УДК 316.723

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ФЕНОМЕНА КРИМИНАЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

Хорошая Виктория Сергеевна
Кубанский государственный университет
студент

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме теоретического определения понятия криминальной субкультуры. Рассматриваются различные подходы к определению данного понятия, определяются особенности и черты криминальной субкультуры. Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что криминальная субкультура является деструктивной формой проявления субкультуры и наносит вред обществу и культуре в целом, а не только ее носителям.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: Социология

Библиографическая ссылка на статью:
Хорошая В.С. Теоретическое осмысление феномена криминальной субкультуры // Психология, социология и педагогика. 2017. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2017/09/8366 (дата обращения: 01.09.2017).

Развитие любого государства невозможно без духовного и культурного возрождения нации, формирования новых морально-ценностных ориентиров, снижение общего уровня преступности, борьбы с опасными ее проявлениями и криминогенным влиянием на граждан. Одним из таких опасных проявлений является распространение в обществе норм криминальной субкультуры.

Для общества криминальная субкультура составляет наибольшую опасность в списке других субкультур, так как обладает не только ярко выраженной антиобщественной идеологией, но и способностью реализовывать эту идеологию на практике – с помощью совершения преступлений, привлечения в преступную сферу как можно большего количества граждан, пропаганды преступного мировоззрения и образа жизни в общественной среде.

Криминальная субкультура – это:

- «согласованность воли и сознания с псевдозаконами криминальной среды» [1, с. 21];

- «способ жизнедеятельности лиц, объединившихся в криминальные группы и придерживаются определенных законов и традиций» [2, с. 8];

- «совокупность ценностей, регламентирующих жизнь и криминальную деятельность криминальных группировок» и которая способствует их живучести, единства, уголовному активности, мобильности, преемственности поколений правонарушителей» [3, с. 17];

- понятие «субкультуры преступного мира», которое «является той средой в которой преступник чувствует себя «своим» [4, с. 11].

По А. Старкову, криминальная субкультура – «это выработанная преступным миром для себя система человеческих ценностей, духовных, интеллектуальных, материальных, эстетических, которая противопоставлена общечеловеческим деяниям и оценкам» [5, с. 18].

Большинство исследователей, определяя преступников как носителей криминальной субкультуры, совершенно правы, но преступники являются, прежде всего, носителями своей субкультуры, субкультуры преступников.

Прав Д. Донских, выделяя «криминальную субкультуру общества», «которая является частью общечеловеческой культуры общества», где нет таких элементов, как клятвы, прописки, проклятия и т.п., свойственные субкультуре профессиональных преступников [6, с. 11].

Потребителями криминальной субкультуры и иногда ее носителями и распространителями является не только преступники. К примеру, подросток, который в Амстердамском музее татуировок фотографирует или перерисовывает, а затем демонстрирует и распространяет уголовные татуировки или парень, который пересмотрел «Место встречи изменить нельзя» и начал петь «Мурку», тоже являются потребителями криминальной субкультуры. Вместе с тем, отношение к татуировкам и, в частности, их уголовного разновидности не является однородным [7, с. 13]

Криминальная субкультура – самый низкий, самый опасный ступень в структуре субкультур. К составляющей противоправной субкультуры можно отнести субкультуру правонарушителей и субкультуру преступников.

По мнению Ю. Александрова, криминальной субкультуре можно дать следующее определение: «это – способ жизнедеятельности лиц, объединившихся в криминальные группы, и придерживаются определенных законов и традиций» [2, с. 8].

Вопрос криминальной субкультуры, ее значение и роль в обществе изучали как отечественные так и зарубежные ученые. Указанную проблематику исследовали А. Науменко, Ю. Александров, В. Анисимков, Ю. Антонян, В Багреева, Д. Выговский, А. Джужа, В. Дремин, А. Закалюк, А. Науменко, А. Старков, В. Тулегенов и другие.

Связь сознания и морали с преступными проявлениями рассматривался давно.

Так, В. Демин отмечает, что в свое время эту связь нашел М. Гамбургер, выделивший ее между распространением в определенном округе преступлений против морали и опубликованной на эту тему литературой [8, с.337].

Криминальная субкультура как криминологический фактор является еще более актуальной в обществе, где в конце ХХ в. сформировались различные субкультуры преступного мира, в том числе мафиозные. Некоторые слои населения практически не мыслят своей жизни (не хотят, а часто уже не могут) без противоправной и преступной деятельности.

Уместнее говорить о единой криминальной субкультуре, в которой как составные части входят различные преступные элементы [9, с. 851].

Криминальная субкультура содержит ряд составляющих своей типологизации, а именно: преступную среду, виды и деструктивных явлений, условия и причины ее распространения и т.д., а также обладает преступной идеологией, структурой, типологизацией, «своей» истории. Криминальная субкультура, как понятие значительно шире, чем «субкультура преступников», в трансформированном виде существует сейчас, как явление профессиональной преступности [10, с. 37].

Не следует отождествлять, но нужно осмыслить и сравнивать криминальную субкультуру и субкультуру преступников.

Взаимосвязь криминальной субкультуры и ее криминальной среды – сложная неоднозначный вопрос. Различные формы криминальной субкультуры полностью не изолированы друг от друга: тюремная субкультура, криминальная субкультура в обществе; субкультура уголовного мира; субкультура преступников; субкультура организованной преступности; субкультура профессиональных и других преступников, однако представляют собой общие явления криминальной субкультуры.

Криминальная среда может рассматриваться, исходя из места пребывания преступников (тюремная субкультура), с круга ее носителей по определенному роду или виду: среда контрабандистов, мошенников и др., а шире – на многих микро- и макроуровнях. В целом, вопрос преступного микросреды (профессиональная преступность, наркоманы, террористы и т.д.), имея свою специфику, при оценке их как негативного явления не вызывают особых затруднений. Другое дело – макросреда, представляющее собой неоднозначное понятие [11 с. 313].

Также не стоит упрощать или игнорировать и уголовное субискусство, как явление в развитии криминальной субкультуры общества, где наблюдаются процессы криминализации и деморализации общества.

В восприятии, оценке и передаче разноплановые элементы и составляющие криминальной субкультуры отличаются у разных представителей профессиональной преступности с ее многообразием, организованной преступности, «обычных» преступников, рецидивистов, заключенных и т.д.

Относительно восприятия, оценки и передачи различных элементов и составляющих криминальной субкультуры, то они отличаются у представителей профессиональной преступности с ее многообразием в организованной преступности, «обычных» преступников, рецидивистов и тому подобное. Указанное требует уточнения, поскольку существует множество различных влияний и заимствований как внутри форм данной субкультуры, так и вне их.

Явление криминальной субкультуры – не простое, поскольку даже в субкультуре преступников много взаимовлияния и взаимоотношений (ввиду трансформационных процессов, которые происходят во всем мире, и отражаются в преступной среде) [5, с. 175].

Криминальная субкультура – это проявление деструкции и дегенерации (относительно культуры и культуротворчих субкультур). Градации криминальной субкультуры имеют значение при исследовании, они могут рассматриваться как своеобразные криминологические факторы.

В целом, целесообразна криминологическая шкала, которая будет отражать определенные уровни деградации различных составляющих криминальной субкультуры, исходя из криминализации отдельных страт криминальной субкультуры.

Например, уровень деградации субкультуры таких профессиональных преступников, как мошенники выше, чем у наркоманов, а у бандитов выше, чем у проституток и тому подобное.

Разделение по градациями криминальной субкультуры – это, прежде всего, общественная опасность, противоправность, асоциальность. Сущность отдельной градации криминальной субкультуры обусловлено не только общей, но и специфической отдельной составляющей, со своими внутренними характеристиками [42, с. 54].

Так, криминальная субкультура современной организованной преступности имеет внутренние родовые характеристики (организованность, сплоченность, распределение ролей и т.п.) и тенденции развития.

Видовые градации криминальной субкультуры, в пределах родовой, имеют меньшую градацию. Так, среди «типичных» профессиональных преступников профессиональные хакеры или профессиональные автоугонщики имеют глубокие технические знания, лучшую образованность, хитрость, ловкость и т.д. в отличие от, например, профессиональных наркоманов.

Возможно большее разветвления градаций криминальной субкультуры (подрода, группы, отряды и т.д.). Тенденция от общего через особенное к частному сводится в конце индивидуальному носителя криминальной субкультуры, определенного правонарушителя [12, с. 56].

Но криминальная субкультура как проблема касается и законопослушных граждан.

Исследования криминальной субкультуры как социальной проблемы современности расширяет и увеличивает возможности для основательной противодействия преступности и к ослаблению его влияния, становится залогом совершенствования профилактической работы и антикриминальной деятельности, направленной на уменьшение общественно опасного и противоправного влияния уголовной субкультуры на конкретное лицо, отдельную группу, на государство и общество в целом [7, с. 10].

Бесспорно, каждый преступление имеет свои «личные корни», все сводится к лицу и его культурному уровня. Как вывод, целесообразно констатировать, что понимание опасности уголовного субкультуры как социальной проблемы, ее единства и многообразия, является потребностью современности.

Таким образом, подводя итог, необходимо делать вывод, что комплексное и системное, объективное, всестороннее и обстоятельное научное исследование криминальной субкультуры, прежде всего, основательное ее осмысление, изучение ее сущности и содержания, профилактика и противодействие криминальной субкультуре, должно стать надежным залогом улучшению ситуации в государстве.

В целом, криминальная субкультура – это осмысленная преступным миром или под его влиянием картина мира, которая просматривает на свой лад основные человеческие ценности (духовные, интеллектуальные, материальные, эстетические и т.п.) и не согласуется (и часто входит в противоречие) с традиционными нормами морали и права.

Криминальная субкультура является проявлением деструкции и дегенерации в культуре вообще и культуротворческих субкультур в частности. Суть же общей криминальной субкультуры состоит в общественной опасности, асоциальности, криминогенности, противоправности. Эта тенденция, в конце концов, сводится к конкретному носителю криминальной субкультуры – правонарушителя.


Библиографический список
  1. Виговський Д.Л. Криминальная субкультура и механизм вовлечения несовершеннолетних. К.: Знание, 2014. 207 с.
  2. Александров Ю.К. Очерки по криминальной субкультуре. М.: Права человека, 2014. 148 с.
  3. Пирожков В.Ф. Криминальная субкультура учащихся подростков и юношей. М.: Наука, 2012. 180 с.
  4. Багреева Е.Г. Социокультурные основы ресоциализации преступников. М.: Просвещение, 2015. 369 с.
  5. Старков О.В. Криминальная субкультура. М.: Клевер, 2016. 240 с.
  6. Донских Д.Г. Противодействие криминальной субкультуре в обществе (криминологические проблемы). М.: Изд-во МГУ, 2014. 135 с.
  7. Познышев С.В. Криминальная психология: Преступные типы. М.: ИНФРА-М, 2014. 302 с.
  8. Демин В.М. Преступность как социальная практика. М.: Юридическая литература, 2015. 616 с.
  9. Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые, региональные и российские тенденции. М.: Юнити-Дана, 2015. 912 с.
  10. Ануфриев Н.И. Тайны сыска. К. : «Преса України», 2012. 524 с.
  11. Лебедев С.Я. Традиции, обычаи и преступность. Теория, методология, опыт криминологического анализа. М.: Межрегиональный центр коммерческой безопасности. 2015. 167 с.
  12. Аванесов Г.А. Криминологическая и социальная профилактика. М.: Академия МВД, 2013. 526 с.


Все статьи автора «Хорошая Виктория Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: