокуратуры

В ней можно выделить несколько основных функций: восприятие и отбор социально значимой информации, формирование концептуальной модели (правовых знаний); мотивированность действий ранее усвоенных субъектом: интересов, установок, ценностных ориентаций; целеустремленность на определенные действия, формирование программы поведения и выбор способов профессиональных действий; прогнозирование, предвидение конечного результата действий, их социальных и личностных последствий; осуществление нормативных поступков; самоконтроль на основе последовательного соотношения наблюдаемых результатов с эталонными представлениями о правовых нормах поведения; оценка полученного конечного результата путем его сопоставления с поставленной целью; коррекция и нормативная перестройка поведения в случае получения отрицательного результата.

С точки зрения повышения эффективности норм природоресурсного и природоохранного законодательства, важно, чтобы у прокурора были сформированы не только экологическая и правовая культуры, но и строго ориентированное на экологическое право, осознанное стремление к неукоснительному исполнению его норм. Эколого-правовая культура выражается, прежде всего, в знании экологического законодательства, правильном его понимании и толковании, применении, а также в зрелой мотивации не просто на формальное исполнение норм экологического права, а к неуклонному отстаиванию его идей и принципов в своей повседневной жизни и профессиональной деятельности. Культура формируется у прокуроров на основе развитого эколого-правового сознания [7].

В становлении эколого-правового сознания прокурора важную роль играет не только субъективная самооценка, но также объективная социальная (коллективная) оценка его поведения другими людьми. Эта оценка является важнейшим фактором, стимулирующим интеллектуальный анализ и эмоциональные переживания личностью результатов своих поступков, ответственность, стремление к совершенствованию своего социально-нормативного поведения [3].

Основным профессионально важным качеством прокурора при выполнении правоприменительной деятельности, является способность к сознательной саморегуляции своего поведения в области выполнения служебных обязанностей, профессионального обучения, взаимодействия с подчиненными, сотрудниками, руководителями, с представителями разных слоев населения. Саморегуляции заключается в постоянном поэтапном сопоставлении результатов осуществляемых действий и поступков с эталонами права и представлением желаемого конечного результата, хранящихся в сознании.

Процесс усвоения человеком объективно существующих правовых норм не является механическим отражением в сознании личности. Личность не является пассивным объектом воздействия объективных факторов, она вступает с ними в активное взаимодействие, содержание и направленность которого обусловлена определенной системой воспитания и обучения. Именно в этих процессах происходит усвоение субъектом социальных эталонов поведения, выработанных данным обществом. Объектные и субъектные факторы формирования правосознания прокурора находятся в постоянном взаимодействии, взаимно детерминируют друг друга, создавая единую систему развития правовой социализации.

Законы демократического общества не только провозглашают права человека и гражданина, но и накладывают на него определенные обязанности по отношению к другим гражданам и обществу в целом. При оценке прокурором правовых норм общества возникает специфическое представление о социальной справедливости, что является результатом сложных соотношений между содержанием правовых норм общества и уровнем его правового и нравственного развития, самооценки и уровнем требований к себе. Нормативная его поведение формируется при оптимальных соотношениях объективных и субъективных факторов развития правосознания. Правовое поведение прокурора является результатом адаптации его к условиям жизни общества, что служит необходимым условием дальнейшей социализации и выработки индивидуальной активной позиции в реализации правоприменительных действий.

Специфика правоприменительной деятельности, ее повышенная социальная значимость требует наличия осознанных правовых установок, которые выступают внутренними факторами адекватной правоприменительной деятельности, в основе которых лежат специализированные юридические знания, позитивные правовые чувства, умения, навыки прокурора.

Правоприменительная деятельность, является внешней формой выражения таких, например, позитивных правовых установок правоприменителей, как неукоснительное выполнение требований законности, точная и строгая реализация своих полномочий, стремление законными способами обеспечить реализацию юридических прав и обязанностей субъектов и т.д. Подобного рода правовые установки в своем единстве создают ценностную ориентацию прокуроров, непосредственно формирует готовность их к определенной правоприменительной деятельности.

Готовность к правоприменительной деятельности прокурора формируется заблаговременно в ходе специального юридического обучения и воспитания, практической правоприменительной деятельности и является целью длительного процесса формирования юриста-профессионала. Этот процесс обеспечивается предварительной подготовкой к профессиональному юридическому обучению (профессиональная ориентация); выявлением способности к овладению определенной юридической специальности (профессиональный отбор); обучением соответствующим юридическим профессиям (профессиональная подготовка); формированием как общих, так и специализированных качеств, умений, навыков юриста-профессионала; вхождением в работу правоприменительного органа (профессиональной адаптацией).

В общем виде длительная готовность к правоприменительной деятельности состоит из устойчивых компонентов: а) положительного отношения к определенному виду правоприменительной деятельности, что соответствует конкретной юридической специализации; б) специализированных юридических знаний как фундаментальных, теоретических, необходимых для выполнения любой правоприменительной деятельности на высоком уровне, так и конкретных знаний, умений, навыков, необходимых для деятельности в области природоресурсного и природоохранного законодательства; в) профессионально важных психических качеств прокурора: моральных, политических, интеллектуальных, характерологических, психофизиологических, имеющих как общие черты, так и специфику в различных видах правоприменительной деятельности. Такая настроенность прокурора на конкретные действия по применению права в данный момент, мобилизация всех компонентов профессионально-экологического правосознания на осуществление активных и целесообразных правоприменительных действий может быть названа ситуативной (временной) готовностью к правоприменительных действий.

Возникновения ситуативной готовности определяется пониманием прокурором задачи своей деятельности в конкретном случае, осознанием своих полномочий для ее осуществления и личностной ответственности за результат конкретного юридического дела, установлением порядка исполнения правоприменительных действий. Поэтому ситуативная готовность прокурора включает динамические компоненты: осознание задачи, условий, в которых будет происходить его выполнения, определение способов достижения цели правоприменительной деятельности в жизненной ситуации.

Длительная и ситуативная готовность к правоприменительной деятельности находятся в единстве. Возникновения ситуативной готовности прокурора зависит от долгосрочной готовности, состояния ее основных компонентов. В свою очередь, ситуативная готовность, ее динамические компоненты каждый раз направлены на актуализацию длительной готовности, повышают ее действенность и производительность в данных конкретных обстоятельствах. Рассматривая длительную и ситуативную готовность юристов, в частности прокуроров, к профессиональной деятельности, надо отметить, что без них невозможна успешная деятельность. Такая готовность охватывает устойчивые и динамические компоненты:

1. Познавательные (когнитивные): специализированные знания правовых явлений и знания о их свойства и качества; понимание прокурором своих обязанностей, полномочий, а также задач и функций правоприменительного процесса; знание приемов и средств правоприменительной деятельности, умение пользоваться юридическим инструментарием, навыки правоприменительной деятельности, опыт в практическом применении специализированных знаний; знания о вероятные ситуации и изменения обстоятельств в ходе правоприменительных действий; знание особенностей массового правосознания, правового сознания окружающих лиц.

2. Эмоциональные: чувство одобрения и удовлетворения действующим законодательством в целом и сложившейся практикой его применения; нетерпимость к нарушению субъектных прав и неисполнение юридических обязанностей; устойчивая привычка выполнять предписания правовых норм; высокоразвитое, обостренное чувство законности; чувство личной ответственности за результат правоприменительного процесса; уверенность в своих силах, успехе своей деятельности, надежности юридического инструментария при его применении в конкретных жизненных обстоятельствах; чувство удовлетворения при успешном результате юридического дела.

3. Мотивационные: внутренняя потребность успешно выполнять свои полномочия по применению права; проявление интереса к праву и правоприменительной деятельности, стремление добиться успеха в достижении цели правоприменительного процесса, обеспечении реализации юридических прав и обязанностей субъектов.

4. Волевые: сосредоточение сил на выполнение поставленной задачи при выполнении конкретных правоприменительных действий; отвлечение от внешних, мешающих воздействий, при формировании собственного мнения и внутреннего убеждения; способность преодолевать сомнение, напряженность, мобилизовать силы при преодолении сложного юридического дела.

Основная специализированная задача прокурора как представителя стороны обвинения это предъявления подсудимому обвинения от имени государства и народа, а также осуществления в качестве представителя прокуратуры общего надзора за работой государственных органов и должностных лиц, за соблюдением закона в местах отбывания наказания и другое. Это определяет специфику профессионального правосознания и других компонентов готовности прокурора к правоприменительной деятельности.

При оценке роли эколого-правового сознания на стадии действия категории норма права необходимо применять дифференцированный подход с учетом элементов и социальных уровней правосознания. Так, в большинстве правоотношений, в которых участвуют государственные органы и общественные организации, нормальную «работу» механизма правового регулирования может обеспечить только специализированная правосознание должностных лиц и служащих государственного аппарата.

В рациональных компонентах эколого-правового правосознания прокуроров должны преобладать углубленные специализированные знания экологического, уголовного, уголовно-процессуального права, криминологическое и криминалистическое видение правовых явлений и фактов, имеющих юридическое значение для дела. Прокурорская деятельность требует максимального использования специальных знаний различных отраслей науки и практики, которые предоставляются следственными органами. Прокурор должен осуществить высший синтез всех субъективных и объективных аспектов состава преступления, соотнести его со статьями уголовного кодекса и обосновать правильность его применения в данном конкретном случае в строгом соответствии с законом.

Особое значение имеет профессиональное правосознание правоохранительной деятельности компетентных государственных органов. В процессе правоприменительной деятельности в эколого-правовом сознании тесно взаимодействуют специализированные и научные компоненты, которые включаются в механизм правового регулирования при применении права. И, наконец, на завершающей стадии правового регулирования при непосредственных формах реализации права в механизме правового регулирования, включается обыденное правосознание лиц, реализующих правовые нормы, с помощью которой субъекты массового правосознания способны познать, правильно оценить и реализовать субъектные права и обязанности. Деятельность по применению правовых норм к конкретным жизненным обстоятельствам в сравнении с непосредственными формами реализации права гражданами требует более глубокого осознания правовых явлений для их практического использования прокурором [8].

Приведенные факты подтверждают разработанный в отечественной психологии принцип взаимосвязи сознания и деятельности, единство которых формируется в определенных условиях. Реализация указанного принципа, относительно исследования эколого-правового сознания работников прокуратуры, означает, что ее основные компоненты и особенности должны быть изучены в неразрывной связи с профессиональной деятельностью прокурора в сфере правового регулирования и применением норм права.

Выводы

Профессионально-экологическое правосознание прокурора следует рассматривать как особую форму сознания, которая, в связи с влиянием ряда объективных (социальных) и субъективных (психологических) факторов, имеет специфическую категориальную структуру, на которую влияет комплекс базовых правовых норм и общественных явлений. Поведение прокурора является исполнительной частью его целенаправленной деятельности.

Определение места и роли профессионально-экологического правосознания в системе взаимосвязанных и взаимозависимых общественных явлений служит основой для анализа ее внутренней структуры, поскольку последняя формируется не сама по себе, а определяется ролью данного явления в общественной жизни. Следовательно, эколого-правовое сознание представляет собой специфическую разновидность формы общественного сознания, что характеризуется нормативностью, правоустановленностью и связью с другими формами общественного сознания, главное функциональное назначение которого заключается в восприятии, отражение и выражение в формах экологических знаний и оценок об окружающей среде, в регулятивных возможностях природоресурсных и природоохранных юридических норм, эффективности их применения, реализации прав и обязанностей субъектов природопользования и природоохраны, а также в оптимизации юридически значимых экологических явлений и процессов, эколого-правовых принципов, норм и актов в природоресурсной и природоохранной сферах.


Библиографический список
  1. Кузин А. А. Развитие профессионально-экологической культуры будущих сотрудников полиции : автореф. дис. … канд. психол. наук : 19.00.06 / Кузин Александр Анатольевич. – М., 2013. – 22 с.
  2. Чулюкова С. А. Федеральный образовательный стандарт как организационно-педагогическая инновация в подготовке будущих юристов к эколого-правовой деятельности / С.А. Чулюкова // Высшее образование сегодня – 2010 – № 6 – С. 30-33.
  3. Бандурка А. М. Юридическая психология: Учебник / А.М. Бандурка, С.П. Бочарова, Е.В. Землянская. – Харьков: Изд-во Нац. ун-та внутр. дел, 2001. – 640 с.
  4. Юридическая психология. Васильев В.Л. 6-е изд., перераб. и доп. – СПб.: 2009. — 608 с.
  5. Романов В. В. Психологическая оценка при профессиональном отборе кадров для прокуратуры (современное состояние и перспективы) / В.В.Романов, М.В. Кроз // Вопросы психологии. 1994. – № 3. – С.94-108.
  6. Вершок И. Л. Об экологическом правосознании / И.Л. Вершок // Государство и право – 2003 – № 3. – С. 42-50.
  7. Буркин Д. О. Правовое образование в механизме формирования эколого-правовой культуры развитие : дис. … канд. юридич. наук : 12.00.01 / Д.О. Буркин. – Краснодар, 2014 – 238 с.
  8. Бринчук М. М. Экологическое право: Учебник. – 2-е изд, – М.: Юристъ, 2003. – 670 с.


Все статьи автора «Кобец Александр Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: