УДК 81

ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОЙ ЛЕКСИКИ ТУРКМЕНСКОГО ЯЗЫКА

Эсенмадова А.Д.
Туркменский государственный университет имени Магтымгулы
старший преподаватель

Аннотация
Слова, входящие в состав метеорологической лексики современного туркменского языка, по семантике разнообразны. Некоторые из них обозначают названия атмосферных осадков, некоторые – ветер и особенности его развития, а другая группа связана с атмосферными явлениями, погодными условиями.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: Общая рубрика

Библиографическая ссылка на статью:
Эсенмадова А.Д. Лексико-семантические особенности метеорологической лексики туркменского языка // Психология, социология и педагогика. 2023. № 1 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2023/01/8749 (дата обращения: 14.05.2024).

Слова, обогащающие метеорологическую лексику современного туркменского языка, в большинстве случаев относятся к существительным (ýagyş (дождь), gar (снег), doly (град), sil (сель) и т.д.), в известной степени к глаголам (jybarlamak (моросить), syramak (вьюжить), salkynlamak (становиться прохладным), serginlemek (становиться свежо), sowamak (холодать) и т.д.), в некоторых случаях к прилагательным (maýyl (теплый), mylaýym (теплый, приятный), salkyn (прохладный), dury (чистый) и т.д.). Эти слова непосредственно связаны с данной темой и обозначают названия погодных условий и характерные им особенности.

Многие слова, составляющие метеорологическую лексику современного туркменского языка, являются однозначными – моносемантическими словами. Десятки таких слов, как burjy (обледенение), jöwza (зной), jyza (изморозь), ygal (осадок), öýlänçi (послеобеденный дождь), sil (сель), syrgyn (пурга), öwüsgin (бриз), jöwenek (мелкий град), gar (снег), çabga (ливень), guruganlyk (засушливость), doly (град), sörtük (зюйд) и т.д., в большинстве случаев употребляются только в одном значении. Наравне с такими словами есть также многозначные – полисемантические слова, употребляемые помимо своего прямого значения еще и в переносном значении ýagyn (осадок), ygal (осадок, непогода), ýel (ветер), sowuklyk-yssylyk (холод-жара). Например, слово ýel (ветер), как и слово çigrek (прохлада), употребляется в двух значениях: первое значение связано с погодой, второе значение – с болезнью.

Некоторые примеры:

Çadyryň üstünde daňyň çigregine düýrügip ýatanlaryň birem Eminowdy. (Б.Худайназаров. Ынсабын ызасы. с.14.). – Одним из лежащих, съежившись от утреннего холода на палатке, был Эминов.

Diňe çagakam iki gezek çigrek degip igländigimi ejem pahyr gürrüň ederdi. (Фельетонлар, Ашгабат, 1992. с.76.). Бедная мама рассказывала, что я только в детстве два раза переболев простудой, чахнул.

Некоторые из данных слов относятся и к метеорологической лексике, и к другим группам слов, то есть употребляются рядом с другими словами, принимая дополнительное значение.

Первое – прямое значение обоих слов ýel (ветер) и çigrek (холодок) относится к метеорологической лексике, значение, относящееся к болезни, к медицине, появилось позднее, возможно, из-за прямого влияния слов ýel (ветер) и çigrek (холодок) возникла болезнь, отчего и получило такое название, потому что на 254 странице «Древнетюркского словаря» (М.1969.) указано два значения слова «ýel – ветер», одно из них – «ветер», а другое – «ветры в желудке, газы». Также в этом словаре даны омонимы слова «ýel – ветер» «скакать, мчаться» и «бродить, странствовать». Можно предполагать, что эти значения слова «ветер» образовались в связи с прямым значением, т.е. перешли из полисемии в омонимы.

К метеорологической лексике туркменского языка косвенно относятся некоторые усиливающие слова, характеризующие существительные, связанные с погодой, осадками, ветром. Некоторые усиливающие слова, такие как дюже (aldajy), лютый (şatlama), ветренный (köwsar), резкий (çapgyn), душный (dymyk), спертый (petiş), такая частица, как tüp (очень) всегда употребляются совместно с метеорологической лексикой. Эти слова косвенно относятся к метеорологической лексике не потому, что они называют осадок, погоду, ветер, а потому что показывают их характер, степень. А анализируются они в составе метеорологической лексики, потому что неразрывно связаны только с метеорологической лексикой, в частности, постоянно употребляются с отдельно взятыми словами. Действительно, слово “jokramа” (пекло) со словом жарко “yssy”, слово “aldajy” (дюже) со словами «зима, холодно, мороз», слово “çapgyn” (резкий) со словами «мороз, ветер» всегда употребляются в одном контексте.

Метеорологическая лексика туркменского языка состоит из слов, называющих осадки, жаркую и холодную погоду, ветры; из малочисленных глаголов, образованных от данных существительных; из некоторых усиливающих слов, – все это обогащает лексику туркменского языка более чем на сто слов. Если к ним еще прибавить словосочетания, связанные с метеорологической лексикой, такие, как «göwnüň buza dönmek» (душа обледенела), “doňy çözülmek” (растаять), “ýeli ýatmak” (успокоиться), “ençeme gar basgylamak” (несколько зим утоптать, пережить несколько зим), “ýüzünden gar ýagmak” (сердитый), “kyrk çilläniň gary”, “tüweleý turuzmak” (бушевать) и т.д., то объем лексики, относящейся к этой теме, достаточно расширится.

На основе собранных материалов к метеорологической лексике туркменского языка относятся слова ýagyn, ygal (осадки) (ýagyş (дождь), gar (снег), jöwenek (мелкий град), doly (град)) и слова, характеризующие их степень /çisňemek (моросить), syramak (вьюжить), küremek (вьюжить), pürküp ýagmak (накрапывать) и др./, слова, относящиеся к погодным условиям и описывающие ее состояние /sowuk (холодно), yssy (жарко), petiş (душно), maýyl (тепло), ümür (туман), çigrek (прохладно)/, ветер и характеризующие его слова /şemal (ветер), öwüsgin (бриз), garşy ýel (встречный ветер) и др./.

Слова, связанные с метеорологией в лексике современного туркменского языка, можно разделить на нижеследующие лексико-семантические группы:

  1. Слова, связанные  с осадками, непогодой;
  2. Слова, показывающие атмосферные явления, погодные условия;
  3. Слова, обозначающие ветер и его разновидности.

1. Лексика, связанная  с осадками, непогодой, включает в себя все виды влажности и сырости, которые выпадают на поверхность земли. Также в эту тематическую группу включается выпадение осадков и изменения, происходящие после под влиянием погоды. В эту группу непосредственно относятся слова, отражающие особенности дождя в осадках.

В лексику современного туркменского языка входят слова, связанные с осадками, непогодой такие, как gar (снег), gуraw (иней), doly (град), çabga (ливень), jöwenek (мелкий град), jybar (мокрота), jyza (изморозь), öýlänçi (послеобеденный дождь), çabga (ливень), çisňi (морось), ýagmyr (дождь), ýagyn (осадок), ýagyş (дождь), nem (влага), çyg (сырость).

Во многих случаях слова gуraw (иней), burjy (обледенение), jyza (изморозь) считаются синонимами. Но burjy (обледенение) – это обледенение, которое возникает на ветвях деревьях, траве из-за выпавшего дождя или снега. Gуraw (иней) и jyza (изморозь) – не совсем заледеневший, похожий на снег осадок. Иней – это роса, выпавшая за ночь на траве, на земле недалеко от хлева, возможно, пар от дыхания скота, который превратился из-за холода в снег. Иней зачастую появляется утром, при виде него говорят “Инеем покрылось”, но никто не видит, как он выпадает. День, когда появляется иней, ожидается теплым. Jyza (изморозь) – осадок игольчатой формы, тонкий и длинный, он выпадает.

Слово “jöwenek” (мелкий град) возможно образовано от слова “jöwen” (джугара), потому что “jöwenek” – осадок в виде льда круглой формы как джугара. Иногда крупинки града бывают размером с фалангу указательного пальца, тогда они опасны для посевов, окон. Есть сведения, что часть этого слова “jöw” обозначает мелкую частицу (зернышко).

Есть также сведения, что краткосрочный, сильно идущий снег называют “kürre”, но это скорее диалектизм. Один из видов дождя – öýlänçi (послеобеденный дождь, гроза) – обозначает дождь, который внезапно начинается после обеда, даже при солнечной погоде, и также внезапно заканчивается.

Такие слова, как boran, burjy, burjulamak, damjyklamak, doňaklyk, jybarlamak, kyparlamak, sil, sürçek, syramak, tupan, harasat – это слова, возникающие под воздействием друг на друга дождя и ветра, осадков и погоды, из-за различий дождя. Например, если после дождя или снега, нет мороза, тогда не возникают значения слов “burjy, burjulamak”.

Слова “pürkaw, çisňi, çabga, öýlänçi, jybar” – названия определенных видов дождя, вместе с тем это слова, показывающие его особенности.

Лексика, связанная с осадками, прибавляет к словарному составу нашего языка около пятидесяти самостоятельных слов с метеорологическим значением. Слова как «boramak, küremek, nur, pürkaw, ygal-yşlaň, ýagyn-saçyn», не внесенные в качестве слов самостоятельного реестра в СТЯ (1962), необходимо добавить в словарь метеорологической лексики. Слово «pürkaw» является синонимом слова «çisňi» и употребляется в разговоре в значении «мелкие брызги превратились в крупные капли, и начался дождь». Слова «ygal-yşlaň, ýagyn-saçyn» подобно слову «ýel-guz» всегда идут вместе, употребляются в речи северных йомудов и обозначают осадки (ýagyn, ýagmyr, ygal). Вот примеры употребления слов «boramak, küremek, nur»:

Ene oglun şindem çagadyr öýdýär.

Oň kalbynda bolsa gar ýagýar borap. (B.Jütdiýew. Göwün binasy. s.169) – Мать все еще считает сына ребенком, а у него на душе снег, метель идет.

Syraýar, boraýar, küreýär ak gar,

Gar zemine däl-de, kalbyma ýagýar. (Nobatguly. Diňe söýgi hakda. s. 82) – Белый снег идет, кружится, заметает, Снег идет не на земле, а в душе моей.

Gar üstüne gar küräp urýardy. (“Garagum” žurnaly. 1992. №10. s.85) – Снег за снегом идет, метет.

Asmandan nur ýagmasa, ýerde gyýak gögermez. Пословица – Если с неба свет не будет литься, на земле кость не прорастет.

Goý, nur ýagsyn-gunça-gülleriň deri,

Gün nuruna gark bolsun obalar. (G.Ezizow. Serdarym. s. 81) – Пусть прольется свет, благодать для цветов и трав, Пусть села захлебнутся солнечным светом.

На сегодняшний день слова “ýagyn, ygal, ýagmyr”, относящиеся к метеорологической лексике туркменского языка, обозначают общее название слов, входящих в эту группу.

2. Слова, обозначающие ветер и его разновидности.

Слова, показывающие ветер и его разновидности, особенности развития ветра, в метеорологической лексике туркменского языка образуют самостоятельную группу. К этой группе относятся такие слова, как «ýel, köwsar, köwsarlamak, öwüsgin, sörtük, şemal, tüweleý, gara ýel, epgek». Слова «ýele, yk» показывают направление усиления ветра, в какие стороны он устремляется и не устремляется. К словам этой группы в условных ситуациях можно добавить такие слова, как «mylaýym (теплый), aňzak (лютый), mymyk (легкий), hoştap (сладкий), güýçli (сильный), dazlawuk (ураганный), kesip barýan (резкий), salkyn (прохладный), seleň, sergin (свежий), ýakymsyz (неприятный), pessaý (легкий), çygly (влажный), apara, ýumşak (мягкий), bahar (весенний), güýz (осенний), dag (горный), gara (черный), saba (утренний)» и т.п. (при описании слова «ветер»). Эти слова по значению хоть зачастую и не относятся к данной системе, в определенном контексте показывают степень, время, место и другие особенности слов «ветер, ветерок». Эпитеты, употребляемые по отношению к природным явлениям, ветру, в определенной степени показывают особенности времени года: sary şemal (желтый ветер) – осень, ýüpek ýel (шелковый ветер), ýaşyl şemal (зеленый ветер) – весна, pyntyk ýaran gara ýel (черный ветер, раскрывший почки) – ранняя весна, mawy ýel (голубой ветер) – весна и т.п.

В современном туркменском литературном языке количество слов этой темы, употребляемых в прямом значении, приближается к 20.

Согласно сведениям языковеда К.Шамырадова из научной работы, посвященной западной речи йомудского диалекта, в их речи есть различные наименования, связанные с направлением ветра. Ветер, дующий с севера, называют “demirgazyk ýeli” (северный ветер) (сильный ветер с севера – “arka ýel” (ветер со спины)), ветер, дующий с востока – “sörtük” или “sörtük ýeli” (зюйд). Ветер, дующий с северо-востока, называют “deňiz deştiwesi” (морской), ветер с запада – “aşak ýeli” (низовой ветер). Ветер, дующий с юго-запада, называют «jylawaz ýeli», с северо-запада – «gilewa ýeli» или «kyçyn ýeli».

В других диалектах также могут быть столь ценные сведения.

Слова «муссон, пассат, антипассат, циклон, антициклон» являются интернациональными, отличаются от другой метеорологической лексики тем, что являются научными терминами со специальными значениями. Это профессиональная терминология, которая не понятна людям без специального образования.

3. Слова, обозначающие атмосферные явления, погодные условия.

Метеорологическую лексику, оставшуюся от слов, связанных с осадками и ветром, мы внесли в эту группу. Это разделение, конечно, условное, потому что почти все слова метеорологической лексики характеризуют состояние погоды: ýagyşly howa (дождливая погода), ýelsiz howa (безветренная погода), yssy howa (жаркая погода) и т.п. К данной группе метеорологической лексики относятся такие слова, как aýaz (мороз), gurak (сухой), gyzgyn (горячий), jöwza (жара), ýyly, maýyl (теплый), sowuk (холодный), tutuk (пасмурный), dymyk (душный), ümez (дымка), gubar (туман), hoştap (сладкий), çigrek (прохладный), çytawun (хмурый), aňzak (лютый), yssy (жаркий).

У народа широко распространено определение погоды по приметам, предвещающим погоду. Например, если вокруг месяца появляется кольцо (особенно, в зимние дни), говорят, что “aý agyllapdyr” (месяц в венке), значит на следующий день будет плохая погода. Если восход солнца красный, то холодная погода будет, если закат – красный, то будет теплая погода. Среди народа ходит такая примета «Daňlak gyzarsa, ataň ölen ýaly gör, şapak gyzarsa, gelniň gelen ýaly gör» (Восход покраснеет, будет будто отец умер, закат покраснеет, будет будто жена молодая в дом пришла). Если воробьи, вороны, сбившись в стаю, долгое время кружатся в небе, снова обозначает плохую погоду. Эти приметы, как правило, всегда дают правильный прогноз погоды.

В словах, обозначающих атмосферные явления, нет конкретики, как в словах, относящихся к осадкам и ветру. Например, конкретность в словах «gar, ýagyş, doly, tüweleý, ýel» по сравнению со словами «sowuk, yssy, jöwza, petiş, çog» более ощутима. Слова, не соответствующие по конкретности и абстрактности, встречаются во всех трех группах.

В современном туркменском языке общее количество слов, характеризующих погоду, около 50.

Надо отметить, что в качестве одной из лексических особенностей слов, входящих в состав метеорологической лексики туркменского языка, является то, что они могут находиться в синонимических и антонимических отношениях.

Слова с одинаковым или близким значением в метеорологической лексике туркменского языка встречаются среди слов, обозначающих осадки и состояние погоды.

Такие синонимы чаще всего можно заменить друг с другом. В метеорологической лексике туркменского языка можно показать следующие синонимические пары: а) ygal, ýagmyr (осадки); б) petiş, dymyk, kapas, tebit (душный); в) seleň, sergin, salkyn (прохладный); г) yzgar, nem, çyg (влага); д) çisňi, jybar, gubar (мелкий дождь) и т.п.

Даже если слова, находящиеся в синонимических отношениях, лексически схожи, они могут различаться морфологически. Это связано с особенностями возможности или невозможности присоединения различных словообразовательных аффиксов.

Антонимы в метеорологической лексике туркменского языка встречаются в словах, связанных с осадками, потому что погода может быть в противоположных состояниях таких, как жара-холод; тогда как название каждого вида осадков, в особенности дождя, сохраняя свою независимость, не может быть противопоставлено другому. Нижеследующие пары слов, обозначающих состояние погоды, находятся в антонимических отношениях: а) aýazlamak-maýlamak (морозить-теплеть); б) sowuk-yssy, gyzgyn (холодный-горячий); в) aňzak-mylaýym (лютый-теплый); г) petiş, dymyk-seleň, sergin (душный-прохладный); д) aýaz-epgek (мороз-жара) и т.п.

Лексико-семантические особенности, присущие словарному составу туркменского языка, относятся также и к метеорологической лексике. В метеорологической лексике есть однозначные и многозначные слова, синонимы и антонимы. Все это показывает, что метеорологическая лексика, образуя самостоятельную микросистему, является неотъемлемой частью словарного состава туркменского языка.

Одной из особенностей, о которой стоит упомянуть – почти полное отсутствие архаизмов. Только слово «buldurçyn» (Aýyň yşygyna ýerdäki doň garyň ýüzünde buldurçynlar ýyldyraşýar – От света луны блестит рябь на поверхности заледеневшего снега) (A.Gowşudow. Köpetdagyň eteginde. s.178) употребляется редко, остальные слова принадлежат запасам активного словаря.


Библиографический список
  1. S.Arazkulyýew, S.Atanyýazow, R.Berdiýew, G.Saparow. Türkmen diliniň gysgaça dialektologik sözlügi. Aşgabat, 1977.
  2. Ş.Borjakow. Türkmen diliniň deňiz we derýa leksikasynyň gysgaça sözlügi. Aşgabat, 1989.


Все статьи автора «Автор»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: