УДК 378.14

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЯВЛЕНИЯ АКАДЕМИЧЕСКОЙ МОБИЛЬНОСТИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОСТРАНСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Пушкарева Вера Вадимовна
Новокузнецкий институт (филиал) «Кемеровский государственный университет»
Студент факультета иностранных языков

Аннотация
Данная работа отражает теоретические сведения о явлении академической мобильности, как о феномене, повлекшем множество изменению в устройстве отечественного образовательного пространства. Проанализированы особенности и проблемы академической мобильности студентов и преподавателей в отечественном образовательном пространстве. В статье представлены ключевые сведения об академической мобильности с точки зрения участия России в Болонском процессе, в настоящем параграфе мы рассматриваем особенности данного явления в образовательном пространстве России с точки зрения места научно-исследовательских центров в образовательном пространстве Российской Федерации.

Ключевые слова: академическая мобильность, Болонский процесс, глобализация, отечественное образовательное пространство, рыночная ориентация системы высшего образования интеллектуальные центры


THEORETICAL FUNDAMENTALS OF THE PHENOMENON OF ACADEMIC MOBILITY IN A GLOBALIZED EDUCATIONAL ENVIRONMENT OF THE RUSSIAN FEDERATION

Pushkareva Vera Vadimovna
Novokuznetsk Branch-Institute of Kemerovo State University
Student of the Department of Foreign Languages

Abstract
This work reflects the theoretical knowledge about the phenomenon of academic mobility, as a phenomenon, which caused many changes in the educational unit of the domestic space. The features and problems of the academic mobility of students and teachers in the national education space had analyzed. The article presents the key information about the academic mobility in terms of Russia's participation in the Bologna process. In this section, we consider the features of this phenomenon in the educational space of Russia in terms of space research centers in the educational space of the Russian Federation.

Keywords: academic mobility, globalization, intellectual centers, market orientation of higher education, the Bologna process, the domestic educational environment


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Пушкарева В.В. Теоретические основы явления академической мобильности в условиях глобализации образовательного пространства Российской Федерации // Психология, социология и педагогика. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/08/5745 (дата обращения: 29.05.2017).

Болонский процесс – явление, призванное сблизить системы высшего образования в странах Европы для создания единого образовательного пространства. В 1998 году на праздновании 800-летия Парижского университета министры образования Германии, Италии, Франции и Великобритании сошлись во мнении, что сегментация высшего образования в Европе препятствует развитию образования и науки. Ими была подписана Сорбонская декларация, основные тезисы которой позже вошли в Болонскую декларацию и были приняты министрами образования 29 стран. Официальная дата начала процесса – 19 июня 1999 года, именно в этот день была подписана Болонская декларация[1].

Основной целью Болонского процесса является создание единого образовательного пространства в Европе через повышение мобильности студентов, преподавателей, управленческого состава вузов. Как результат, единая Европа становится более привлекательна на мировом рынке образовательных услуг. Для обеспечения «прозрачности» и гармонии между образовательными системами Европы были введены единые образовательные циклы «бакалавриат-магистратура», единые или легко пересчитывающиеся зачетные единицы, взаимо-признаваемые академические квалификации и др. Основная цель академической мобильности – «дать обучающемуся возможность получить разностороннее европейское образование по выбранному направлению подготовки, обеспечить доступ к общепризнанным научным центрам с целью увеличения познаний в интересующей студента области» [2]. Академическая мобильность усиливает идентификацию студента как «гражданина Европы», что крайне важно в условиях глобализации [3]. В сентябре 2003 года, Россия, в лице министра образования РФ В.М. Филиппова, подписала Болонскую декларацию став 34-й страной-участницей Болонского процесса. Это означало, что Россия выходит аз академической изоляции и может влиять на решения, принимаемые участниками Болонского процесса. Вхождение России в Болонский процесс породило множество изменений в образовательной системе. Так, с 2004 года стартовало формирование организационной, нормативной, а также методической основ участия России в Болонском процессе. Министерство образования и науки РФ в 2004 году сформировало Группу по осуществлению Болонских принципов в России, в 2005 году приказом Минобрнауки был утвержден «План мероприятий по реализации положений Болонской декларации в системе высшего профессионального образования Российской Федерации на 2005-2010 годы» и т.д. Для помощи в решении всех поставленных Болонским процессом задач Национальный фонд подготовки кадров проводит мониторинг и анализирует деятельность вузов на использование механизмов модернизации образовательного процесса в соответствии с тенденциями развития высшего профессионального образования в Европе [4]. Участие России в Болонском процессе стимулирует реформирование высшего профессионального образования: высшая школа приводится в соответствие с требованиями глобализации, информационного общества, а также мирового рынка, повышается качество проводимых научных исследований и высшего образования.

Вхождение в образовательное пространство Европы стало для отечественной системы высшего образования принципиально новой ступенью развития, неотъемлемой частью которого является академическая мобильность. Вне сомнения, выполнение главного условия Болонского процесса – академическая мобильность – выводит Россию из академической изоляции и предоставляет множество возможностей и перспектив для реализации научного потенциала студентов и преподавателей.

Феномен академической мобильности своим появлением создал множество проблем. Очень важный вопрос, который возник как следствие академической мобильности – язык обучения, а именно языковая подготовка студентов российских вузов [5]. Безусловно, английский язык, ставший международным языком науки, культуры и бизнеса, входит во все образовательные программы, но достаточная ли это языковая подготовка для обучения в зарубежном университете? Более того, принимающие вузы активно поощряют достижения студента в изучении языка страны пребывания: во многих европейских странах существует практика бесплатного обучения на языке страны, в которую пребывает студент. Для получения такой привилегии, необходимо заранее определиться с местом стажировки и заблаговременно начать изучать выбранный язык или же пройти языковые курсы различной длительности (в зависимости от уровня подготовки студента) [6]. Описанная выше проблема ярко иллюстрирует проблему языковой подготовки в российских вузах, а именно иноязычную компетенцию студентов. По нашему мнению, данная проблема может быть благополучно устранена в скором времени, в связи с вступлением в силу нового федерального ГОС ВПО. Одобренный макет «ГОС 3» предоставляет вузам полную свободу в создании универсальных образовательных программ, которая обеспечит должную языковую подготовку учащихся [7]. Стоит отметить, что преподавание английского языка в России ориентировано, как правило, на грамматику и устную коммуникацию в сфере неформального общения. Тем временем уже более 20 лет в мире преподается язык для специальных целей (ESP – English for Specific Purposes), основными направлениями которого являются английский для академических (ААЦ) и профессиональных (АПЦ) целей.

В то же время территориальные особенности европейских партнеров позволяют успешно практиковать изучение студентами 2-4 иностранных языков, за счет того, что страны-соседи находятся буквально в шаговой доступности. Россия же уникальна по своему географическому положению, этот фактор – один из ключевых в создании барьеров для успешного развития академической мобильности в стране.

Наряду с географическим расположением научно-образовательных центров и иноязычной подготовкой студентов, так же существует ряд трудностей для развития академической мобильности в России. В направлениях, которые были указаны в качестве приоритетных, в Болонской декларации академическая мобильность является наиболее «финансово зависимым». Вузы Российской Федерации выказывают свою неготовность к значительным материальным вложениям, которые, стоит отметить, направлены не только на финансирование поездок студентов и преподавательского состава, но и на переподготовку кадров, на улучшение инфраструктуры, а также на рекламно-агитационную кампанию, способную привлечь студентов для обучения в вузе. У российских вузов четко не определена цель академической мобильности, как бы парадоксально это ни звучало, это наблюдается и на уровнях вузов, и на уровне всей системы российского высшего образования в целом [4]. Из этого следует, что явление академической мобильности не облегчает учебный процесс, а во много раз усложняет его для отъезжающих за рубеж: отказ в выплате стипендий, отказ о признании периодов обучения в зарубежном вузе и требование до сдать пропущенные дисциплины в точном соответствии с российским учебным планом. По нашему мнению, академическая мобильность должна стать приоритетным направлением в деятельности, как для российской экономической системы, так и для каждого отдельного вуза в частности. Несмотря на то, что академическая мобильность студентов и преподавательского состава поддерживается единым национальным проектом «Образование», а также рядом международных программ, процесс становления академической мобильности, как неотъемлемой части образовательного процесса происходит неравномерно. Главная причина – степень неоднородности самой отечественной системы высшего образования. Она возникла из-за географических особенностей интеллектуальной инфраструктуры России [8]. Петрова в своем исследовании определяет географию интеллектуальной инфраструктуры: культурно-цивилизационные центры и регионы России (Центр, Северо-запад и Север Европейской части России – наиболее насыщенны культурными объектами Москва, Санкт-Петербург, Новгород и окрестности); во-вторых, региональные центры образовательной инфраструктуры (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Томск, Красноярск и др.). В-третьих, научные центры и регионы (Подмосковье, Поволжье), центры инновационно-производственного развития страны расположены Санкт-Петербурге, Пущино, Самаре, Саратове и т.д. Наибольшей концентрацией научно-технологических парков характеризуется Центральный и Центрально-Черноземный районы. Исходя из приведенных данных, самая большая концентрация интеллектуальных ресурсов находится в Центре и на Северо-Западе России, при этом центры образовательной инфраструктуры рассредоточены по всей территории страны. Территориальное устройство интеллектуальной инфраструктуры России состоит из сплетений моно- и полиструктурных интеллектуальных центров (наукоградов, технопарков, крупных образовательных и научных центров), которые являются фундаментом и базисом для образования, научных исследований и инновационных разработок [8]. Из-за высокого объема финансирования и научного-образовательного потенциала центральная и северо-западная часть России имеет внушительные показатели по критерию «Академическая мобильность». Это объясняется тем, что наибольшим спросом на рынке образовательных услуг пользуются уникальные образовательные объекты, которые могут удовлетворить академический спрос и предоставить внушительную образовательную базу для проведения научных исследований. Мы делаем вывод, что вузам и академическим центрам выгодно развивать научный потенциал, чтобы быть конкурентоспособными на рынке образовательных услуг. Именно поэтому вся деятельность вузов имеет «ориентацию на запрос» бизнеса, общественных институтов и науки [9]. Процессы глобализации мировой экономики и общества способствуют активному росту академической мобильности. Так, в период 1995-2005гг. академическая мобильность студентов возросла с 0,6 млн. человек до 2,7 млн. человек. Все прогнозы указывают на увеличение мобильности студентов до 5,8 млн. человек к 2020 году, и 8 млн. человек к 2025 году. Из этого следует, что целью становится повышение международной конкурентоспособности и престижа российского высшего образования.

Подведем итог. Сегодня, отечественные вузы должны иметь развитую научную базу и высокий образовательный потенциал, чтобы быть привлекательными, как инвестиционно, так и для академического сотрудничества, в частности, для академического обмена. Академическая мобильность в России процесс уникальный и крайне противоречивый: одним своим появлением он обрек на полное изменение в кратчайшие сроки всю систему российского высшего образования. Как следствие, возникло множество трудностей, препятствующих планомерному развитию академической мобильности студентов и преподавателей. Российское академическое общество рассчитывает на определённые меры со стороны государственной политики, направленные на развитие академической мобильности.


Библиографический список
  1. Болонский процесс // Википедия: свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Болонский_процесс, свободный. – Загл. с экрана.
  2. Зона европейского высшего образования: Совместное заявление европейских министров образования, г. Болонья, 19 июня 1999г. [Электронный ресурс] // Болонский процесс в России. – Режим доступа:http://bologna.ntf.ru/DswMedia/bolognadeclaration1999_rus.pdf, свободный. – Загл. с экрана.
  3. Богословский В. И., Писарева С.А., Тряпицына А. П. Академическая мобильность: реализация в Болонском процессе: Методическое пособие для студентов. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2007.
  4. Мартыненко, О. О. Академическая мобильность в России: сегодняшние проблемы и ближайшие перспективы (взгляд из регионального вуза) // Интеграция образования. – Саранск: ФГБОУ ВПО “МГУ им. Н.П. Огарева”, 2008. – С. 3-10.Обучение английскому языку специальности в вузах современной России: результаты предпроектных исследований. / Под ред. Л.Б.Кузнецовой и Саймона Вайнтруба. – СПб: «Петрополис», 2002. – С. 10
  5. Romer, P. Increasing Return and Long-term Growrh, Journal of Political Economy, 1986, vol.98, p.71-102.162. «Student Mobility in the European Higher Education Area 2010», 2005, DAAD, p.11.
  6. Щербакова М.В. «Общеевропейские компетенции владения иностранным языком» как фактор интеграции образовательных программ в системе подготовки специалиста XXI века // Проблемы и перспективы интеграции высшей школы России в мировую систему образования и науки: Мат-лы междунар. науч. конф. 20-21 февраля 2001 года. – Воронеж, 2001. – Часть 2. – С. 149-150.
  7. Петрова, Н.В. Географические особенности интеллектуальной инфраструктуры России [Текст] : дис. … канд. геогр. наук: 25.00.24 / Петрова Наталья Владимировна.  – Москва, 2006. – 10 с.
  8. Фурсенко, А. А. Поддержка образования ключевая мера по развитию инновационной экономики (стенограмма выступления) [Текст] под ред. Е. Г. Ясина; В 3 кн. Т.1. / Модернизация экономики и государство / Андрей Александрович Фурсенко. – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2007. – 92 с.


Все статьи автора «Пушкарева Вера Вадимовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: