УДК 37.01

ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ЧЕТВЕРТОЙ ПРОМЫШЛЕННОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Ястреб Наталья Андреевна
Вологодский государственный университет

Аннотация
Статья посвящена философскому осмыслению задач и факторов развития образования, обусловленных современными технологическими проектами. В качестве технолоигческих инноваций, способных кардинальным образом изменить содержание и методы образования, Среди технологических инноваций, способных кардинально изменить как высшее, так и школьное образование, называются Интернет вещей, автоматические семантические переводчики, высокоуровневый искусственный интеллект, дешевая 3D печать, доступные биотехнологии, массовые нейроинтерфейсы и др. Рассматривается концепция четвертой промышленной революции и дается анализ специфики современного инженерного образования.

Ключевые слова: высшее образование, инженерное образование, Интернет вещей, форсайт, четвертая промышленная революция


DEVELOPMENT OF EDUCATION IN THE AGE OF THE FOURTH INDUSTRIAL REVOLUTION

Yastreb Natalia Andreevna
Vologda State University

Abstract
The article is devoted to philosophical understanding of problems and factors in the development of education, caused by modern technological projects. Internet of things, automatic semantic translators, high-level artificial intelligence, 3D printing, biotechnology, neurointerfaces in the context of the future of education considered. The concept of the fourth industrial revolution and examines the specifics of modern engineering education are analyzed.

Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Ястреб Н.А. Факторы развития образования в контексте четвертой промышленной революции // Психология, социология и педагогика. 2014. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2014/11/3911 (дата обращения: 29.09.2017).

Работа выполнена при поддержке гранта Президента Российской Федерации, проект № МК-1739.2014.6 «Человек в технической среде: конвергентные технологии, глобальные сети, Интернет вещей».

Одной из наиболее актуальных проблем современного образования является формирование компетенций выпускников, соответствующих требованиям современного этапа общества, определяемого как информационное, сетевое, общество знаний, общество риска и т.д. Все перечисленные концепции, хотя и имеют специфику, сходятся в понимании важности таких качеств, как гибкость и критичность в освоении разнообразной информации, способность к генерации новых знаний, готовность к деятельности в условиях быстро меняющегося динамического мира. Формирование перечисленных компетенций возможно только при реализации определенной образовательной парадигмы, в основе которой лежат фундаментальные знания о мире, освоение современных методов  и принципов работы с непрерывно развивающимися технологиями и поддержание стойкого интереса школьников и студентов к познавательной деятельности. Современная экономика, основанная на знаниях, требует формирования человека, свободно ориентирующегося в мире науки и технологий и способного производить новое знание.

Постиндустриальные преобразования, происходящие в обществе, направлены на переход к инновационной экономике, где основным фактором развития становятся инновации различных типов – разработка и внедрение новых продуктов, технологий их производства, усовершенствование бизнес-процессов, процессов управления, развитие рынков. Одной из ключевых тенденций является когнитивизация общества, т.е. насыщение профессиональной и повседневной деятельности человека знаниями. Массовое включение людей в когнитивную деятельность происходит на разных уровнях, от бытового и «дилетантского» до высокопрофессионального, при этом «снимается характерное для индустриального мира четкое деление людей на тех, кто производит знания, (профессиональных исследователей) и тех, кто знания лишь употребляет» [1]. Производство знания становится ключевой компетенцией, универсальной для всех специальностей и направлений подготовки. Четкое различие между классическим образованием, ориентированным на научную работу, и специальным, ориентированным на узкопрофессиональную подготовку, размывается в связи с изменением требований, предъявляемых к выпускникам обществом и экономикой.

Концепция четвертой промышленной революции

Современные периодизации основываются на традиционном признании введения промышленных производств в XIX в., изобретении конвейера и автоматизации как первой, второй и третьей промышленной революции соответственно. Имеет место дискуссия о целесообразности выделения автоматизации производства в отдельный этап. Так, американский экономист Д. Рифкин не рассматривает ее как отдельную революцию, считая разработку компьютеризированных систем управления подготовкой к современной, третьей промышленной революции, которая, по его мнению, базируется на «конвергенции новой коммуникации и энергии» [2]. Ключевое отличие предприятий XXI в. состоит в замене преимущественно иерархически выстроенных направлений промышленного управления и взаимодействия горизонатальными, обеспечивающими возможность коллаборативного действия. В области промышленной коммуникации жесткие, основанные на подчинении способы организации замедляют динамику развития предприятия, поэтому организационный стиль становится распределенным, горизонтальным, сетевым. Более того, в ряде важных современных областей, таких как глобальная логистика, информационные технологии,  только такой способ может приносить результат. Другая важная особенность состоит в замене невозобновляемых источников энергии новыми видами распределенных энергетических ресурсов и технологий. Традиционные производства, использующие нефть, газ, уголь, становятся все более дорогими и теряют конкурентоспособность. На первый план выходят распределенные ресурсы, такие как энергия солнца, ветра, геотермальных подземных источников, биомассы и  т.д., к которым все страны имеют практически паритетный доступ.

Европейский подход, представленный, прежде всего, в Германии, основывается на традиционном выделении в истории трех промышленных революций, а современный этап рассматривает как четвертую, получившую название Industry 4.0. Концепция четвертой промышленной революции основывается на том, что автоматизация производствf, активно осуществлявшаяся в XX в., носила закрытый локальный характер. Системы управления разрабатывались для каждой сферы, а часто и для каждого предприятия отдельно и, как правило, были несовместимы друг с другом. На волне внедрения новых программ для управления предприятиями в 2000-х гг. многие системы обеспечили возможность взаимодействия, однако на уровне непосредственного производства автоматизированные сети все также носили локальный характер. Наступление четвертой промышленной революции связывают с развитием глобальных промышленных сетей, к которым будут подключены все процессы производства самых различных предприятий.

Интеграция производства и сферы интеллектуальных технологий должна выйти на такой уровень, который бы позволил производимому  продукту взаимодействовать с любым необходимым объектом в глобальной сети. Акторами этой сети становятся «умные продукты», которые при помощи сенсоров и систем коммуникации смогут самостоятельно децентрализовано управлять своим собственным производством. Продукту передаются функции источника информации, изменения окружающей его среды, контроля над процессом своего создания и сетевого взаимодействия с другими элементами производства. Речь идет уже не о реализации парадигмы человеко-машинной коммуникации, заявленной в эпоху автоматизации, а о построении среды машинно-машинного взаимодействия, связывающей технические объекты также, как Интернет сейчас объединил людей. Это позволит даже самым крупным производствам повысить гибкость и продуктивность работы, ранее бывших преимуществом небольших или не связанных с организацией производства компаний.

Количество устройств, использующих Интернет, в середине 2000-х годов превысило не только количество людей, пользующихся глобальной паутиной, но и численность населения планеты. Датчики, сенсоры, роботы, гаджеты стали такими же участниками информационного взаимодействия. Данное явление отражено в концепции Интернета вещей (Internet of Things), которая была разработана еще в конце 90-х гг. в Массачусетском технологическом институте, но только в последние несколько лет достигла стадии зрелости и превратилась в технологию, способную оказать значительное влияние на технику и общество. Ее внедрение подразумевает два основных направления, а именно, организацию нового типа промышленности, при которой продукты, имеющие сенсоры, могут управлять своим производством, и объединение в глобальную сеть технических объектов, окружающих человека, создание для них общей информационной среды.

Прогнозы ведущих компаний, разрабатывающих форсайты для данной области, таких как Cisco, Ericsson, Google и др, говорят о том, что к 2015 году количество устройств, подключенных к Интернету, достигнет, по разным оценкам, 15 – 60 млрд [3]. Указанные цифры представляют собой минимально возможные значения, поскольку на данный момент не решена проблема обеспечения питанием микроустройств. Ее решение является определяющей задачей для четвертой промышленной революцией. Разработка технологий, позволяющих микро- и наноустройствами самим получать энергию из окружающей среды для обеспечения своих нужд, будет тем поворотом, который принципиально изменит производство, использование продуктов, а также технико-технологическую и коммуникационную среду обитания человека. Новые машины получат не только возможность коммуникации с людьми и артефактами, но и самостоятельность существования, автотрофность, более высокую степень независимости от человека [4].

Становление новых способов производства влияет не только на промышленную сферу, но затрагивает все сферы общества, меняя среду существования современного человека формируя новые требования к его знаниям и компетенциям. В связи с этим, особое значение приобретает исследование вызовов, которые ставят перед образованием современные технологические проекты.

Современное образование: факторы трансформации

Прогнозирование развития образования в 2000-е гг. строилось на идеях интеграции и глобализации и принципах образования в течение всей жизни, развития мобильности и признания образовательных документов по всему миру. В настоящее время понятно, что эти задачи реализованы лишь отчасти, в то же время набирают силу новые тенденции в образовании. Одним из ключевых изменений стало появление на образовательном рынке, наряду с крупными университетами, новых глобальных игроков, таких как компании, ориентированные на информационно-коммуникационные технологии, которые активно продвигают идею «быстрого технологического обучения». Высшее образование уже сейчас сталкивается с новыми конкурентами – международными онлайн университетами, массовыми онлайн курсами, способными дистанционно обучать недоступное классическим учебным заведениям количество студентов и выявлять наиболее талантливых и перспективных уже в школьном возрасте

По прогнозу Агентства стратегических инициатив (АСИ), дальнейшее развитие будет идти в сторону разделения образования. Наиболее доступным будет массовое, экономичное, индивидуальное, «безлюдное» обучение (образовательный fast food) c применением новых технологических решений, таких как персонализация образовательных траекторий, искусственный интеллект в качестве учителя, дистанционные технологии и симуляторы, информационная образовательная среда. Дорогостоящее высокоинтенсивное «живое» образование будет основано на личном взаимодействии с высококвалифицированными преподавателями и коллективной творческой работе, формировании и развитии команд, в т.ч. обучение в специальных сообществах [5].

Продолжающаяся информатизация задает направление перехода к образованию постиндустриального типа, которое имеет проектный характер, ориентированно на формирование новых компетенций с использованием современных методик обучения. Происходит смена парадигмы со знаниевой и предметоцентристской на компетентностную, практико-ориентированную и субъектоцентристскую. Учебник и учитель теряют позиции главных источников знаний, информация, количество которой все быстрее растет, а содержание обновляется, представляется в мультимедийных интерактивных формах; на смену классическим библиотекам приходят базы знаний в медиа-форматах.

Среди технологических инноваций, способных кардинально изменить как высшее, так и школьное образование, называются Интернет вещей, автоматические семантические переводчики, высокоуровневый искусственный интеллект, дешевая 3D печать, доступные биотехнологии, массовые нейроинтерфейсы и др. Интернет вещей и Интернет всего, снабдив каждую машину и каждый материальный объект собственным положением в мировом цифровом пространстве, создадут гибридную среду обучения, что откроет большие возможности для новых интерактивных методов образования. Развитие интерфейсов мозг-компьютер и создание соответствующих сетевых протоколов может стать основой когнитивной революции в обучении и нового поколения Интернета – нейронета, или Интернета 4.0.[6], который будет вовлекать в единую коммуникацию тела и сознания людей. В образовательные практики могут войти в ближайшем будущем биометрические устройства для отслеживания активности и физических показателей ученика, корректировки методов и скорости обучения и планирования индивидуальной образовательной программы.

Распространение Интернета вещей, создание доступных 3D принтеров и смарт-технологий вызывает новый этап DIY-культуры (от англ. Do It Yourself – сделай это сам), или «культа самоучки». Имея современные технологические решения, практически любой человек может самостоятельно изготавливать предметы быта, одежду и украшения, записывать музыку, создавать компьютерные программы, издавать книги или журналы. Возникнув как протест против общества потребления, урбанизации  и вторжения массовых товаров и технологий в жизнь человека, DIY-культура переживает новый виток развития уже как результат технологического роста и отражает новые мировоззренческие настроения – потребность быть самостоятельными не вовне, а внутри новой технической среды.

Социокультурные факторы, влияющие на трансформацию системы образования, специалисты Агентства стратегических инициатив, объединяют в три группы, отражающие смену отраслевой структуры, новую реализацию ценностей и смену модели детства: « “лишние люди”: вытеснение людей из сферы промышленного производства и услуг за счет автоматизации; поколение “кидалтов”: игра как норма жизни и как стандарт деятельности; эпоха ”новой честности”, спрос на самореализацию и аутентичность; экономика заслуг и викификация: внеденежная мотивация (в т.ч. рост третьего сектора и самозанятость); девятилетний миллионер: когорта ранне-самостоятельных детей, трансформация семьи, спрос на реинтеграцию семьи; “новые Маугли”: поколение детей, выученных компьютерами; азиатская урбанизация и «новая мечта растущего» среднего класса» [7].

В таких условиях ученик или студент уже не могут быть пассивными участниками образовательного процесса, и даже факт получения диплома не гарантирует трудоустройства, если необходимые работодателю компетенции не сформированы на требуемом уровне. Модель образования 24/7, где стирается грань между аудиторной и самостоятельной работой, предполагает непрерывную доступность направляющего тьютора через интерактивные образовательные ресурсы, а, в перспективе, – обучающие системы искусственного интеллекта. Массовые открытые онлайн курсы – это обучение в режиме конкуренции, где только целенаправленность и самостоятельная активность ученика определяет эффективность и результативность процесса.

Противопоставляемое массовому, дистанционному и технологичному обучению, командное живое образование рассматривается как элитарное не только в силу своей дороговизны, но и потому что позволяет сформировать уникальные компетенции коллективной творческой деятельности, позволяющие создавать и развивать собственные проекты и стартапы. Потенциал студенческого сообщества крайне велик, но явно недостаточно реализован в современной образовательной системе. Студенческое сообщество можно рассматривать как самообучающуюся систему, которая может генерировать новые идеи, знания, технологии и другие инновации, однако это возможно только при более открытом партнерском взаимодействии со студенческими коллективами. Роль преподавателя при таком подходе состоит в организации творческой работы команд для решения реальных задач.

Многие специалисты в области прогнозирования развития образования указывают на трансформации профессии учителя и структуры преподавательской деятельности. В условиях экономики, основанной на знаниях, университеты становятся не только полноправными участниками экономической деятельности, но и факторами роста, драйверами инновационного развития. Меняется их роль в обществе и экономике, а также структура деятельности, цели и задачи самих вузов. Смена технологической парадигмы, развитие конвергентных технологий, формирование единого международного образовательного пространства и транснациональных образовательных корпораций требуют от современных вузов готовности к активным преобразованиям. В рамках технонаучной парадигмы университеты рассматриваются как лаборатории когнитивного, технологического и социального проектирования.

Новое инженерное образование

Происходящая промышленная революция и переход к шестому технологическому укладу предполагают построение нового типа индустрии, подразумевающей кардинальное изменение профессионального, и, в первую очередь, высшего образования. Постиндустриальный переход, наступление которого связывается в первую очередь с развитием конвергентных технологий, предполагает уже не вытеснение промышленности сферой услуг, торговли, как это было на предыдущем этапе экономического развития, а изменение устройства самого промышленного производства. Отличительными особенностями этой «другой индустрии» являются распределенное производство, рост интеллектуальной составляющей в составе стоимости продукции и превращение инноваций в ключевой фактор конкурентоспособности предприятий [1]. Для «другой индустрии» требуется другое инженерное образование – более компактное (по масштабам выпуска инженеров), четко ориентированное на потребности формирующихся индустриальных кластеров, обновленное по содержанию, т.е. включающее современные подходы и способы инженерной деятельности [8].

Образование индустриальной эпохи было направлено на выпуск специалиста, т.е. человека, способного эффективно работать в рамках стандартной должности с фиксированным набором обязанностей, причем это было справедливо как для тех, кто был занят на производстве, так и для представителей других областей, таких как медицина, образование, торговля и т.д., где также существовала строгая специализация. Производственные компании постиндустриального формата деятельности предполагают совершенно иной тип образованных людей по сравнению с инженерными специалистами индустриальной эпохи. Им необходимы работники, способные «ставить задачи в рамках сложной деятельности проектирования, развертывания и сворачивания производств, которая включает анализ рынков, анализ возможностей, создаваемых новыми технологиями, поиск кредитных или инвестиционных ресурсов, разработку продукции и соответствующих производственных процессов, выстраивание сетей сбыта, анализ всей системы и улучшение отдельных звеньев или связей между ними» [1]. На первый план при оценке такого специалиста выходит его аккумулированный профессионально-образовательный опыт, способность не столько применять полученные знания, сколько создавать новые знания за счет мышления и коммуникации и действовать в соответствии с ними.

Традиционное понимание технических и гуманитарных специальностей меняется под воздействием трансформации среды и структуры профессиональной деятельности. В постиндустриальном переходе происходит смещение инженерной деятельности и инженерного мышления (с их базовыми элементами – изобретательством, конструированием и проектированием) из области технической инженерии (создание и эксплуатация машин, механизмов, зданий и сооружений и т.д.) в область экономического, финансового, социального, культурного, антропологического конструирования, работы с информацией и знаниями. Работа специалистов-гуманитариев также усложняется по своей структуре, традиционные виды и методы деятельности сочетаются с новыми, проективным, конструктивными и системно-преобразующими. Отсутствие подготовки специалистов в области социального или культурного проектирования в настоящее время компенсируется навыками, получаемыми соответствующими работниками в результате неинституционального образования и накопленного опыта работы.

Заключение

Социальные трансформации, происходящие в процессе становления нового типа промышленного производства, определяют новые задачи, стоящие перед современным образованием. Появление новых профессий и изменение требований к компетенциям выпускников образовательных учреждений потребует готовности не только к внедрению новых методов и средств обучения, но и к изменению смысла и содержания образования.


Библиографический список
  1. Ефимов В.С., Лаптева А.В. Форсайт высшей школы России – 2030: базовый сценарий – «Конверсия» высшей школы // Университетское управление: практика и анализ. – 2013. – №3(85). – С. 6 – 21.
  2. Rifkin J. The Third Industrial Revolution: How the Internet, Green Electricity, and 3-D Printing are Ushering in a Sustainable Era Distributed Capitalism // The World Financial Rewiew. March – April 2012. – P. 8 – 12.
  3. Дроздов С., Золотарев С. EurotEch, «Интернет вещей» и «облако устройств» // Control Engineering. – 2012. – № 8. – С. 18 – 24.
  4. Ястреб Н.А. Философско-методологические основания приоритетных технологических проектов: конвергентные технологии, промышленные сети, Интернет вещей // Системные стратегии: наука, образование, информационные технологии. Сборник научных статей. Выпуск 1. Под ред. доц. О.Б. Голубева и доц. Н.А. Ястреб. – Вологда.: ВГПУ, 2013. С. 143 – 149.
  5. Форсайт «Образование 2030» [Электронный ресурс]. Режим доступа http://www.slideshare.net/ASI-12/2030-14471230 (дата обращения 28.07.2014).
  6. Luksha P. NeuroWeb Foresight Results vMar2014. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.slideshare.net/PavelLuksha/neuroweb-foresight-results-vmar2014-russian-version (дата обращения 29.07.2014).
  7. Глобальный доклад о будущем образования. Результаты работы по Форсайту образования 2030. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://do.fibo.pro/pluginfile.php/1061/mod_resource/content/1/d.peskov_16.07.13_globalreport_education2030.pdf (дата обращения 29.08.2014).
  8. Sinitsyn, A.A., Nikiforov O.Y.  Informational System of Monitoring, Forecasting and Stimulation for Innovation-Oriented Activity of Scientific and Scientific-Pedagogical University Personnel. World Applied Sciences Journal, 27: 355–360.


Все статьи автора «Никифоров Олег Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: