УДК 658.3

ОБЗОР ТЕОРИЙ ХАРИЗМАТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА В МЕНЕДЖМЕНТЕ И ПОЛИТИКЕ

Авдеев Павел Сергеевич
Всероссийская Академия Внешней Торговли

Аннотация
В статье рассматривается история развития теории харизматического лидерства. Раскрываются понятие харизмы и харизматического лидера.

Ключевые слова: лидер, лидерство, руководство, теория харизмы, харизма, харизматический лидер


OVERVIEW OF CHARISMATIC LEADERSHIP THEORIES IN MANAGEMENT AND POLICY.

Avdeev Pavel Sergeevich
Russian Academy of Foreign Trade

Abstract
The article discusses the history of charismatic leadership theories. Reveal the concept charisma and charismatic leader.

Keywords: charisma, charismatic leader, leader, leadership, management, theory of charisma


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Авдеев П.С. Обзор теорий харизматического лидерства в менеджменте и политике // Психология, социология и педагогика. 2015. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/01/4047 (дата обращения: 29.09.2017).

Концепция харизматического лидерства стала своего рода попыткой второго рождения теории лидерских черт, а скорее и еще более раннего ее варианта – теории «великого человека», так как указывает на уникальное качество лидера, называемое «харизма».

Данное понятие было известно еще в Древней Греции и упоминается в Библии. Традиционное понимание термина предполагало, что индивид имеет предназначение к руководству людьми, а потому наделяется «свыше» уникальными качествами, которые помогают ему в осуществлении своей миссии.

Макс Вебер (Max Weber)[1] первый обратил серьезное внимание на феномен харизмы, считая что повиновение может происходить из рациональных соображений, привычки, или из личной симпатии. И, соответственно, выделил три типа управления: рациональное, традиционное и харизматическое.

«Харизмой» по Веберу следует называть качество, дарованное Богом. Благодаря этому качеству, человек воспринимается другими как одаренный сверхъестественными характеристиками.

К харизматическим качествам М. Вебер относит магические способности, пророческий дар и др., а харизматиком является личность, способная воздействовать на людей с большой эмоциональной силой. Однако, обладание названными качествами не гарантирует господства, а лишь повышает шансы на него.

Лидер опирается на миссию, которая может быть адресована отдельной социальной группе, т.е. харизма ограничивается рамками данной группы. Для того чтобы последователи признали качества вождя в лидере, он должен четко аргументировать свои требования, доказывать собственные умения и демонстрировать, что подчинение ему ведет к определенным результатам.

Последователям в его теории отводится лишь пассивная роль, а все решения формируются «наверху».

Религиозная концепция харизмы.

Представители данного течения указывали, что Вебер заимствовал понятие харизмы из словаря раннего христианства. В частности, он ссылается на Р. Зоома и его «Церковное право», посвященное истории христианских общин, лидеры которых, предположительно, обладали харизмой. Идеи этих лидеров, воспринимались последователями как прямое руководство к действию, как единственно верная истина. Сюда же Вебер внес и другую идею Р. Зоома, о прямом контакте учителя и ученика без посредничества представлений и законов[2].

В «религиозном» подходе (К. Фридрих, Д. Эммет) критикуется выведение изначально теологического понятия харизмы за пределы религии, а также безразличие к вопросам лидерской духовности и морали. В результате утверждается либо несовместимость сфер религии и политики, либо использование категории харизмы применительно к политике допускается лишь к ограниченному кругу представителей власти.

Дороти Эммет (Dorothy Emmet) критикует Вебера, за то, что тот не признает ценностной ориентации двух типов лидеров:

  1. Лидера, имеющего «гипнотическую» власть над другими и получающий удовлетворение от этого.
  2. Лидера, который способен повысить силу воли и стимулировать последователей к самореализации.

Ниже приводятся ключевые положения религиозной концепции харизмы:

  1. Харизматик обладает качествами, действительно дарованными ему «свыше»;
  2. Харизматическая личность обладает «вдохновляющей» способностью, оказывая влияние на людей, мобилизуя их на экстраординарные усилия.
  3. Мотивом лидера выступает стремление «разбудить» мораль в других людях, а не желание стать объектом поклонения.
  4. Способности лидера зависят от его внутренних качеств, которые отличаются моральностью и духовностью.
  5. Харизма не имеет ценностной оценки.

Таким образом, в религиозном подходе стремятся придерживаться узкого значения харизмы, приписывая данное качество мистическому происхождению.

Развитие идей Вебера.

С. Московичи (Serge Moscovici) дополняет концепцию М. Вебера утверждая, что при исчезновении веры в харизматика, ослабевает и влияние харизмы.

Сама харизма воплощается в «сверхъестественных», во внешних по отношению к обществу качествах, которые обрекают лидера на одиночество, поскольку, следуя своему призванию, ему приходится вставать в оппозицию по отношению к обществу.

С. Московичи пытается выделить признаки харизмы в личности личности:

  1. Демонстративные действие (заигрывание с массами, эффектные поступки).
  2. Лидер доказывает наличие у него «сверхъестественных» качеств.

Проявлению харизматических качеств в личности способствует ситуация кризиса. Вокруг харизматика формируется группа «адептов», часть из которых привлекают обаяние лидера, другие же ищут материальной выгоды. Здесь все зависит от индивидуальности последователя, его внушаемости, подверженности влиянию, а также от актерского мастерства лидера и понимания им потребностей людей.

Московичи, указывает на возможность не только врожденной харизмы, но и ее опытного приобретения.

Жан Блондель (Jean Blondel) также указывает на кризис как необходимое условие появления лидера, критикуя Вебера за то, что тот не порвал с религиозными истоками понятия «харизма». Харизма, по Блонделю, это качество, которое можно сформировать самостоятельно.

Функциональная трактовка харизмы.

Распространение получило и «функциональное» понимание харизмы, предполагающее изучение данного феномена путем поиска и анализа функций, которые она исполняет в жизни общества.

Э. Вилнер (A. Willner) утверждает, что фундаментальные изменения осуществляют люди, которые могут прочесть «знаки времени» и найти «чувствительные струнки» масс, благодаря чему можно их побудить на создание нового порядка[3].

По У. Фридланду (W. Friedland)[4], вероятность, с которой появляются «харизматики», является функцией культуры, в которой существует харизматическая личность. При этом, для актуализации харизмы, миссия, постулированная лидером, должна соотносится с социальным контекстом.

Теории модернизации.

Понятие харизмы используется и в теориях модернизации (Д. Эптер, И. Валлерстайн). Харизматик выступает проводником социальных изменений, а массы доверяют ему больше чем собственному государству, для поддержания которого используется это отношение, до момента пока оно не добьется собственной легитимности.

Мессианский подход.

В этой группе теорий харизматический лидер рассматривается в качестве Мессии, который с помощью своих экстраординарных качеств способен вывести группу из кризиса.

Плюралистическая концепция.

Э. Шилзом (E. Shils) харизма рассматривается в качестве «функции потребности в порядке»[5]. Она не только прерывает социальный порядок, но также сохраняет его и поддерживает. То есть, плюралистическая концепция харизмы объединяет подход к понимаю харизмы как экстраординарного события, с предположением о том, что харизма является рутинной повседневностью.

Теоретики этого подхода (Кл. Гиртц, Ш. Эйзенштадт, У. Мёрфи) придают большое значение символическим аспектам политики и культурной сфере в целом. Харизма предстает качеством, которое приписывается индивидам, действиям, институтам, символам и материальным объектам по причине их предполагаемой связи с, обуславливающими порядок, силами. В итоге она рассматривается как характеристика любого типа господства, поскольку обеспечивает веру в связь земной власти с высшей.

Несмотря на то, что наличие общих качеств у правителей и богов было замечено давно (например, Э. Канторовичем, К. Шмиттом), плюралистический подход ценен тем, что указывает на общие корни их власти, на те церемонии и представления, через которые они оказывают принуждение.

Психологические теории харизмы.

В психологических теориях распространение получил анализ психологических и патологических характеристик личности вождя, а причины появления харизмы объяснялись в терминах невротических склонностей людей (садизм лидера и мазохизм его последователей), формировании массовых психозов, комплексов и страхов (например, в концепции Эриха Фромма[6]).

Концепции искусственной харизмы.

Предполагается, что в современном обществе невозможно появление «истиной харизмы». Скорее харизма создается намерено в политических целях.

К. Лёвенштейн полагает, что харизматичность предполагает веру в сверхъестественные способности, в то время как в современном обществе подобные верования являются скорее исключением, т.е. харизма была возможна лишь в ранние периоды, но в не сейчас.

У. Сватос считает, что бюрократические структуры просто вынуждены использовать «эффект масс» и «харизму риторики» для создания эмоциональной поддержки, необходимой для поддержания власти.

Р. Глассман (R. Glassman) пишет о «сфабрикованной харизме».[7]

И. Бенсман (J. Bensman) и М. Гайвант (M. Givant) вводят такое понятие как «псевдохаризма»[8], понимая под ней, произведенную, искусственную харизму, т.е. опосредованную, рационально созданную.

Отечественный исследователь А. Сосланд отмечает, что в основе харизмы лежит лишь умение производить впечатление обладания харизматическими свойствами. Он выделяет ряд поведенческих особенностей носителей харизмы:

  1. Бойцовская позиция, готовность к драке.
  2. Новаторский жизненный стиль.
  3. Сексуально-мистический аспект харизмы.

Суммируя эти свойства, А. Сосланд выводит главную характеристику харизмы – ее трансгрессию, которая создает энергетическое поле, куда притягивается все, кто имел контакт с харизматиком.

В итоге исследователь подчеркивает, что харизма – это, своего рода, единство образа, идеологии и инициативного действия, направленного на расширение своего пространства и влияния.

По мнению Дж. Ландрам (G. Landrum), харизматичность – это одно из свойств креативных гениев, которые являются ключевыми фигурами инновационного процесса и имеют два варианта обретения харизмы: по рождению или с помощью тренинга.

На развитие представлений об искусственной харизме оказали влияние представители Франкфуртской школы неомарксизма (М.Хоркхаймера, Т. Адорно, Э. Фромма, Г. Маркузе, Ю. Хабермаса и др.).

Ю.Н. Давыдов указывает, что истинная харизма подавляется рациональностью и формализмом современного общества.

Н. Фрейк отмечает, что бюрократии невыгодно появление неподконтрольных личностей, но при этом, харизма необходима для политики, т.е. имеется потребность в ее искусственной замене, которой можно управлять.

Я. Кершоу (I. Kershaw) утверждает, что харизма ориентирована на разрушение, но его заслуга скорее состоит в том, что он уточняет точку зрения Вебера, говоря, о наличии постоянной тяги к авторитаризму у харизматического лидера.

А. Айви (A. Ivy) заявляет, что харизме можно обучить и приводит свои рекомендации по ее развитию, а также описывает необходимые навыки харизматичного лидера: активное внимание, постановка вопроса, отражение чужих мыслей и чувств, структурирование, фокусирование, конфронтация, влияние.

В последнее время харизма характеризуется как Театральная (Gardner & Alvolio, 1998), а харизматическое лидерство представляет собой процесс управления впечатлением.

Харизма в СМИ.

Р. Линг (R. Ling) создал концепцию «синтетической харизмы», раскрывающую проблему харизмы в средствах массовой информации. Отличие синтетической от искусственной харизмы заключается в том, что первое из понятий подразумевает понимание харизмы как инструмента СМИ. Синтетическая харизма базируется на разделении общества на тех, кто выигрывает от избирательной кампании, и всех остальных. В отличие от первых, избиратели получают только символические дивиденды: чувство гордости, радости или грусти, укрепление ощущения собственной идентичности и т.п.

Дж. Голдхаберг (J. Goldhaber) создал харизматическую модель коммуникации, базируясь на том, что телевидение больше воздействует на эмоции, чем на разум, т.е. успех зависит от той личности, которую зритель видит на экране и ее харизмы. Исследователь выделил три типа харизматической личности:

  1. Герой – идеализированная личность, выглядит так «как мы хотим», говорит то, «что мы хотим».
  2. Антигерой – «простой человек», один из нас, выглядит «как мы все», говорит то же, «что и мы».
  3. Мистическая личность – чужд нам («не как мы»), необычен, непредсказуем.

Теория Хауса.

Теория Роберта Хауса (Robert House) рассматривает черты лидера, его поведение и ситуации, способствующие проявлению харизмы. В результате анализа лидеров из религиозной и политической сфер, Хаус выявил черты харизматического лидера, включающие:

  1. Потребность во власти;
  2. Уверенность в себе;
  3. Убежденность в своих представлениях[9].

Поведение лидера предполагает:

  1. Управление впечатлением: создание у последователей впечатление о своей компетентности.
  2. Предоставление примера, помогающего разделять ценности и убеждения лидера.
  3. Задание высоких ожиданий относительно возможностей последователей: выражение уверенности, что человек сможет решить задачу; создание видения, связанного с ценностями и надеждами последователей; актуализация их мотивации.

Акцент внимания делается и на взаимодействие лидера с группой. В частности, последователи:

  1. считают идеи лидера правильными;
  2. безоговорочно его принимают;
  3. чувствуют доверие и привязанность;
  4. эмоционально вовлечены в выполнение миссии;
  5. ставят высокие цели;
  6. полагают, что могут внести свой вклад в успех общего дела.

Харизматик полагается на обращение к «идеологическим целям». Он связывают свое видение с идеалами, ценностями и стремлениями последователей. При этом, харизма, чаще всего, проявляется в стрессовых ситуациях, а особенно трудно апеллировать к идеологическим целям, когда задача является рутинной.

Был проведен ряд исследований, подтвердивших теорию Хауса. Так, сам Хаус с коллегами провел исследовал бывших президентов США (1991). Они пытались проверить следующие гипотезы теории Хауса:

  1. харизматические президенты будут иметь высокую потребность во власти;
  2. харизматическое поведение будет связано с эффективностью;
  3. харизматическое поведение будет более распространено среди президентов последнего времени по отношению к президентам из ранних периодов времени.

Выделив 31 президента, которые продержались на своей должности, как минимум, два года, они провели контент-анализ их речи и изучили биографии членов кабинета. Эффективность лидерства измерялась на основе оценок, которые были сделаны группой историков, а также анализа президентских решений.

В результате исследования были получены данные в поддержку теории. Потребность во власти показывала хорошую корреляцию с уровнем харизматичности президентов. Харизматическое поведение и частота кризисов, было положительно связано с их эффективностью. А харизматическое лидерство, чаще всего, было связано с президентами, которые занимали пост в недавнем прошлом.

В 1990 году Подсакофф (P.M. Podsakoff) с коллегами просил подчиненных описать их менеджера с помощью опросника. Последователи доверяли начальнику, были лояльны и мотивированы выполнять дополнительную работу или брать на себя ответственность у тех менеджеров, которые ясно формулировали видение будущего, моделировали желательное поведение и имели высокие ожидания по поводу подчиненных.

Критиковали теорию Хауса, ссылаясь на то, что она определяет харизматическое лидерство, исходя из результатов и не уделяет внимание тому, как оно отражается в восприятии людей. Получается, что люди, не обладающие харизмой, могут быть так же эффективны, как и харизматические лидеры.

Дж. Коттер (J. Kotter), Э. Лоулер (E. Lawler) и др. считают, что люди поддаются влиянию тех, кто обладает качествами, которые их восхищают, кто является их идеалом и кому они желали бы подражать.

Б. Шамир (B. Shamir), М.Б. Артур (M.B. Arthur) и др. трактуют лидерство как коллективный процесс, в основе которого лежит склонность последователей идентифицировать себя с группой и ценить свою принадлежность к ней. Харизматический лидер может повышать социальную идентификацию, связывая представления и ценности последователя с ценностями группы и коллективной идентичностью. Высокая групповая идентификация значит, что индивид ставит потребности группы выше своих и даже готов пожертвовать ими, что еще больше усиливает коллективные ценности и нормы поведения.

Харизму лидера усиливает его собственная вовлеченность в достижение коллективных целей, готовность идти на риск. Харизматик подчеркивает символический характер деятельности, благодаря чему вклад сотрудников получает внутреннюю мотивацию.

Трансформационное лидерство

Бернард Басс (Bernard Bass), при создании своей теории трансформационного лидерства, расширил понятие харизматического лидера, включив в него и лидеров бизнеса[10].

Трансформационное лидерство базируется на влиянии лидера. Лидер рисует картину изменений, побуждает последователей добиваться их.

Компонентами теории трансформационного лидерства являются: умение вести за собой, индивидуальный подход, интеллектуальное стимулирование, «вдохновляющая» мотивация, вовлечение других во взаимодействие, при котором лидер и члены группы способствуют взаимному росту.

Развитие трансформационного лидерства предполагает формирование базовых характеристик стиля управления (заметность и доступность руководителя; создание хороших рабочих групп; поддержка и воодушевление людей; использование обучения; создание личного кодекса ценностей) и анализ стадий процесса изменения организации.

Е. Холландер (Е. Hollander) считает, что лидерство, основанное на эмоциональном всплеске обязывает иметь определенную власть над последователями, особенно в кризисные периоды.

А М. Гантер (M. Hunter), подтверждая мнение Холландера, выводит шесть характеристик харизматического лидера:

  1.  обмен энергией (умение воздействовать на людей, заряжать их энергией);
  2. завораживающая внешность;
  3. независимость характера;
  4. риторические способности и артистизм;
  5. положительное отношение к восхищению своей персоной;
  6. уверенная манера держаться.

Атрибутивная теория

Теория Конгера и Канунго (Conger and Kanungo) основывается на предположении, что последователи приписывают лидеру харизматические характеристики исходя из своего восприятия его поведения. Авторы выделяют черты, увеличивающие вероятность приписывания харизматических характеристик[11]:

  1. уверенность в себе;
  2. выраженные управленческие навыки;
  3. когнитивные способнос­ти;
  4. социальная чувствительность и эмпатия.

Джей Конгер (Jay Conger) предложил четырехэтапную модель харизматического лидерства:

  1. Оценка среды и формулировка видения.
  2. Сообщение видения, при помощи мотивирующих и убедительных аргументов.
  3. Создание доверия и приверженности через личный риск, нетрадиционные компетенции и самопожертвование.
  4. Достижение видения.

Теорию харизматического лидерства на данный момент нельзя оценивать однозначно. Многие считают теорию слишком описательной, не раскрывающей психологические механизмы формирования харизмы. Более того, первоначальные концепции харизмы, такие как концепции Вебера и религиозная концепция, вообще выводят понятие харизмы за рамки науки, так как трактуют ее, как что-то сверхъестественное, не поддающееся объяснению. Попытки же описать харизму превращаются в простое перечисление личностных качеств и способностей лидера, что приводит нас не к понимаю самой харизмы, а к теории черт, которая предшествовала концепциям харизматического лидерства.

Большое внимание в этой группе концепций уделяется понятиям «видение», «миссия», которые лидер доносит до последователей с помощью определенного поведения, что также смещает акцент внимания с личности лидера и его уникальности на его поведение.

Много споров идет и по поводу ценностной окраски харизматического лидерства, его конструктивной или же деструктивной роли, что представляется довольно странным. Конечно, если мы говорим именно о формировании харизмы у политических и организационных лидеров, то тогда мы действительно должны опасаться негативных последствий. Однако, если мы пытаемся исследовать феном харизмы, как таковой, нам необходимо отказаться от ценностной его оценки.

Интересно и то, что многие исследователи харизмы, говорят о кризисе, как о необходимом условии проявления данного качества. В этом случае они опять же обращаются не к личности и ее качествам, а к ситуации, в которой лидерство может проявится, как таковое. В итоге, все приходит к тому, что это не харизма определяет проявит ли себя человек лидером в данной ситуации, а ситуация определяет необходимые качества для лидера.

С этой же проблемой сталкиваются и функциональные трактовки харизмы, но их польза состоит в конкретном указании на зависимость харизмы от социального контекста. Получается, что харизма не является, каким-то стабильным качеством, харизма — это скорее характеристики личности наиболее подходящие к данной ситуации в данную минуту.

Некоторые плюралистические концепции указывают на важность обрядов, символов и пр. в формировании харизмы, т.е. говорят даже не о поведении, а о внешней атрибутике.

Наконец, более поздние теории смещаются к понимаю харизмы, как такого качества личности, которое можно сформировать намерено, в оппозицию теориям, которые рассматривают харизму как уникальный небесный дар. Здесь вопрос намного более сложен, ведь, прежде чем сформировать какое-то качество, надо понять, что это качество под собой подразумевает. И любой теоретик, понимающий харизму как дар небес, может возразить тренеру харизматического лидерства, указывая на то, что тот обучает людей отдельным навыкам, но харизмой они не являются.

Выходит, что харизма превращается в лишний и ненужный термин, который не способен описать то, что он предназначен описывать. Проблемой становится и его соотношение с термином «лидерство», непонятно можно ли олицетворить лидера и харизматика, можно ли понимать лидерство и харизму, как идентичные явления, и даже при уточнении, что лидерство является процессом, а харизма выступает как качество, вряд ли можно говорить, что в остальном они не различны.

Наиболее оптимальным представляется понимание харизмы как способности вести за собой людей, а лидерства как самого процесса ведения. Но, к сожалению, и такое определение не вносит ясности, так как мы часто можем называть харизматичными тех людей, за которыми никогда бы не пошли. Эти люди могут нам просто нравится, вызывать уважение, удивлять нас своим образом, но при этом не вызывать желания идти за ними. И вопрос отделения, таких явлений как симпатия, удивление, уважение от харизмы тоже является важным.

В итоге, можно предположить, что харизма является своего рода собирательным качеством, т.е. она предполагает под собой каждый раз новый набор характеристик, который наиболее оптимально подходит к данной, конкретный ситуации. Например, в случае кризиса в организации, лидером может стать человек, который знает конкретную методику по выходу из кризиса и готов ее внедрить. Однако, специфичными могут быть не только знания, но и модель поведения: в одной группе данный человек будет принят как лидер, в другой не будет. Конечно, специфичные качества, знания и навыки лидера будут дополняться и общими качествами, присущими любому лидеру, такими как ораторское мастерство, уверенность в своей цели и миссии и пр. В совокупности специфические и общие качества, которые правильно применяются в конкретной ситуации и можно будет назвать харизмой.


Библиографический список
  1. Weber M. Economy and society. Berkeley etc., 1978.
  2. Трунов Д.Г. Психологические механизмы воздействия религиозной проповеди // Религия в изменяющейся России. Тезисы докладов Российской научно-практической конференции (22-23 мая 2002 г.). — Т. 1. — Пермь, 2002. — с. 107-110
  3. Willner A. The spellbinders: charismatic political leadership. —  L., 1984.
  4. Friedland W. For a sociological concept of charisma // Social forces. 1964. Vol. 43. № 112.
  5. Shils E. The constitution of society. — Chicago, 1982.
  6. Фромм Э. Бегство от свободы. — М.: Прогресс, 1989. — с. 271
  7. Glassman R. Legitimacy and manufactured charisma // Social research. 1975. Vol. 42. № 4.
  8. Bensman J., Givant M. Charisma and modernity: the use and abuse of a concept // Social research. 1975. Vol. 42. №4
  9. Robert J. House, “A Theory of Charismatic Leadership”, in Hunt and Larson (eds.), Leadership: The Cutting Edge, 1976, pp. 189-207
  10. Bernard M. Bass, “Leadership and Performance Beyond Expectations”.  — NY.: Free Press 1985, — pp.54-61
  11. J.A. Conger and R.M. Kanungo (eds.). Charismatic Leadership: The Elusive Factor in Organisational Effectiveness. — San Francisco, Jossey-Bass, 1988.


Все статьи автора «Павел Авдеев»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: