УДК 159.922.4

НАРОДНЫЕ СКАЗКИ КАК ОТРАЖЕНИЕ ЭТНИЧЕСКОГО АУТОСТЕРЕОТИПА РУССКОГО НАРОДА

Семенова Лидия Эдуардовна1, Семенова Вера Эдуардовна2, Сивкова Дарья Андреевна3, Дементьева Ольга Вячеславовна4
1Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина (Мининский университет), доктор психологических наук, доцент, профессор кафедры классической и практической психологии
2Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет, кандидат философских наук, доцент кафедры истории, философии, педагогики и психологии
3Нижегородский институт (филиал) Московского гуманитарно-экономического университета, выпускница факультета психологии
4Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина (Мининский университет), учащаяся магистратуры по направлению «Психология», профиль «Практическая психология»

Аннотация
В статье обсуждается один из частных аспектов проблемы этнического самосознания русского народа. Представлены результаты исследования, посвященного изучению содержания этнического аутостереотипа русских на основе анализа народных сказок. Посредством процедуры контент-анализа определены основные психологические характеристики сказочных персонажей, которые ложатся в основу самовосприятия русского этноса. В частности, выделены положительные, отрицательные и неоднозначные по своим оценкам составляющие аутостереотипа русских, контекст представленности и соотношение которых позволили убедиться, с одной стороны, в многогранности и некоторой противоречивости образа русского человека, а с другой, – в жизнеспособности русского этноса.

Ключевые слова: народные сказки, русский этнос, этнический аутостереотип


FOLK TALES AS A REFLECTION OF THE ETHNIC RUSSIAN AUTOSTEREOTYPE

Semenovа Lidia Eduardovna1, Semenovа Vera Eduardovna2, Sivkova Darya Andreevna3, Dementeva Olga Vyacheslavovna4
1Nizhny Novgorod state pedagogical University of Kozma Minin (Minin University), doctor of psychological sciences, associate professor, professor of the department of classical and practical psychology
2Nizhny Novgorod State University of Architecture and Civil Engineering, candidate of philosophical sciences, associate professor, department of history, philosophy, pedagogy and psychology
3Nizhny Novgorod Institute (branch) Moscow humanitarian-economic University, graduate of the faculty of psychology
4Nizhny Novgorod state pedagogical University of Kozma Minin (Minin University), student of magistracy on the direction «Psychology», profile of «Practical psychology»

Abstract
The article discusses one of the particular aspects of the problem of ethnic identity of the Russian people. The results of studies examining the content of ethnic Russian autostereotype based on the analysis of folk tales. Through the content analysis identified the main psychological characteristics of fairy-tale characters that form the basis of self-perception of the Russian ethnos. In particular, highlighted the positive, negative and ambiguous in its estimates of the components of autostereotype Russian, the context representation and the ratio of which has allowed to verify, on the one hand, the multifaceted and somewhat contradictory image of the Russian people, and the viability of the Russian ethnos.

Keywords: ethnic autostereotype, folk tales, Russian ethnicity


Рубрика: Психология

Библиографическая ссылка на статью:
Семенова Л.Э., Семенова В.Э., Сивкова Д.А., Дементьева О.В. Народные сказки как отражение этнического аутостереотипа русского народа // Психология, социология и педагогика. 2017. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://psychology.snauka.ru/2017/04/8003 (дата обращения: 01.10.2017).

Интерес людей к своим «корням», особенностям той культуры, в которой они живут и развиваются, вполне закономерен. А одним из источников этих «корней» являются народные сказки, в которых, по словам ряда специалистов, зашифрованы важнейшие послания предков, позволяющие человеку лучше понять самого себя и других, сориентироваться в происходящем и осмыслить то, как можно решать те или иные жизненные задачи [2; 7; 8; 10; 12 и др.].

В этих зашифрованных посланиях из поколения в поколение транслируются различные информационные матрицы, среди которых можно выделить и матрицу этнической идентичности, квинтэссенцией которой можно назвать этнические аутостереотипы, иллюстрирующие специфику восприятия этноса «изнутри».

Как известно, представления о своем собственном и других этносах играют важное значение в процессе жизнедеятельности личности и общества, в системе социальных отношений [13]. При этом только наличие позитивного этнического аутостереотипа способствует формированию позитивной этнической идентичности, позволяет человеку приобщиться к культурным ценностям своего народа и реализовывать себя как полноценного субъекта, имеющего этнические корни и уважающего самобытность других народов.

Согласно точке зрения некоторых исследователей, исключительные возможности в постижении особенностей своего этноса человеку предоставляют народные сказки, которые представляют собой глубочайший источник традиций и основ самого этноса, кладезь ценностей, формирующий этническое самосознание. Пронизанные разнообразными психологическими характеристиками создавшего их народа, сказки выступают ярчайшими трансляторами этнических аутостереотипов [12].

Так какие же этнические аутостереотипы содержат русские народные сказки?

Ответ на этот вопрос и составил суть выполненного нами исследования, в котором мы предприняли попытку определить основные психологические характеристики сказочных персонажей, которые и ложатся в основу самопредставления русских, и на этой основе выявить своеобразие их этнического аутостереотипа. При этом предметом содержательного анализа в рамках нашего исследования стали шестнадцать народных сказок, а именно: «Про Иванушку-дурачка», «Елена Премудрая», «Мальчик с пальчик», «Несмеяна царевна», «Морозко», «Крошечка-Хаврошечка», «Царевна-лягушка», «Сестрица Аленушка и братец Иванушка», «По щучьему велению», «Гуси-лебеди», «Сивка-Бурка», «Иван-царевич и серый волк», «Жар-птица», «Василиса-царевна», «Перышко Финиста ясна сокола», «Василиса Прекрасная».

Заметим, что, проводя свое исследование, мы опирались на уже представленные в научной литературе данные относительно содержания гетеро- и аутостереотипов русского народа, полученные как путем изучения общественного мнения, точек зрения конкретных групп респондентов, так и посредством специального анализа народных сказок.

Так, в частности, результаты ряда современных исследований [4; 9; 13 и др.] убедили нас в том, что портрет типичного представителя русского этноса, как правило, наделяется иностранцами следующими чертами: терпение, мечтательность, страх независимости, потребность во внешнем контроле, зависимость от власти, перепады настроения, отзывчивость, жертвенность, щедрость, подозрительность, патриотизм, неприхотливость, а также замедленные реакции, недоверие к новшествам, некоторая «вязкость», инертность мышления и действий, вялость, апатия, пониженный тонус деятельности, нередко называемые русской ленью. Иными словами, согласно взгляду «извне», русский национальный характер довольно противоречивый.

Вместе с тем с точки зрения самих русских их обобщенный социально-психологический автопортрет в основном наделяется позитивными характеристиками и в целом выглядит весьма привлекательным. В частности, в своих самоописаниях русские обычно позиционируют себя как жизнерадостных, упорных, гостеприимных, уважающих чужие вкусы и обычаи, культурных, образованных, доброжелательных, отзывчивых и трудолюбивых [1; 6; 9 и др.], т.е. приписывают себе такие характеристики, часть из которых отсутствует в гетеростереотипе. Однако в этом нет ничего удивительного, если принять во внимание тот факт, что идеализация собственного образа – необходимое условие существования любого этноса и основа его жизнеспособности [3].

В то же время, если обратиться к результатам анализа народных сказок, то можно увидеть присутствие в аутостереотипе русских не только позитивных, но и негативных характеристик. К примеру, к числу особо поощряемых в сказках качеств русской женщины, прежде всего, следует отнести такие как заботливость, внимательность, терпеливость, послушание, трудолюбие, преданность, и, напротив, среди однозначно порицаемых, как правило, оказываются лень, злоба, коварство, жестокость, сварливость. Что же касается такого качества русской женщины как самостоятельность и связанных с ним находчивости и ума, то они, как показали исследования Н.Л.Пушкаревой, рассматриваются в качестве положительных и желательных исключительно в зависимости от сложившихся обстоятельств [11]. В свою очередь к положительным чертам характера русских мужчин, согласно народным сказкам, можно отнести особо почитаемые доблесть, храбрость, силу, смышленость, а также далеко не типичные для традиционного стандарта мужественности и образа «настоящего мужчины» кроткий нрав, ласковость, доброту и, что особенно любопытно, лень как один из нормативных способов самоутверждения [11].

В ходе проведенного нами исследования мы попытались определить, насколько универсальными, исходя из сюжетов народных сказок, являются все выше перечисленные характеристики, приписываемые русскому человеку (мужчине и женщине), хотя сразу же оговоримся, что проведение гендерного анализа в задачи нашего исследования не входило.

Используя процедуру контент-анализа, мы сосредоточили свое внимание на содержании трех групп психологических характеристик сказочных персонажей, а именно:

- порицаемые качества героев;

- черты героев, которые оцениваются в сказках неоднозначно;

- поощряемые качества героев.

Итак, кратко охарактеризуем полученные нами результаты.

Прежде всего, обратимся к анализу представленных в русских сказках отрицательных характеристик, среди которых однозначно порицаемыми являются упрямство и непослушание, которые выражаются в стремлении героя / героини во что бы то ни стало поступать по-своему, вопреки разумным доводам, просьбам, советам и указаниям других людей.

Так, в частности, наиболее ярким проявлением упрямства и непослушания выступает нежелание сказочного персонажа следовать наказу, за что всегда в итоге ему приходится расплачиваться. В результате своеволия и / или неоправданной активности герой / героиня попадает в беду, навлекает на себя или своих близких неприятности, а расплатой за это служат разные испытания, которых могло бы и не быть при условии отсутствия упрямства и непослушания (весьма показательный в этом плане пример – сказка «Гуси-лебеди» и образ ее главной героини – девочки, у которой к тому даже нет имени).

Полагаем, что подобного рода мерами сказка учит своих горе-непослушников, а вместе с ними и читателей / слушателей, уму-разуму, который заключается в понимании нежелательности упрямства, вреда ослушания воли старших и мудрых, которые надо искупить страданием, что в итоге и происходит с Иванушкой («Сестрица Аленушка и братец Иванушка»), с Иваном-царевичем («Иван-царевич и серый волк»), со стрельцом («Жар- птица») и многими другими.

Иными словами, именно через сказочные сюжеты проводится мысль о необходимости подчинения человека (будь то взрослый или ребенок, мужчина или женщина) легитимной власти – власти старших, власти авторитета, власти компетентности, которая никогда, впрочем, не представлена как зло.

Однако с другой стороны, судя по многочисленным сказочным сюжетам, выходит, что именно в упрямстве и непослушании проявляется одна из существенных черт русского национального характера. Причем, как показывают сказки, русскому человеку свойственно поступать по-своему, не исходя из какого-либо плана или убеждения, а на основе сиюминутных легкомысленных желаний и порывов (например, поступок Ивана-царевича, сжигающего лягушачью кожу и др.).

Кроме того, к числу однозначно негативных качеств русского человека в сказках относятся сварливость и жестокость. Однако важно подчеркнуть, что данными пороками, как правило, наделяются женские персонажи, к тому же преимущественно в лице злобных мачех, строящих всевозможные козни добрым героиням («Крошечка-Хаврошечка», «Морозко» и др.), но которые в конце сказки обязательно наказываются. Тем самым четко и недвусмысленно народные сказки дают понять, что русской женщине не подобает быть сварливой и жестокой.

В то же время по результатам анализа сказок нам удалось выделить такие черты и характеристики русского человека, к которым в народных сказках демонстрируется совершенно иное отношение, что в свою очередь позволяет отнести их к числу позитивных составляющих аутостереотипа русских.

Рассмотрим эти составляющие несколько подробнее.

Прежде всего, следует отметить, что, судя по сказочным сюжетам, среди таких позитивных черт и характеристик оказываются терпеливость, безропотность и миролюбие, что создает образ русского человека, как готового терпеть любые неудобства, даже унижения, оставаясь неспособным на «открытый бунт», и продолжая покорно переносить все жизненные невзгоды до тех пор, пока случай не изменит ситуацию к лучшему. При этом нет со стороны героя / героини никаких попыток преодоления невзгод путем своих деяний или силой разума, а есть смирение и покорность судьбе. И хотя в основном такие черты приписываются женщине («Крошечка-Хаврошечка», «Морозко» и др.), встречаются они и у некоторых мужских персонажей («Иван-царевич и серый волк» и т.д.).

Любопытно, что нередко выше обозначенные качества в облике главных героев / героинь русских сказок дополняются такими чертами как приспособляемость (умение подстраиваться под обстоятельства) и готовность полагаться на авось. И что особенно интересно, такое поведение обычно поддерживается и вознаграждается. Поэтому вполне закономерно, что многие русские люди, «впитавшие сказочную мудрость с молоком матери», действительно становятся носителями подобных качеств, которые в свою очередь позволяют им выживать в самых трудных условиях и обстоятельствах, ничего в них не меняя.

Еще одно однозначно поощряемое в русских сказках качество – это трудолюбие. Однако, нужно сразу же оговориться, что обладательницами этого качества, как правило, являются преимущественно женские персонажи. Именно они постоянно хлопочут по хозяйству (вяжут, ткут, пекут пироги и т.п.), никогда не сидят без дела и даже ночью нередко трудятся (достаточно вспомнить хотя бы Царевну-лягушку, которая шила ковры и пекла хлеба в то время, как Иван-царевич уже давно крепко спал). Заметим, что практически аналогичное описание должного для добродетельной православной женщины поведения мы находим в Домострое – книге, «которая содержит в себе полезные сведения, поучение и наставление всякому христианину» – беспрестанная работа по дому, буквально от зари до зари («и не угаснет светильник ее всю ночь») [5].

Вместе с тем весьма важными для русского человека чертами в его собственном понимании выступают доброта, мягкость характера, сострадание. Причем все эти качества проявляются не только по отношению к близким и родным людям, но вместе с тем и к чужим, незнакомым и даже к животным. К тому же особенно показательным является тот факт, что подобные качества проявляются также и в отношении тех людей, которые прежде причиняли героям вред (например, к братьям в «Сивке-Бурке», «Иване-царевиче и сером волке» и т.д.).

Несомненными чертами русского характера, закрепляемыми сказками, выступают уважение, почитание старших по возрасту, признание их авторитета. Полагаем, во многом именно данные качества позволили русскому народу, несмотря на разные идеологические экспансии, сохранить свою культуру, самобытность и остаться верным тем обычаям, которые пришли от предков. Однако в то же время те же самые черты делают из русского человека консерватора, нередко придерживающегося устаревших и уже утративших свою целесообразность традиций.

Как правило, в народных сказках дочери и сыновья внимательны и почтительны по отношению к своим родителям, действуют, исходя из их желаний и интересов, выполняют их наказы, безропотно подчиняются их воли. Более того, подчас дети могут даже покорно терпеть разного рода унижения со стороны несправедливых взрослых («Морозко», «Крошечка-Хаврошечка» и др.), за что в итоге они обязательно бывают вознаграждены.

Также не обделены герои русских сказок щедростью и гостеприимством. При этом хлебосольная душа русского народа проявляется и в богатых царских пирах, на которых «яств немерено», где гостей «потчуют досыта», и в более скромных угощениях в крестьянских домах, избушке на курьих ножках Бабы-Яги и т.п. Как уже отмечалось нами ранее, подобные черты, согласно данным ряда современных исследований, и в наши дни содержатся как в гетеро-, так и в аутостереотипах русских.

Еще одно весьма достойное украшение русского человека, точнее женщины, – это скромность, которая всячески пропагандируется в сюжетах многих народных сказок. Но, стоит пояснить, что этим качеством наделяются исключительно лишь положительные героини, обладающие не только внешней красотой, но и многими другими добродетелями, а также разными способностями и умениями. От того, к примеру, совершенно не хвастлива поистине настоящая мастерица на все руки Царевна-лягушка. Присуща скромность и для Елены Премудрой, и для Василисы Прекрасной.

Кроме того, похвальным и достойным уважения, судя по народным сказкам, является такое характерное для русского человека качество, как верность слову, способность его держать, наперекор всем обстоятельствам, что служит яркой иллюстрацией моральной силы и морального превосходства героя / героини.

И, наконец, не взирая на всевозможные трудности и беды, так часто случающиеся с положительными героями русских народных сказок, они всегда остаются непременно открытыми и дружелюбными по отношению ко всем, с кем сводит их судьба, кто встречается им на пути, и кто нуждается в их помощи (именно такой оказывается падчерица из «Морозко»; Марьюшка из «Перышка Финиста ясна сокола», таким же предстает перед нами и Иван-царевич из «Царевны-лягушки» и т.п.).

Что же касается тех черт и характеристик, которые оцениваются в сказках не всегда однозначно, то к их числу следует, прежде всего, отнести лень и пассивность.

Так, с одной стороны, будучи чертой женских персонажей, лень всегда порицается, а потому и ее обладательницы непременно наказываются (вспомним хотя бы родную дочь в «Морозко» или сестер в «Крошечке-Хаврошечке»).

С другой стороны, если речь идет о мужских сказочных персонажах, то по итогам предпринятого нами анализа мы полностью разделяем мнение Н.Л.Пушкаревой о том, что, пожалуй, ни в одной фольклорной традиции мира нет такого количества образов нетрудолюбивых, откровенно ленивых и пассивных героев, которые являются не только положительными героями, но и к тому же в финале сказок бывают вознаграждены, несмотря на свою неактивность и лень. Именно таким «не подающим никаких надежд» героям во многих русских сказках постоянно везет, им попадаются верные друзья и надежные помощники, наделенные к тому же волшебными способностями (владеющий важной информацией серый волк, исполняющая желания щука и т.п.). При этом особенно показательным здесь является образ Емели из сказки «По щучьему велению», который целый день лежит на печи, отвечая на все просьбы своей коронной фразой «а мне неохота», и только под угрозой лишения его красной одежды соглашается все-таки пойти за водой. Причем даже подаренное ему щукой за доброту «исполнение желаний», Емеля использует, прежде всего, для того, чтобы избавить себя от необходимости что-то делать. И вот, за такую лень, но правда и за отсутствие особой корысти, как следует из сюжета сказки, герой награждается женой-царевной и половиной царства в придачу.

Также довольно неоднозначно оценивается в народных сказках и нередко приписываемая русскому человеку глупость. В частности, как нам удалось установить, это качество непременно наказывается, либо высмеивается в тех случаях, когда оно представлено в контексте обмана, коварства и гордыни героев, их стремления произвести ложное впечатление, показать себя лучше других, как, к примеру, это происходит с женами двух старших братьев Ивана-царевича в сказке «Царевна-лягушка». Подчеркнем, что в подобных случаях извлекаемый из сказки урок вполне очевиден: «не кажись лучше, чем ты есть, тебе все равно это не удастся, рано или поздно все раскроется»; «истинно хорошее в человеке всегда будет оценено по достоинству».

Однако ситуация полностью меняется, когда глупость сказочных героев рассматривается в качестве синонима наивности и бесхитростности, т.е. тех самых характеристик, которые обычно воспринимаются русским народом сродни нравственному идеалу, достойному поощрения. Поэтому совсем не случайно такого рода наивным и бесхитростным героям-глупцам в сказках постоянно везет, им помогают всевозможные волшебные силы, и они непременно в итоге достигают успеха («По щучьему велению»; «Сивка-Бурка»; «Иванушка-дурачок» и др.).

Иными словами, судя по сюжетам русских народных сказок, и лень, и глупость оказываются достаточно многозначными качествами русского человека, оценка которых зависит как от самого человека (например, как мы убедились, от его пола), так и от специфики их проявления, контекста, ситуации, в которой они проявляются, а также истинных целей и намерений человека.

Когда-то в одном из своих произведений А.С.Пушкин написал: «Сказка ложь, да ней намек – добрым молодцам урок». Проведя в своем исследовании анализ русских народных сказок, мы убедились в том, что они не только служат определенным ориентиром в понимании жизненных истин и психологии человека, но и являются отражением системы взглядов народа о самом себе, своих достоинствах и недостатках. При этом содержание представленного в сказках этнического аутостереотипа русских включает как позитивные, так и негативные и даже неоднозначные характеристики, что в совокупности делает образ русского человека достаточно многогранным и несколько противоречивым. Однако в то же время количество положительных черт и качеств в этом образе существенно превышает все остальные, что служит доказательством несомненной жизнеспособности русского этноса.


Библиографический список
  1. Бызова В.М. Психология этнических различий: проблемы менталитета, отношений, понимания: дис. … д-ра психол. наук. – СПб., 1998. – 332 c.
  2. Волков Г.Н. Этнопедагогика: учебник для студентов средних и высших педагогических учебных заведений. – М.: Academia, 2000. – 168 с.
  3. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – СПб.: Кристалл, 2001. – 640 с
  4. Демоз Л. Психоистория. – Ростов-на/Д.:Феникс, 2000. – 512 с.
  5. Домострой. Поучения и наставления всякому христианину / Сост., вступит. ст. и коммент. В.В.Колесова / Отв. ред. О.А.Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, Родная страна, 2014. – 448 с.
  6. Егошина В.Н. О менталитете русских. – М., 2003. – 136 с.
  7. Зинкевич-Евстигнеева Т.Д. Практикум по сказкотерапии. – СПб.: Речь, 2000. – 310 с.
  8. Kольцова И.Н. Социокультурные функции сказки: дис. … канд. культурол. наук. – Н.Новгород, 2000. – 2003 с.
  9. Королев А.А. Этноменталитет: сущность, структура, проблемы формирования: научная монография. – М.: Изд-во Московского гуманитарного ун-та «Социум», 2011. – 68 с.
  10. Павлютенкова И.В. Сказка: философско-культурологический анализ: дис. … канд. филос. Наук. – Ростов-на/Д., 2003. – 135 с.
  11. Пушкарева Н.Л. Читаем сказки «сквозь гендерные очки» (одна из методик гендерной педагогики) // Гендерные проблемы в общественных науках / Отв. ред. И.М.Семашко. – М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 2001б. – С. 88-108.
  12. Соколов Д. Сказки и сказкотерапия. – М.: Эксмо-Пресс, 2001. – 304 с.
  13. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология: учебник для вузов. – М.: Аспект Пресс, 2009. – 368 с.


Все статьи автора «Семенова Лидия Эдуардовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: