УДК 16/165

ВИЗУАЛИЗИРОВАННЫЙ ОБРАЗ КАК СРЕДСТВО ТРАНСЛЯЦИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Абрарова Зинира Фоатовна
Башкирский государственный университет
кандидат философских наук, доцент

Аннотация
В статье речь идет о возможностях визуализированного образа выступать в качестве средства трансляции научного знания. В наше время рассматриваемая проблема обострилась во много раз, породив социальный заказ в разработке механизма трансформации научно-теоретического знания в удобные для восприятия и понимания формы с целью его трансляции в мир культуры. Особенно остро этот вопрос ощущается в сфере высшего образования, где воспитанные на образцах «экранной культуры» студенты, лучше воспринимают образы, чем формулы.

Ключевые слова: визуализированный образ, вненаучная сфера культуры, трансформация научно-теоретического знания


VISUALIZE THE IMAGE AS A MEANS OF TRANSLATION OF SCIENTIFIC KNOWLEDGE

Abrarova Zinira Foatovna
Bashkir State University
Ph.D., Associate Professor, Department of Applied and Industrial Sociology

Abstract
In this article we are talking about is possible to visualize an image to act as a means of translating scientific knowledge. In our time, the problem in question has escalated many times, creating a social order to develop a mechanism of transformation of scientific and theoretical knowledge in easy-to-read and understand forms in order to broadcast it to the world culture. This is particularly an issue felt in higher education, where bred specimens "screen culture" students are more receptive to images than formula.

Keywords: non-scientific culture, the transformation of scientific and theoretical knowledge, visualized image


Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Абрарова З.Ф. Визуализированный образ как средство трансляции научного знания // Психология, социология и педагогика. 2015. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/04/4714 (дата обращения: 26.05.2017).

Известно, что одной из проблем, связанных с освоением научного знания, является способ его передачи адресату на понятном ему языке. В ХХ и XXI веках  эта проблема обострилась в связи с тем, что большинство продуцируемых наукой теорий излагаются при помощи логико-математических или иных искусственных языков, понятных лишь  специалистам. Возникает ситуация, когда государство или другие институты общества выделяет деньги, помещения, дорогостоящее оборудование, лучшие людские ресурсы для изучения определенных явлений, а небольшая группа ученых, проделав запланированную работу, не может на доступном для общества языке объяснить полученные результаты. Как пишет Л.Б. Султанова, «… современные научные теории зачастую напоминают шифрограммы, посланные учеными самим себе» [1, с.191]. Проводятся научные конференции, пишутся монографии и статьи, защищаются кандидатские и докторские диссертации, но для большинства людей все это остается непонятной игрой, напоминающей «игру в бисер», описанной Германом Гессе [2, с.44]. Иногда создается впечатление, что вся эта деятельность направлена только на собственное воспроизводство сообщества ученых.

В ХХ веке проблема поиска оптимальных средств и форм трансляции научно-теоретического знания волнует известного канадского физиолога, автора теории стресса Ганса Селье, написавшего книгу-рекомендацию для начинающих ученых «От мечты к открытию: Как стать ученым», где он пишет: «Еще недостаточно сделать открытие или даже кратко описать его. Невзирая на все трудности, оно должно быть проработано до такой степени, чтобы и другие смогли воспринять идею и продолжить работу в этом направлении» [3, с.49].

И опытный педагог, и делающий первые шаги в науке аспирант, и осваивающие азы науки студент или школьник, единодушны в том,  что чем абстрактней уровень изложения научного материала, тем хуже его усвояемость. Результаты многолетних опросов студентов вузов, проведенных в Уфимском филиале Академии экономической безопасности МВД России и Башкирском государственном университете позволяют сделать однозначный вывод, что самые высокие оценки со стороны обучаемых получают те преподаватели, которые способны сочетать научность изложения материала с ее доступностью. Одной из причин широкого спроса студенческой аудитории на интерпретации научных текстов, а не на первоисточники, является именно то, что зачастую талантливая интерпретация лучше передает идеи автора теории, чем опубликованные тексты самого автора.

В наше время рассматриваемая проблема обострилась во много раз, породив социальный заказ в разработке механизма трансформации научно-теоретического знания в удобные для восприятия и понимания формы с целью его трансляции в мир культуры. Особенно остро этот вопрос ощущается в сфере высшего образования, где воспитанные на образцах «экранной культуры» студенты, лучше воспринимают образы, чем формулы. Как заметил французский культуролог Абраам  Моль, в современной «мозаичной культуре» знания формируются в основном не системой образования, а средствами массовой коммуникации [4]. И теперь для ученого-преподавателя процесс визуализации научно-теоретического знания осложняется тем, что ее результат – визуализированный образ или графическая наглядность – должен быть понятен всем, кто впервые сталкивается с серьезными научными идеями.

О больших трудностях на этом пути писал еще Михаил Ломоносов заметивший, что тот, кто старается  довести до широких масс достижения науки,  «…затевает трудную и очень сложную работу, при которой приходится докладывать не об обыкновенных вещах и не просто об общих местах, но схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, создаваемых… величайшими людьми» [5, с.230].

Ученые-педагоги  знают, насколько, на самом деле, это сложно.  «Литературный талант соединяется здесь с талантом научным, что чрезвычайно ограничивает число творцов в этой области. В данном случае творчество проявляется не в научном открытии, и не в художественном воздействии. Оно представляет собой создание осмысленных сообщений на тему какого-нибудь открытия, таких сообщений, которые могли бы усваиваться любым человеком, обладающим некоторой минимальной культурой и способностью приложить усилие…  Это открытие самого открытия порой не менее трудно, чем открытие первоначальное», – пишет А. Моль [6, с.241-243].

Так же рассуждал и физик, организатор науки Петр Леонидович Капица: «История науки показывает, что крупный ученый – это необязательно большой человек, но крупный учитель не может не быть большим человеком», – пишет он,  давая очень высокую оценку умению «упаковывать» теоретическую идею в образную форму [7, с.290]. Именно такими способностями, по его мнению, обладал его учитель, отец ядерной физики Эрнест Резерфорд.

А. Эйнштейн пишет о проблемах, связанных с  переводом знания в удобную для трансляции формы,  следующее:  «…  кому хоть раз приходилось излагать какую-нибудь абстрактную научную тему, знает, как это трудно. Изложение можно сделать более понятным, обойдя существо проблемы и предлагая читателю лишь ее поверхностные аспекты…. При этом он будет введен в заблуждение, ибо у него создается обманчивое впечатление, что он все понял. Можно поступить иначе:  написать с полным знанием дела обзор проблемы, но так, что изложение будет недоступно … читателю. Если из современной научной литературы выбросить работы, относящиеся к этим двум категориям, то  останется удивительно мало. А то, что останется, будет по-настоящему ценным» [8, с.258], – замечает великий физик.

Нужно заметить, что проблема трансляции полученных результатов исследования  волновала многих ученых – история науки насыщена примерами из их жизни. После двадцати с лишним лет исследований в области механики Галилео Галилей публикует  работу «Диалог о приливах и отливах», которая написана в жанре научно-популярной литературы. В это же время он прикладывает большие усилия для того, чтобы гелиоцентрическая теория была понята и принята прогрессивно мыслящими учеными из разных областей науки. В этот период своей жизни он выступает именно как популяризатор науки [9, с. 67].

Д.И. Менделеев изображает  в виде простой таблицы сложнейшие химические и физические закономерности, касающиеся всех существующих (в том числе, даже не открытых) химических элементов. Его таблица – пример успешной трансляции химического знания в область физики.  А в дальнейшем она стала необходимым компонентом образования.

В. Гейзенберг делает доступной даже для школьников центральную идею соотношения неопределенности, придумав образ воображаемого микроскопа, помещенного в среду элементарных частиц и физических полей. А. Эйнштейн делает легко транслируемой даже в сферу обыденного сознания важнейшую идею релятивистской механики относительности точки отсчета для анализа движения при помощи визуализированного образа падающего лифта. Один из основателей общества «Знание» – Сергей Иванович Вавилов – ратовал за доведение в легко усвояемой форме достижений отечественной науки до широких масс населения. Его работы в области оптики написаны в яркой и образной форме [10, с. 381].

Исследование творчества крупных ученых доказывает, что работа, которую выполняет исследователь для трансляции своих идей в другие науки и вненаучные сферы культуры, обязательно включает в себя процесс визуализации теории, наиболее продуктивным результатом которой выступает визуализированный образ. Причем нужно заметить, что если в процессах внутринаучного функционирования идеи доминирует графическая наглядность, то в сфере общекультурного функционирования (на уровне обыденного сознания, религии, искусства, педагогической сфере и т.д.) трансляция оказывается успешной, если носителем информации выступает визуализированный образ.

Проведенный  анализ процессов трансляции научно-теоретического знания в разные сферы культуры позволяет сделать вывод, что существует алгоритм трансформации идеи в удобную для трансляции форму – форму визуализированного образа, который насчитывает три шага:

- абстрагирование с целью получения абстрактных объектов теории (теоретических конструктов).

- изготовление из абстрактных теоретических объектов теоретической модели.

- визуализация теоретической модели в образную форму, т.е. формирование визуализированного образа.

Для первого этапа визуализации теоретического знания характерен отсев, отсечение того, чем  можно пренебречь: основная задача этого этапа – минимизация информации. Как известно, эта задача выполняется при помощи логической операции абстрагирования. Его результатом, как уже отмечалось, выступает абстрактный объект или совокупность абстрактных объектов. Внимание исследователя здесь концентрируется на тех чертах предмета или группы предметов, которые представляются как наиболее важные.

На втором этапе происходит синтез абстрактных объектов теории в единую модель – теоретическую модель (В.С. Степин). Она позволяет синтезировать основные идеи теории в удобную для восприятия форму, требующую, правда, для расшифровки заключенной в ней информации специальных знаний. К примеру, такой         теоретической моделью является Периодическая система химических элементов Д.И. Менделеева. Нужно заметить, что неправильный синтез абстрактных объектов может привести здесь к полному искажению сути теории.

Нередко визуализация теории заканчивается этой ступенью. Некоторые пишущие на эту тему авторы считают этот этап завершающим в трансляции результатов теории в иные области [11]. К примеру, А.П. Исаев и Н.П. Соколова уверены, что при преподавании философии (т.е. при трансляции философских идей в сферу образования) «… на первый план выдвигается процесс построения схемы, то есть процесс моделирования объекта, … фиксацией    этой работы в условной графической форме» [12, с. 111].  Мы не уверены в этом. Думается, что графическая схема, как вид теоретической модели, в дальнейшем требует интерпретации, объяснения, подкрепления примерами того, как эта схема работает в жизни. Только в этом случае студент или другой адресат поймет смысл данной теоретической модели. Именно в это время происходит скачок в трансформации теоретической модели в форму визуализированного образа.

Этот этап нужен, прежде всего, для удобства восприятия научной идеи широким  и  разнообразным  кругом ее потребителей, не владеющих или плохо владеющих языком той науки, из которой идея транслируется. Такую работу могут квалифицированно сделать только ученые, обладающие даром популяризации, что, как отмечалось выше, не всем по плечу.  Трансформирование знания в форму образа представляет собой очень ответственный этап выделения сущностных компонентов научного знания и преобразования их в чувственно воспринимаемую форму. Если на этом уровне допущена ошибка, то визуализированное представление  создает лишь иллюзию приобщения человека к знанию.

Визуализированная форма подачи материала существует не потому, что она дает возможность обходить сложные вопросы, упрощать их, а для того, чтобы увидеть сущность основной идеи, не осложняя изложение формулами,  названиями источников, перечислением имен, ссылками и сносками и прочими атрибутами текстового изложения, рассчитанными на  работающих в этой области узких специалистов.

В этот момент и наступает третий этап – «перевод» научной теории или гипотезы в пригодный для трансляции вид.  Он осуществляется при помощи трансформации полученной теоретической модели в легко воспринимаемый  адресатом образ, то есть ее онтологизацией. Это довольно сложный процесс, требующий от исследователя  большого умения и знаний не только предметного поля теории, но и ценностей той культуры или субкультуры, в которую транслируется знание.


Библиографический список
  1. Султанова Л.Б. Космосцентричность мироощущения современного человека // Мировоззренческие основания человеческой деятельности на рубеже XXI века: Материалы научно-практической конференции. Уфа, 1997. С. 191.
  2. Гессе Г. Игра в бисер. М., 2007.
  3. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать ученым [Текст] / Г.Селье.- М.: Прогресс, 1987. 368 с.
  4. Моль А. Социодинамика культуры.  М., 1973; см. также: http://yanko.lib.ru/books/cultur/mol_sociodinamika_cult-a.htm#_Toc194072108
  5. Ломоносов М.В. Полн. собр. соч.: В 10 т. Т.3. М.; Л., 1952.  С. 230.
  6. Моль А. Социодинамика  культуры. М., 1973. С. 241-243.
  7. Капица П.Л. Эксперимент. Теория, Практика. М., 1981. С. 290.
  8. Эйнштейн А. Собр. науч. трудов: В 4 т. М., 1967. Т. 4. С. 258.
  9. Галилей Г. Избранные труды: В 2 т. М., 1964; Его же. Пробирных дел мастер. М., 1987.
  10. Вавилов С.И. Микроструктура света // Вавилов С.И. Собрание сочинений. М., 1952. С. 381-544; Его же. Исаак Ньютон. М.: Изд. Акад. наук СССР, 1961.
  11. Содержательное описание сущности и функций графической наглядности как репрезентанта научных знаний дается в диссертационном исследовании В.Б. Юсупова «Графическая наглядность как средство интенсификации учебного процесс в ССУЗ» (М., 2005).
  12. Соколова Н.П., Исаев А.П. Графическое моделирование в преподавании философии // Философские науки.  1990.  № 3.  С. 111.


Все статьи автора «Zinira»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: